Метки

, ,

4«От слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься»  (Мф.12, 37)

«Злоречивые… Царства Божия не наследуют» (1 Кор.6, 10)

«Злое слово и добрых делает злыми, а доброе и злых превращает в добрых» Прп. Макарий Великий

Слово – это проводник, через который вливаются в душу не только мысли и образы, но и поток ощущений, переживаний, чувств и пожеланий…

0001Святитель Феофан Затворник пишет: «Говоря, ты рождаешь слово. Ты произнес слово, и оно никогда уже не умрет, но будет жить до Страшного Суда. Оно станет с тобой на Страшном Суде и будет за тебя или против тебя».

Словами можно возвышать, очищать и облагораживать людей, прививать им веру, радость и бодрость, возрождать в них любовь и милосердие, сообщать душе мир и спокойствие. И наоборот – скверными словами можно убивать и отравлять душу, можно заражать всеми видами страстей, греха и порока, можно растлевать невинные, чистые сердца, можно отравлять существование окружающих.

Апостол Иаков пишет: «Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка… у того пустое благочестие… Язык – небольшой член, но много делает… Язык – огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело… будучи сам воспаляем от геенны… Язык укротить никто из людей не может: это – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков… Из тех же уст исходит благословение и проклятие…» (Иак.1, 26; 3, 5-6, 8-10). Но не только проклятие наносит вред ближнему.

Если бы мы имели духовные очки, то могли бы видеть, как из наших уст часто изливается яд при нашем разговоре. Вот мы говорим обидное, колкое или грубое слово ближнему и этим наполняем его душу горечью, обидой, досадой, раздражением. Вот мы передаем рассказ (часто ложный), порочащий ближнего, и яд, портящий его репутацию, разливается вокруг него, отравляет его жизнь, чернит в глазах ближних, ссорит с ними, создает ему неприятности в жизни и т.п.

Вред подобных слов очевиден. А вот зло, которое мы, может быть, иногда не замечаем. В разговоре мы высказываем безпокойство и опасения о каких-либо житейских делах, и наш знакомый отходит от нас зараженный маловерием и опасением и за свою судьбу, забывая о промысле и милосердии Божием…

Сквернословие

апостол ПавелСлово… Звук, живущий доли секунды и пропадающий в пространстве. Где он? Пойди, ищи эти звуковые волны.

Слово… Почти нематериальное понятие. Может быть, и говорить-то не о чем? Но апостол Павел предупреждает: «…злоречивые… Царства Божия не наследуют» (1 Кор.6, 10).

Слово – это дар Божий, то, что уподобляет человека Создателю. Самого Спасителя мы называем Божественным Словом. Одним творческим словом Господь создал наш прекрасный мир, вселенную, космос. Космос – по-гречески красота. Слово Творца вызвало к жизни Красоту. И словом же мы, любимое создание Божие, пытаемся оскорбить эту красоту, осквернить ее. Церковь всегда остерегала своих чад от этого греха.

«Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе…» (Еф.4, 29) – учит Апостол. «А блуд и всякая нечистота.., не должны даже именоваться у вас…» (Еф.5, 3) – настаивает он. Но именуются. И не только блудник и развратник или раздраженный вином и ссорой человек произносит нечистые слова, но и вполне благополучный и благопристойный. Зачастую женские и детские уста оскверняются гнилыми словами.

Грех сквернословия был осужден на Карфагенском соборе (прав.71): «Непотребными словами оскорбляют честь матерей семейств и целомудрие других». Употребляющий скверную брань, прежде всего, позорит честь матерей, нагло ругается над богоустановленными законами рождения, забывая, что и сам родился тем же путем. Он уподобляется чудовищу, когда перед словом мать поставляет себе понятие только о блуде и издевается, будучи сам рожден и воспитан матерью.

Есть тропическое растение, скопелия, цветы его – само совершенство формы и цвета. Но невероятно! От палево-оранжевых светящихся лепестков исходит запах гниющего, разлагающегося мяса. Когда я сталкиваюсь с матерной бранью, я всегда вспоминаю оранжерею, нежные восковые лепестки и страшное зловоние над ними. Не случайно Апостол назвал эти слова «гнилыми». Святые отцы говорят, что блудные грехи смердят. Сквернословие же по своей тематике относится к блуду. И смердит.

