Метки

, ,

Виктор БирюковКак-то к архимандриту Серафиму пришел узбек, привел пятнадцатилетнего сына, упал в ноги священнику:

— Батюшка русский! Помолись за сына, припадком бьет!

— А ты веришь, что Бог может помочь? – спрашивает отец Серафим.

— Верю! – отвечает отец. – Везде был: у муллы в Ташкенте, у муллы в Бухаре, в Самарканде всех прошел. Никто не помог. Помоги ты!

— Ну, что ж, помолюсь. А вы тоже просите Бога, — сказал батюшка.

Встали они втроем на колени. Прочитал отец Серафим канон и молитвы о болящем, помазал его елеем – несмотря на то, что он не крещенный, а, по мусульманскому обычаю, обрезанный. И говорит:

— В субботу и в воскресенье у меня времени не будет – народу много на службе. А в понедельник приходи – так же, после обеда.

И когда этот человек с сыном в понедельник появился у ограды храма Георгия Победоносца, то скинул у ворот обувь, встал на колени и так на коленях прополз все 36 метров – расстояние от ворот до домика батюшки Серафима! Вот урок всем нам! Кто из нас, русских, пойдет так на коленях к своему благодетелю? Я не слышал и не видел такого. А узбек от радости через весь церковный двор шел на коленях и плакал. Две технички во все глаза смотрели:

— Да это тот самый узбек, который приводил сына! Что же он так плачет?..

Приполз он к батюшке Серафиму, падает ему в ножки, благодарит и дает тысячу рублей. В шестидесятые годы это были немалые деньги.

— Я монах, — говорит отец Серафим, — мне деньги не нужны! А почему ты мулле не отдаешь? – Мулла мне не помог, мечеть не помогла. На, батюшка, тебе! – и положил деньги ему на стол.

Но батюшка все равно не взял награды:

— Не надо мне, я не за деньги молился, а ради Бога – потому что ты просил…

Потом говорит:

— Ну ладно, отнеси к нашему бухгалтеру Татьяне Александровне (она была тоже москвичкой, ссыльной), она возьмет твое пожертвование на храм Георгия Победоносца.

А черный материал на подрясник, 5 метров, отец Серафим взял.

Прощаясь со священником, тот узбек пообещал:

— Пойду всем муллам расскажу – вот какая русская вера!

Чуть позже он пригласил шестерых мулл, приехали они на двух машинах посмотреть на батюшку. Удивлялись. Батюшка был маленький, старенький, сгорбленный – ведь десять лет отсидел за веру…

После этого чудесного исцеления узбеки – отец с сыном – стали в храм ходить и говорить:

— Да, ваша вера – солнце, а наша вера – маленькая луна…

Последняя соломинка

ов 01Бывает, Господь дарует особую милость людям, когда они находятся, как говорится, на краю пропасти. Например, когда в последней стадии рака выписывают их из больницы умирать, или заболеют иной неизлечимой болезнью. Тогда за соломинку хватаются – идут в Церковь, так как больше ничего не помогает. Я сам много раз был свидетелем тому, как такие люди, исповедовавшись, причастившись, пособоровавшись, начав читать молитвы (то есть, совершенно изменив прежнюю безбожную жизнь), становились совершенно здоровыми.

Это случилось в Бердске в 1987 году. Пришла в храм молодая женщина:

— Батюшка, мамочку выписали из онкологической больницы, чтобы ей умереть дома. Никакие лекарства уже не помогают. Надежды никакой нет. Мама просит исповедовать ее, пособоровать – приготовить к смерти.

Пришли к этой женщине – она уже с постели не встает. Три подушки под спиной – лежит вся опухшая, синяя. Уже трупный запах появился. Еле разговаривает. Я ее исповедовал, пособоровал, причастил. Спрашиваю:

— Молитвы знаешь?

— Знаю три молитвы, — отвечает она.

