Метки

, ,

images (17)«Семья – это взаимопомощь и общность прав во временной и вечной жизни. Аборты превращают ее в шайку разбойников; здесь люди влекут друг друга на преступление

Пока убийство детей не будет объявлено самым большим злодеянием и поставлено вне закона, все призывы к миру и справедливости  будут только маской на лице каннибала

Если наш народ действительно придерживается христианского мировоззрения и нравственности, то детоубийство во всех его формах должно быть осуждено. Этот вопрос – один из пробных камней нашей веры

Здесь мы должны честно ответить на вопрос: христиане мы или псевдохристиане, для которых вера – это одно имя, не обязывающее ни к чему…»

Архимандрит Рафаил (Карелин)

   Материализм и эскалация жестокости — О легализации абортов — Аборт – вид пытки — Отношение христианских конфессий и Православия к абортам — Прощенный палач — Что случилось с человечеством?

3 Архимандрит Рафаил (Карелин): «Повсюду мы слышим слово мир, но это ложь, это гнусное лицемерие. Это один из звериных обликов современного цивилизованного мира. Вокруг нас идет война, непрекращающаяся и жестокая, где нет перемирия или окончания, где нет победителей и побежденных, а только палачи и их жертвы. Эта война охватила весь мир, но с особой силой те страны, которые гордятся своей цивилизацией, культурой и прогрессом. Эта война – безчеловечная, методическая бойня, геноцид, не имеющий прецедента или сравнения в истории всего человечества. Это – война родителей против своих детей, это – война, где льются потоки крови, где убийство сопряжено с пытками. Эта бойня, уносящая ежегодно десятки миллионов жертв, с лицемерием, присущим современному человеку, почему-то не называется своими именами: «убиением невинных и беззащитных», …она скрыта и замаскирована туманным и безсовестно лицемерным термином «аборт», что означает «выбрасывание вон», как будто дело идет о ненужном хламе, который выбрасывают из дома в мусорную кучу, а не о живом существе – ребенке…

Жертв от этой невидимой войны больше, чем от всех войн вместе взятых, от всех убийств и казней. Этим преступлением перечеркивается всякое, не только божественное, но и человеческое право.

Уже с момента зачатия образуется живой организм, который несет в себе аборты 001генетический код и весь потенциал человеческой личности. Экспериментально доказаны сложные и целесообразные реакции плода на окружающую среду. Это – существо, испытывающее чувство боли, обладающее желанием жизни, и, что самое главное для христианина – существо, наделенное безсмертной человеческой душой…

В принципе разницы между убийством плода и другими видами убийств не существует. Доступность и ненаказуемость аборта наделяет родителей властью тирана, который может по своему усмотрению и произволу оставлять в живых или умерщвлять своих подданных. Ненаказуемость абортов, отсутствие нравственной юридической защиты плода и его гарантии на жизнь делают лицемерными и безсмысленными все декларации по защите достоинства и свободы человека.

Убийство беззащитного – самый подлый и мерзкий вид убийств… Афоризм древних судей гласил: «Лучше оправдать 10 виновных, чем наказать одного невинного», а здесь невиновный наказывается смертью, притом мучительной смертью, достойной таких садистов, как Нерон и Калигула, — младенец живым разрывается на части.

Раньше палачу не протягивали руки, не садились с ним за один стол, а теперь родителям, обрекающим на смерть детей, и врачам – профессиональным images (54)убийцам, общественное мнение не высказывает порицания. Значит, все общество участвует в убийствах. На совести у таких знаменитых бандитов, как Джек-Потрошитель, десятки человеческих жертв, а у гангстеров в белых халатах – сотни и тысячи. Если бы их бросили в яму, наполненную кровью убитых ими детей, то они захлебнулись бы в ней. Долг врача – оказывать помощь даже врагу; теперь он становится наемным убийцей. Поэтому мы призываем: объявить врачей, которые делают аборты, преступниками против человечества и врагами своего народа. Убийство младенцев является преступлением против божественного и человеческого права, против идеи семьи и супружества, против самой человеческой природы, против своего народа и всего человечества. Убийство детей – это сгусток эгоизма, жестокости, трусости и лицемерия.

