Метки

«Поблажающий сыну будет перевязывать раны его… Необъезженный конь бывает упрям, а сын, оставленный на свою волю, делается дерзким» (Сир.30, 7-8)

«Секи ребенка, пока он поперек доски, вдоль протянется, тебе достанется» (Русская пословица)

…Нельзя воспитать малого ребенка, никогда его не наказывая. Должны вы помнить о том, что величайшую ошибку делают те родители, которые влюблены в своих маленьких детей, любуются ими, все прощают, никогда не наказывают. О таких сказал премудрый Сирах: «Лелей дитя, и оно устрашит тебя»…

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Семья священникаСвятые Отцы говорят что «в воспитании не требуется ни излишняя мягкость, ни суровость – требуется разумность».

«Раны промывают вином, излечивают маслом. Так и в воспитании: снисходительность должно смешивать со строгостью» — говорит святитель Амвросий Медиоланский.

Чуткое, любящее родительское сердце всегда готово уловить погрешности своего чада, и разумно, с любовью их подправить; где надо – подсказать, урезонить; в случае непослушания – пригрозить наказанием; при явных проступках – и наказать…

«Наказания – мера, к исправлению необходимая, только не единственная», — учат Святые отцы, и еще: «Не тот мудр, кто умеет наказывать, но тот, кто умеет предохранять от проступков».

Библия 1Мудрость Ветхого Завета учит родителей, желающих блага своим детям, не поблажать им, наказывать, отсекать своеволие, строптивость, не жалеть розги, чтобы впоследствии не стыдиться за них ни перед Богом, ни перед людьми:

«Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его. Розга и обличение дают мудрость; но отрок, оставленный в небрежении, делает стыд своей матери» (Притч.13, 25; 29, 15);

«Кто наставляет своего сына, тот будет иметь помощь от него и среди знакомых будет хвалиться им. Лелей дитя, и оно устрашит тебя; играй с ним, и оно опечалит тебя. Не смейся с ним, чтобы не горевать с ним и после не скрежетать зубами своими. Не давай ему воли в юности и не потворствуй неразумию его» (Сир.30; 2, 9-11).

Жизненный опыт учит, что от детей, которых боятся довести до слез даже после их явных проступков и непослушания, впоследствии плачут сами родители. Один из Святых отцов сказал: «Детям надо прощать легкомыслие и невнимательность, а не злобу и лукавство». Ведь если не искоренить порок, пока он еще маленький, не пустил глубоких корней и потому легко удаляется, но оставить все, как есть, пустить начинающуюся проблему на самотек, то впоследствии он превратится в дурной характер, ребенок станет упрямым, своевольным и неуправляемым. «Нагибай выю его в юности и сокрушай ребра его, доколе оно молодо, дабы, сделавшись упорным, оно не вышло из повиновения тебе» (Сир.30; 12).

Лука Крымский монастырская иконаВот что говорит о наказании архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) (1877-1961) в своей проповеди: «Не должны вы забывать о том, что нельзя воспитать малого ребенка, никогда его не наказывая. Должны вы помнить о том, что величайшую ошибку делают те родители, которые влюблены в своих маленьких детей, любуются ими, все прощают, никогда не наказывают. О таких сказал премудрый Сирах: «Лелей дитя, и оно устрашит тебя».

Но, «…нужна умеренность в наказании… Нельзя наказывать детей с раздражением, со злобой, с ненавистью. Нужно наказывать спокойно, любя. Тогда дети почувствуют эту любовь, они почувствуют, что заслуживают наказания, и тогда наказание будет с пользой и их исправит…»

4Святитель Иоанн Златоуст (347-407) говорит о наказании детей: «Не достаточно только сказать или предложить увещание, но надобно внушить и великий страх, чтобы пресечь безпечность юности

Не желая сечь, они наказывают словами; не желая опечалить сыновей своих, живущих безпорядочно и беззаконно, они часто потом видят их схваченными в крайних преступлениях, отведенными в судилище… Ибо, когда ты не наказываешь их, когда ты не вразумляешь, то они, прилепляясь к людям порочным и развратным и принимая участие в их нечестии, подвергаются общим законам и наказываются пред глазами всех…

Посему прошу и умоляю иметь великое попечение о своих детях и постоянно заботиться о спасении душ их…

Кого не наказывают родители, того наказывают внешние законы.