Видимо, не все понимают, какая беда для общества да и для каждого из нас кроется в скверной брани. Мистические корни этого явления уходят в далекую языческую древность. Люди дохристианской эпохи, чтобы оградить свою жизнь от злобных нападок демонического мира, вступали с ними в контакт. Этот контакт мог быть двояким. Демона либо ублажали, превознося его и принося ему жертвы, либо пугали его. Так вот, пугали демона именно скверной бранью, демонстрацией своего непотребства. Подобное можно наблюдать в начале драки. Когда противники, делая свирепую гримасу, кричат друг другу о своей жестокости, о своей гневливой невменяемости, о готовности совершить тот или иной гнусный поступок. То есть придают себе более скверности, чем есть на самом деле. Для страха или от страха. Но и призывали демона теми же словами, демонстрируя свою одержимость, свою готовность к единению с ним.

Таким образом, так называемый мат является языком общения с демоническими силами. Таковым он и остался. Не случайно в филологии это явление именуется инфернальной лексикой. Инфернальный – значит адский, из преисподней.

Но силы зла – силы исключительно зла. Добра от них ждать не приходится. Единственная цель демонов – погубить человека, завладеть его душой. Завладеть же демон может только человеком – грешником. И если человек сам свидетельствует о своей скверности, он сам вершит себе приговор и отдает себя в руки дьявола. «…От слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф.12, 37), — предупреждает Спаситель.

В медицинской практике известно такое явление: при параличе, при полной парализации речи, когда человек не может выговорить ни «да», ни «нет», он может, тем не менее, совершенно свободно произносить целые выражения, состоящие из непечатной брани. Явление странное, но не одиночное, и брань духовнаяговорит оно о многом. Получается, что так называемый мат проходит по совершенно иным нервным цепочкам, чем остальная речь. Не бес ли, используя греховный навык человека, оказывает ему такое «благодеяние», демонстрируя свою власть над частично омертвелым телом? А что же будет после смерти? Власть демона станет полной и окончательной.

Сквернослов не только отдает свою душу во власть бесов, он еще влияет на состояние души окружающих его людей. Злоречие ожесточает его, он не щадит ни стыдливости женщин, ни детской чистоты.

А ведь любая информация преобразует, изменяет сознание. Как же может преобразовать сознание скверная брань? Раз услышанное слово живет в нас до конца жизни. Всю жизнь! Анестезиологи рассказывают, что под наркозом, когда ослабевает воля человека, случается, что люди никогда в жизни не говорившие скверных слов, произнесут что-то из ранее услышанной брани.

full1328957250Разрушая юношескую стыдливость и возбуждая нечистые пожелания, сквернословие мостит дорогу к разврату. Целомудрие и чистота не смогут ужиться со скверными словами. Дети, не довольствуясь отвлеченными звуками, обязательно будут стремиться узнать значение услышанного. Растление «малых сих» лежит на совести сквернослова. «…Горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф.18, 7), — говорит Спаситель.

Нет мира в семье сквернослова. Брань возбуждает и раздражает человека. Но самое большое несчастие в такой семье – это судьба детей. Дети, слыша грязную речь, сами приучаются сквернословить. Умственное развитие таких детей заметно заторможено. Чем ранее внимание ребенка обратится к половой сфере, тем более в таком низменном и примитивном отображении, тем медленнее будет его духовное и умственное развитие. В доме, где родители хранят целомудрие речи, у детей вырабатывается стойкое отвращение к сквернословию. Эта брезгливость является надежной защитой от общения с дурными компаниями.

Те родители, которые не стесняются в выражениях, должны помнить, что сквернословие, уничтожая в ребенке чувство стыда, является мостиком к дальнейшим преступлениям. Пусть не ищут они виновных в случае несчастия с сыном или дочерью – они сами запланировали его.

05О тех, кто служит соблазном для детей, Спаситель сказал: «А кто соблазнит одного из малых сих…, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской» (Мф.18, 6).