Семья по христианскому учению есть малая домашняя церковь. Семья – это взаимопомощь и общность прав во временной и вечной жизни. Аборты превращают ее в шайку разбойников; здесь люди влекут друг друга на преступление, к нравственной гибели; вместо дружбы и взаимопомощи поступают друг с другом хуже всяких врагов. Семья – это взаимная любовь. Но можно ли любить убийцу своего ребенка, если даже оба родителя повинны в этом? Преступление и человеческая кровь никогда не соединяют, а только разделяют, поэтому число разводов прямо пропорционально количеству абортов…

Для христианина убийство младенцев открывается не только как нравственное падение и деградация человека, но как страшная духовная бездна. В Библии сказано «Не убей». Эта заповедь – непременное условие союза человека с Богом. При нарушении заповеди союз расторгается самим человеком: он остается без Бога. Убийство младенца – это не только убийство его тела, но и убийство его души. Душа переходит в вечность, не просвещенная таинством крещения, под печатью прародительских грехов…

В Карфагене стоял идол по имени Молох. Он был сделан из меди и серебра. абортыВнутри его разжигали огонь, как в печи. Когда металл раскалялся, тогда на протянутые руки идола клали детей, которых добровольно приносили родители. Убийство ребенка считалось высшей жертвой демону. Чтобы заглушить стоны и крики детей, жрецы играли на музыкальных инструментах, пели и плясали. Молох считался божеством богатства. И теперь этому демону богатства и наслаждения – гедонизма, приносятся в жертву дети.

…С мистической точки зрения аборты можно рассматривать как неосознанное людьми демонопоклонениеЭто неосознанное призывание демона всегда бывает услышано, и демон неразлучно находится с такими людьми.

Ни одно животное, ни одно пресмыкающееся – ни змея, ни скорпион – не уничтожают своих детенышей, а человек эпохи цивилизации, просвещения и гуманизма превзошел их в жестокости. Пока убийство детей не будет объявлено самым большим злодеянием и поставлено вне закона, все призывы к миру и справедливости будут только маской на лице каннибала.

…Аборт это убийство жестокое и циничное, это лишение человеческого существа не только простого предания земле, но даже самой возможности стать христианином и наследовать блаженную жизнь в вечности…

Убийство с холодным расчетом, убийство ради выгоды – самый гнусный вид убийства и самое страшное падение человека. Великое бедствие — война; в ней как бы воплощается та сатанинская энергия греха, которую накапливает человечество. На войне совершают жестокости, на поле боя убивают врага, но и погибают сами. А здесь убийца убивает беззащитного, он застрахован от такого же ответа… Родители, умерщвляющие своих детей, поступают намного хуже бандита и разбойника. По крайней мере, бандит и разбойник тоже идут на риск, хотя бы перед законом; а здесь закон молчит, здесь убийца заранее оправдан законами стран, которые декларируют право на жизнь, но не защищают это право; здесь убийца оправдан своей развращенной совестью и аборты 1мнением современного либерального общества, которое, не протестуя против этого преступления, по сути дела, солидарно с убийцами.

Многие говорят о своем патриотизме, о своей любви к Родине, но Родина, прежде всего, сами люди. Родина – не только прошлое, это настоящее и будущее. Те родители, которые убивают младенцев, убивают будущее своей Родины. Они ведут геноцид против собственного народа.

Материализм и эскалация жестокости

Детоубийство – это кровавый дождь, который, не переставая, день и ночь безшумно льется на землю весной и осенью, летом и зимой… Мы говорили о преступлении людей, но есть еще один виновник этого кровавого побоища – это учение, которым демон отравляет сознание людей, это палач нашей совести, это многоликий и в то же время безликий материализм, который внушает нам со школьной скамьи, что человек – продукт эволюции, происшедший от низших форм, что эмбрион и плод человека – это не живое существо, а только вещество, из которого формируется тело, что это только биомасса в процессе преобразования ее в человека. Здесь ребенок до его рождения представляется как часть тела матери, и она может освободиться от него, как мясник отсекает от туши кусок мяса.