Сколько есть родителей, которые не хотят взять на себя труда исправить своих детей, непокорных и развращенных! Они как будто боятся огорчить детей, если будут строгим словом обуздывать порочные наклонности, которым они предаются. Что же выходит? Беспорядки увеличиваются; безнаказанность доводит до государственных преступлений… Не исправляя их – делаетесь их сообщниками…

Если бы добрые отцы старались дать своим детям доброе воспитание, то не нужны были бы ни законы, ни суды, …ни наказания. Палачи есть потому, что нет нравственности

наказаниеПоблажающий сыну будет перевязывать раны его (Сир.30, 7), говорит премудрый. Что значит поблажающий? Милующий, жалеющий, услуживающий чрез меру. А он имеет нужду в строгости, наблюдении и страхе. Говорю это не с тем, чтобы мы были слишком жестокими к детям, но чтобы мы не казались им презренными. Если жена должна бояться мужа, то гораздо более сын – отца…

Если видишь, что нарушается закон, накажи: когда суровым взглядом, когда язвящим словом, когда и упреком, порой же хвали его и обещай награду. Ударами же не злоупотребляй, чтобы не привык он к этому способу воспитания: ибо если приучится к тому, что его постоянно этим воспитывают, приучится и пренебрегать этим, и когда приучится он презирать это, тогда все потеряно. Но пусть все время боится он побоев, да не подвергнется им, пусть угрожают ему розгой, но не пускают ее в ход…

У иудеев был один священник, во всем прочем исправный и умеренный, по имени Илий, — пишет он. – У этого Илия были два сына, предававшиеся крайнему нечестию. Он не удерживал и не останавливал их, или лучше сказать, хотя и удерживал и останавливал, но не с надлежащей тщательностью и силой. Тогда как следовало сечь их, выгонять их из отеческого дома, употреблять все способы исправления, он только увещевал и советовал, говоря так: «Нет, дети мои… не делайте так, ибо не хороша молва, которую я слышу» (1 Цар.2, 24). Что говоришь ты? Они оскорбили Господа, а ты называешь их чадами? Они не признают Создателя, а ты признаешь родство сними? Потому и говорится, что он не их, ибо вразумление состоит в том, если мы не просто советуем, но если наносим рану сильную, решительную и такую, какой требует болезненная гнилость. Недостаточно только сказать или предложить увещание, но надо внушить и великий страх, чтобы пресечь беспечность юности. Итак, когда он, хотя увещевал, но не вразумлял, как должно было, Бог предал их врагам: во время сражения они пали, и сам он, не перенеся вести об этом, упав, разбился и умер. Видишь ли, как справедливо я сказал, что отцы бывают детоубийцами, не принимая сильных мер в отношении к беспечным детям своим и не требуя от них благоговения к Богу? Таким образом Илий сделался детоубийцей. Ибо хотя сыновей его умертвили враги, но виновником убийства был он, лишивший их помощи Божией своим нерадением о них и оставивший их беззащитными и открытыми для желающих умертвить их. И не 3только их, но вместе с ними он погубил и себя самого».

Святитель Тихон Задонский (1724-1783) учит: «Если дети будут непослушны, наказывать их как словом благоприличным, так и телесно».

Святитель Филарет, митрополит Московский (1783-61867): «Справедливо на Бога возлагать надежду о себе и детях: но сие не исключает осторожного внимания к тому, как лучше детей вести, и обязанности бдительно надзирать за ними. Любовь к ним не должна действовать независимо, а под руководством здравого рассуждения.

И доброе сердце детей может быть увлечено на неправый путь. Опытность родительская должна бодрствовать над ними…

Небрегут о детях, если хотят только забавлять их и забавляться ими, и особенно тогда, как настает время более учить их, нежели забавлять… Премудра и спасительна та родительская любовь, которая, стесняя сама себя, несколько удерживает ласку к детям, несколько скупится на утешение им, чтобы сберечь сие в поощрение и награду их послушанию или успехам в полезном учении…

Соломон учит: наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его (Притч.19, 18).

Наказывай – значит учи, давай полезные наставления; но также и собственно: наказывай за проступки. Но премудрый поставляет предел суровости наставления и строгости наказания: не действуй с досадою и раздражением и не возбуждай досады и раздражения.

Раздраженный наставник не наставляет, а раздражает. Шумом раздражения заглушается голос истины. Наставляй добродушно; обличай кротко и мирно; наказывай умеренно и с сожалением. Соломон побуждает к такому действованию, обещая от него добрые плоды. Наказывай сына твоего, и он даст тебе покой и доставит радость душе твоей (Притч.29, 17)…

Премудра и спасительна та родительская любовь, которая, стесняя саму себя, несколько удерживает ласку к детям, несколько скупится на утешения им, чтобы сберечь сие в поощрение и в награду их послушанию или успехам в полезном учении…

Наконец, Евангелие, которое вообще вместо духа страха пред законом, господствовавшего в Ветхом Завете, распространяет дух любви и свободы, и в правилах воспитания смягчает древнюю строгость. Св. апостол Павел пишет: Отцы, не раздражайте чад ваших, но воспитывайте их в наказании и учении Господнем (Еф.6, 4).

И в другом Послании: Отцы, не раздражайте чад ваших, да не унывают (Кол.3, 21)…

Из того, что в ветхозаветном учении о воспитании видно более строгости, а в евангельском более свободолюбивой кротости, естественно, рождается вопрос: должно ли следовать исключительно последнему и совсем отложить первое? Чтобы разрешить сей вопрос, обратимся к изречению св. апостола Павла: Наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного (Гал.4, 1-2). Видите, он говорит о строгом воспитании как не предосудительном, обыкновенном и должном».