В советское время появился тип начальника-демократа, демонстрирующего свою близость к народу именно употреблением крепких слов. Даже выражение появилось: «сказать крепко, по-русски». Хорошо бы знать, что слова эти в большинстве своем отнюдь не русского происхождения. Русский же человек всегда отличался своим целомудрием. Это целомудрие и стыдливость отразились в национальной одежде и в национальном быте, удивлявшем своей строгостью и чистотой нравов иностранцев. При благочестивых царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче за сквернословие было положено телесное наказание: по рынкам и площадям ходили переодетые чиновники, схватывали ругателей и тут же, на месте, для примера другим, наказывали их розгами.

Сегодня удивляет то, что многие образованные люди стали позволять себе эдак «тонко, интеллигентно» выругаться, возможно, желая показать этим свою широту взглядов. Хорошо бы сузить, как писал Достоевский. В России к образованному человеку всегда относились с уважением. Образованный человек именовался личным почетным гражданином. Университетское образование приравнивалось к офицерскому чину и давало права личного дворянства. Знание почиталось. Глядя на образованного человека, простые люди как бы говорили себе: «Мы по темноте своей можем впасть во многие грехи и ошибки, но он-то знает где свет, он человек грамотный».

Знание помогает человеку воссоздать в себе Образ Божий. Именно это понятие – воссоздание Образа Божия – и отражает слово «образование». Поэтому грязная ругань в устах интеллигента особенно недопустима. «…От всякого, кому дано много, много и потребуется; и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк.12, 48).

Кто-то может сказать, что сквернословие не брань, что слова произносятся механически, отстранено от смысла. Появилась даже некоторая как бы форма сквернословия, когда грубые слова заменяются другими, но ставятся во фразе на привычные для брани места. Иногда даже спрашивают, возможна ли такая замена. Хорошо еще, если спрашивают, а не утверждают. В таких случаях мне вспоминается вопрос Любочки: «Маменька, под какое декольте шею мыть? Под большое или под малое?» (Салтыков-Щедрин «Пошехонская старина»). Шею нужно мыть, чтобы она была чистая, а от сквернословия нужно отказываться совсем и окончательно. Мы не можем отнести слова-заменители к обычным словам-паразитам, засоряющим речь… Ведь сущность сказанного проглядывает и сквозь завесу. Так, никого не оставляет в сомнении звуковая пищалка, прикрывающая теле- и радиоматерщину.

Народ по-славянски – язык. Язык – это то, что объединяет народ. И характеризует его. Немецкий философ и лингвист В. Гумбольдт формирование и развитие национального характера, культуры и быта народа ставил в прямую зависимость от его языка. Язык несомненно оказывает влияние и на исторический путь народа. Можем ли мы быть легкомысленны в вопросе языка?

Древние демонические культы Ближнего Востока, от которых к нам пришли эти слова, использовали их в ритуальных действиях, сопровождавших человеческие жертвоприношения. И как раньше таким образом призывали демонов, так и сегодня человек, произносящий их, призывает на свою голову беса.

мытарстваСвятая Православная Церковь знает, что до всеобщего Страшного суда душу каждого умирающего человека ждет частный суд. Душа проходит мытарства, где ее истязают бесы за грехи, совершенные в земной жизни. Поэтому так страшно умереть без покаяния!

Есть люди, которые думают: погрешу немного, а потом покаюсь. Но мы видим немало примеров, когда Господь не дает покаяния грешнику, который не собирался в своей жизни бороться с грехом.

В дореволюционной жизни люди, воспитанные в вере, были внимательны к своей жизни, боясь оскверниться грехом и погубить свою безсмертную душу.

Ныне большинство людей легкомысленно относятся к загробной жизни, не боясь гневить Бога, легко отворачиваются от Церкви, равнодушны к молитве и не желают отказываться от своих грехов. И среди самых распространенных грехов – празднословие, осуждение, сквернословие, злословие, заполонившие речь нашего народа.

Да, грехи языка, на первый взгляд, не так тяжки, как, например, аборт, блуд или грабеж. Вроде бы, что-то незначительное. Но вдумаемся, каковы результаты: человек умирает без покаяния, не получает возможности очистить душу перед священником…

Будем помнить, что смертным может быть всякий в сознании совершаемый и при этом нераскаянный грех.

Грехи языка – начало пути к еще большему злу. Покаемся же в этих грехах.

По брошюре: «О грехах языка. Празднословие. Осуждение. Сквернословие. Злословие. Ропот». ИГ «Кормчая», 2012г.

22