В этом …преступлении материализм заставил забыть, что человек – прежде всего, образ и подобие Божие, луч, направленный от земли в безкрайние пространства духовного мира; что стержень человека – его безсмертная душа, которая дается при зачатии. Душа во время земной жизни обогащается знаниями, раскрывается в своих силах и способностях, но по природе остается одной и той же.

images (28)Мы видим странный парадокс, жуткую трагикомедию: женщина, добрая и сострадательная по натуре, которая горько плачет о смерти своей собаки, которая не согласится зарезать цыпленка, чтобы приготовить обед, убивает своих детей, отправляя их на трапезу демонам и считает, что это не живые существа, а отвердевшие сгустки слизи и крови…

Материализм как идеология превратился в эскалацию жестокости. Он привел человечество к двум войнам 20 века, самым страшным в истории мира; он создал лагеря смерти не менее ужасные, чем поля битв. Но жертвы войн, концлагерей и застенок, все вместе взятые, не могут сравниться с числом детей, убитых своими же родителями.

Христианство учит, что эмбрион и плод – это человек, только с не оформившейся телесной структурой… На русском языке убийство младенца названо «душегубством» — убийством жизни, убийством существа, имеющего душу. Поэтому одним из главных учредителей этой гекатомбы является невидимый, но вездесущий призрак – дух материализма, дух лжи, который глубоко отравил человеческий менталитет, который живет в нашей литературе и образовании. Он должен быть признан первым убийцей и сам приговорен к смерти судом человеческой совести, пока сама совесть не будет уничтожена им до конца.

О легализации абортов

Нам говорят, что легализация абортов с 13-14 летнего возраста, то есть с детских лет, на всех стадиях беременности необходима, так как тайные аборты к которым все равно будут прибегать подростки, производятся в нестерильных условиях, без профессиональных знаний, и поэтому угрожают здоровью и жизни женщины.

0001Во-первых, мы начнем с маленького возражения: почему мы не видим другой заботы о жизни и здоровье женщины, кроме легализации абортов, почему она проявляется не в защите материнства, а в уничтожении материнства?..

Нас убеждают, что женщина, решившаяся на аборт, все равно сделает его. Значит, мы должны не бороться с преступлением, а содействовать ему, создавать при поморщи законов и общественного мнения благоприятную атмосферу для детоубийства?..

Нам говорят: аборты были и будут. Но само узаконение абортов нравственно развращает все общество. Значит, законы заботятся о том, чтобы убийца не претерпел вреда во время преступления, то есть допускает убийство, и даже поощряет его. Законы должны ограждать жизнь человека и защищать, прежде всего, жертву преступления – ребенка, а не насильницу, потерявшую совесть – его несостоявшуюся мать…

Когда через законы легализируется аборт, тогда все общество становится убийцей, тогда все мы принимаем прямое или косвенное участие в каждой отнятой жизни, в каждой смерти ребенка.

Аборт – вид пытки

images (36)То, что происходит во время аборта, похоже на демоническую фантасмагорию… Инструмент вводится в тело женщины, ребенок чувствует смертельную опасность и замирает от ужаса. Железные когти щипцов впиваются в его тело, как лапы чудовища. Его разрывают на части, расплющивают голову, ломают позвоночник…

Есть инструмент, похожий на диск с острыми концами. Палач разрезает им ребенка так, как строгают ножом трость. Ребенок погибает мучительной смертью. Если плоду уже несколько месяцев, то употребляют клещи. В древние времена была особая казнь для злодеев, называемая «четвертованием». Им отрубали сначала руки до локтя и до плеча, потом ноги, а затем голову. Теперь такой казни предают невинных детей. Щипцами отсекают им руки, отрывают голову, затем разрезают туловище на части. Тело матери превращается в плаху палача или эшафот с той разницей, что здесь казнят не преступников, а невинных. Их мучают за одну вину: что они появились на свет, и казнят за то, что они хотят жить

В то время, когда вы читаете эту статью, на земле продолжается кровавая бойня. За эти несколько минут, пока ваш взгляд дойдет до последней строки, будут убиты десятки тысяч детей. Когда вы ложитесь спать, то помните, что в эту ночь будут совершены во всем мире страшные злодеяния, похожие на описание «вальпургиевой ночи», когда колдуны и ведьмы приносили в жертву младенцев и пожирали их…

Когда вы просыпаетесь утром, то вспомните, что в это время в вашем городе палачи спешат на работу – в камеры пыток, которые называются «абортариями»; только они оденут на себя не красные рубахи палачей, а белые халаты. Железные клещи тянутся к ребенку, он чувствует приближение смерти, он в ужасе, рука палача не дрогнет от жалости – железные зубы images (27)вонзятся в его детское тело и разорвут на части. Он беззащитен, он оставлен всеми, он предан обществом, в котором так много говорят о защите прав человека, он осужден на смерть законами, разрешающими аборт. Он отдан своими родителями под нож палача – убийцы, который живет на деньги от абортов, как от доходного ремесла.