— Читай молитвы, — говорю больной, — о завтрашнем дне не думай, ни о ком и ни о чем не думай – о тебе родные позаботятся, а ты только читай молитвы непрестанно. Можешь хотя бы раз в день перекреститься – и того достаточно. И Господь тебя, если будет на то Его святая воля, исцелит.

А снохе и дочке наказал:

— Вы ее не беспокойте, все нужное для ухода делайте тихо, незаметно, вопросов не задавайте. Пусть только молится без всяких помех…

Через два месяца приходят дочь и сноха этой женщины: я их не узнал сначала – вижу, что лица знакомые, а не вспомню, где их видел.

— Батюшка, помните, вы у нас были?! – сказали они и заплакали.

Тогда я их вспомнил – по голосам. Подумал: что-то случилось.

— Случилось чудо, — говорит дочка, — мама исполнила все, что вы ей сказали, — читала молитвы непрестанно. Теперь она поправилась и послала поблагодарить вас.

Я говорю:

— Не меня надо благодарить, а Бога. Действительно, только Господь мог совершить то, что произошло с этой женщиной. Она была на учете в онкологической больнице, каждый день приезжали к ней делать обезболивающие уколы. Смотрят – опухоль спала, трупный запах исчез, больная стала поправляться: начала кушать, разговаривать, ходить. В больнице взяли анализ – никакого рака не обнаружили. Удивились:

— Быть такого не может! Чем вы лечились?

Женщина рассказала, что призывала батюшку, исповедовалась, причастилась, стала молитвы читать – вот и начала поправляться.

— Сейчас мама уже молится стоя, — поделились радостью ее дочь и сноха, — купили лампадку, у нас в доме теперь иконы висят.

Вот вам факт: как действуют исповедь, причастие и молитва. Не сами по себе, конечно, а по вере нашей, по воле Господа. Но какое же удивительное лекарство дал нам Господь!

Оружие нашей победы

Эта жизнь, Богом данная, настолько драгоценна, что мы должны ценить ее, дорожить ею и радоваться без конца. Ведь Бог сотворил мир для радости, для добра, для любви, чтобы мы как дети радовались, веселились. А у нас нет такой радости. Я вот только радовался в жизни, когда окончилась война.

А сейчас война еще не кончилась. Она идет, продолжается. По всей России – духовная война. Это-то мы видим. И будущее страшит нас ужасно. Как дальше жить? Везде обман, насилие различное, убийство. Что нам дети скажут на это? Могут ли они нам сказать благодарное слово за то, что мы приготовили им для жизни? Ничего умного, ничего доброго нет. Все одно – папиросы, хуление, насилие, нравственная грязь. Мне даже страшно порой, что мы с нашими детьми делаем.

Однажды во время встречи в школе один мальчик спросил меня:

— Батюшка, а почему нам теперь стали говорить, что Бог есть? Ведь нам все время говорили, что Бога нет. Что Он – в отпуске, что ли был, Бог?

Видите: до чего нам мозги туда и сюда крутили, детей замучили. Как же не защитить нам таких обманутых деточек? Не рассказывать им о правде, о курсе духовной науки?

Так что наша жизнь – это школа, и школа, и школа. Гонение на Православие – оно от сотворения мира. Оно было и в революцию, и в сталинское, и в хрущевское время. И всегда человек стоял перед выбором. И сейчас стоит, хотя гонений внешних нет. Но гонит враг наше сознание христианское, совесть нашу теснит, чтобы мы дрогнули, чтоб с креста, данного нам Господом, сошли. А выбор – он всегда перед нами. Или Христос – или дьявол. Другого нет. Вспомним и осознаем, как нас искушали, что было – прежде и теперь. Это все наши экзамены на то, какие мы христиане.

По книге: «Протоиерей Валентин Бирюков. На земле мы только учимся жить.

Не придуманные рассказы». Луг духовный, Белгород, 2008г.

10