Много гнусных грехов творилось и творится на земле, но есть ли более циничный и мерзкий грех, чем убийство родителями своих детей, грех, которого не знают даже дикие звери!

Отношение христианских конфессий

и Православия к абортам

Иисус плачущий об абортахВ христианских конфессиях, сохранивших апостольскую преемственность, т.е. литургическое предание, хотя и в деформированном виде, содержится учение о том, что младенцы, не омытые от первородного греха таинством крещения, не могут войти в Небесное Царство и остаются чуждыми Церкви…

Православная Церковь учит, что первородный грех извратил природу человека, и только Голгофская Жертва, передаваемая через крещение, может возобновить союз человеческой души с Богом. Поэтому аборт не только убийство тела ребенка, но лишение его души вечной жизни – участия во славе Христа

Теперь наше общество как будто освобождено от духовных оков атеизма. Но кем мы стали? Кто мы теперь? Если наш народ действительно придерживается христианского мировоззрения и нравственности, то детоубийство во всех его формах должно быть осуждено. Этот вопрос – один из пробных камней нашей веры. Супруги, решившиеся на аборт, этим самым уже отреклись от Христа, показали лживость своей веры и вписались в духовное потомство каинитов.

Мы против аборта, к какому бы народу и религии ни принадлежал бы человек… Мы ответственны, прежде всего, перед своей страной, перед народом, перед ее прошлым и будущим. Здесь мы должны честно ответить на вопрос: христиане мы или псевдохристиане, для которых вера – это одно имя, не обязывающее ни к чему.  

Прощенный палач

Больница как бы воплощает в себе одну из самых высоких христианских добродетелей – милосердие к человеку. Уже в древние времена от врача требовались не только профессиональные знания, но и высокое чувство нравственности. Врач давал клятву, называемую клятвой Гиппократа: не повредить больному, не использовать свои знания во вред здоровью и жизни людей, не отказывать нуждающимся в помощи, не быть орудием каких-либо интриг, хранить в тайне то, что он услышит от больного, и не считать себя вправе даже в безнадежных случаях прерывать человеческую жизнь… Библейская заповедь «не убей» была в полном и совершенном объеме обязательной для врача. Врач, ни при каких условиях и ситуациях, не мог исполнять работу палача. В древности врачи не имели права делать аборты, этим занимались только преступники от медицины, а то и люди, которые не имели вообще никакого отношения к врачебному искусству, а только знали какими средствами можно вытравлять плод. Этих людей карал закон суровыми наказаниями вплоть до смертной казни, а Церковь отлучала их от причастия, как разбойников и убийц.

Во всех словах, относящихся к медицине, корнями являются «здоровье», «врачевство», «целитель» и т.д.… Призвание, долг и присяга врача – бороться за жизнь человека. Противоположное медицине занятие – работа палача. Убийство людей, даже преступников, осужденных на смерть законом, вызывало чувство омерзения и отвращения. Профессия палача считалась самой гнусной и позорной. Палачу не подавали руки, с ним не садились за один стол, даже его дом старались обходить стороной… Палач не имел друзей; собственные дети стыдились сказать, кто их отец…

Однако какая разница между палачом средневековья, который казнил осужденных законом, о котором можно было бы сказать, что закон убивал, а он только исполнял, и современными палачами в белых халатах, которые убивают не преступников, не злодеев, наводящих ужас, а невинных младенцев? Кто ниже пал? Кто потерял свою душу? Палач, презираемый всеми, который в одиночестве проводит вечера у горящего очага и в отблеске огней видит, как призраки, выплывающие из его памяти лица людей, искаженные страхом смерти и болью. И врач, который дал клятву бороться за жизнь человека, а убивает в десятки раз больше человеческих жизней, чем любой инквизитор и палач, и при этом он не чувствует угрызений совести. Ему пожимает руку муж images (31)женщины, которой он сделал аборт, ему платят деньги, как будто он не убил, а спас ребенка.

Уже древние сказали: «Не столько страшно преступление, сколько узаконение преступления». Самое страшное, что убийство разрешено законом, самое страшное, что оно не вызывает в обществе ужаса и протеста…

Что случилось с человечеством?

Почему до 19 века ни одно законодательство не посмело легализировать images (33)аборты, хотя нередко власть захватывали в свои руки в странах и огромных империях порочные и жестокие люди?.. Первой страной, где был разрешен и легализирован аборт, была Советская Россия в период революции, а пионером этого дела – Владимир Ульянов. К преступлениям и эксцессам революции и гражданской войны, которые оставили миллионы бездомных и безпризорных детей, прибавилось еще право убивать не рожденных. Но еще более страшно, что закон, введенный в России, вызвал не ужас и омерзение у других народов, а стал примером для подражания. В течение 20 века большинство государств приняло закон о частичной или полной легализации абортов. Таким образом, это гнусное злодеяние в сознании людей 20 века и в законодательстве стран, гордящихся своей цивилизацией, перестало быть преступлением.

Почему аборт имеет столько приверженцев и защитников? Почему устраиваются демонстрации не против этого преступления, а против некоторых ограничений, которые еще предусматривают законы? Почему женщины требуют права на убийство своих детей? Почему врачи становятся мясниками? Самое мерзкое то, что люди, называющие себя христианами, требуют не только от государства, но даже от Церкви разрешения абортов, чтобы совершать убийство детей – этот иродов грех со спокойной совестью, а вернее, с мертвой совестью.

images (19)Что случилось с человечеством? Почему нашлось столько сторонников аборта?.. Нам кажется, что здесь целый ряд причин, похожих на звенья цепи. Первая и, по нашему мнению, главная причина – это духовное обнищание человечества, где сама религия становится не внутренним содержанием жизни, а только традиционной формой, под которой скрывается пустое сердце и прагматичный рассудок. Потеря истинной религиозности опрокинула прежнюю шкалу ценностей и сдвинула вековые ориентиры. Перед первым потом Господь произнес приговор над человечеством: «Они стали плотью». Человек потерял ощущение собственной души, поэтому чужую душу он воспринимает как туманную абстракцию. Жизнь он стал воспринимать как земное бытие, из которого он должен извлечь как можно больше наслаждений любой ценолй. Человек стал бытовым материалистом. Для него реально собственное тело, а душа отнесена в область гипотез…

Вторая причина – это оскудение любви друг к другу, душевный холод, который ввергает нашу землю в какой-то новый ледниковый период. Люди становятся чужими и безразличными друг к другу. Люди разобщены между собой какой-то невидимой силой. Эта эмоциональная дистанция делает города похожими на пустыню…

images (23)Люди часто смешивают два понятия, противоположные друг другу – любовь и страсть. Любовь стремится не взять, а отдать, она видит себя в другом. Страсть, напротив, хочет взять, она стремится захватить другого и поработить себе. Любовь воспринимает человека как личность, страсть – как инструмент.

Семья не может держаться на выгоде и страсти, поэтому мы видим катастрофический распад семейств. Выгода – это желание получить как можно больше, а отдать как можно меньше, при этом выгода плохо вяжется с верностью. Что касается страсти, то это вообще неуправляемое чувство, которое находится в постоянном конфликте с нравственностью.

Человек отучился любить, поэтому он не желает иметь детей; деторождение и воспитание ребенка мешает удовлетворению его страстей, а человек ни в чем не хочет ограничивать себя. При распаде семьи дети становятся еще большей помехой. Характерно, что в большинстве случаев, мужчина, оставляющий семью, даже не интересуется жизнью своих детей и избегает видеться с ними. У человека не только притуплены духовные чувства, но теперь он теряет даже душевные чувства красоты, дружбы, верности и т.д. Стрелка его ценностей все больше склоняется в сторону самого грубого биологизма.

По книге: Архимандрит Рафаил (Карелин) «Как вернуть в семью потерянную радость». Спасо-Преображенский Мгарский монастырь, 2005г.

41

 
39

37

44