Василий КинишемскийСвятитель Василий, епископ Кинешемский (1876-1945): «Самая суровость родительской дисциплины полезна для детей и желательна. Суровые испытания необходимы для духовного совершенствования, как огонь, очищающий металл… «Тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь» (Мф.7, 14). Но если эту школу скорби и испытаний мы не пройдем в детстве в родительской семье, то Господу ничего не останется, как подвергнуть нас испытаниям жизни, а это гораздо труднее, особенно без предварительной подготовки в родительском доме. Но если этот скорбный курс духовного воспитания в виде родительских наказаний и известной суровости отношений мы пройдем с детской покорностью в родном доме, то дальнейшие испытания часто оказываются ненужными…»

67Богослов Г. И. Шиманский (1915-1961): «Телесное наказание необходимо употреблять в тех случаях, когда поступки детей происходят из упорства и злой воли, когда они от греха и страсти теряют рассудок. Поэтому такого наказания заслуживает только то дитя, которое, допустив ложь, не хочет сознаться в своем проступке и упорно отвергает его, которое после неоднократных и строгих внушений не оставляет предосудительного поведения, обманывает, крадет, не слушается своих родителей и употребляет по отношению к ним бранные слова или поднимает руку на них, дерзко восстает против их распоряжений и наказаний, топает ногами, сердито отталкивает предлагаемые ему вещи, жестоко поступает с более слабыми детьми или беззащитными животными и т.п. … Тяжелое и нежелательное это средство! Но если до него дошло дело, то обдумайте – тщательно и всесторонне обдумайте поступок, вызывающий его, ибо оно средство крайнее, последнее и даже опасное…

Главным основанием наказания должна быть любовь, а единственной его целью – исправление ребенка.

Выговоры и внушения должны быть, прежде всего, кратки, точны и немногословны. Длинные скучные наставления и внушения делают детей глухими и мало чувствительными.

Об употреблении угроз следует заметить, что они в известных случаях должны быть действительно приводимы в исполнение, потому что иначе родители теряют доверие детей.

Телесное наказание, самое строгое и чувствительное, должно быть употребляемо как можно реже – и только при самых серьезных и важных проступках ребенка, и притом только тогда, когда все другие средства оказались безплодными. Но раз оно уже употреблено, то должно быть таково, чтобы дитя почувствовало его и надолго запомнило. Главнейшее и необходимейшее условие для допущения этого средства – его редкое и, так сказать, вынужденное употребление, ибо от частых телесных наказаний дети делаются, как справедливо замечено, жестокосердыми.

Есть немало иных, более мягких и не менее действенных наказаний… Например, весьма чувствительное средство есть временное лишение пищи или игр с товарищами. Лишение обеда, завтрака, отход ко сну с тощим желудком – особенно полезны против упрямства и лености. В отношении к неуживчивым, наклонным к ссорам и мстительности детям приносило добрые плоды отлучение от товарищей и заключение в отдельную комнату. Наказания, действующие на чувство стыда, следует употреблять с большой осторожностью и только в редких случаях, чтобы не притупить или совсем не убить в детях чувства чести и достоинства.

Для благовоспитанных детей достаточно чувствительным наказанием бывает уже одно то, если родители после совершения ими проступка долгое время холодны с ними, не разговаривают, намеренно серьезны и т.п.

Ни в коем случае нельзя обещать что-либо ребенку или грозить ему, если у вас нет твердой уверенности, что обещание будет выполнено. Никак не допустимо обращать к малым детям такие угрозы, как: «сейчас тебя дядя заберет», «собака укусит», «собаке отдам» и т.д. Плохо, если в результате такой угрозы малыш испугается. Плохо и другое: если он все-таки совершит запрещаемый поступок, а «дядя» не заберет его и никакая «собака» не укусит – ребенок сразу убедится, что ваши слова не всегда соответствуют действительности.

Неправильно и неблагоразумно поступают родители, когда, наказав дитя, тотчас же начинают ласкать его, дают ему понять, что они жалеют и как бы раскаиваются в том, что подвергли его наказанию. Напротив, наказанному ребенку тогда только следует оказать ласку, когда он обнаружит раскаяние в своем поступке и искреннее желание исправиться».

27Митрополит Филарет (Вознесенский) (1903-1985): «Дети, выросшие в тепличной, оторванной от жизни обстановке, вырастают изнеженными, избалованными и не приспособленными к жизни, а часто – и толстокожими эгоистами, привыкшими только требовать и получать и не умеющими уступать, служить, быть полезными другим. Но жизнь жестоко ломает и иногда невыносимо — больно наказывает таких людей, и иногда уже с юных лет, со школьного возраста. И поэтому-то, любя детей, нужно уже с детства закалять их».

71Старец Паисий Святогорец (1924-1994) о родительской любви: «Ребенок нуждается во многой любви и нежности, а также во многом руководстве. Он хочет, чтобы ты посидел рядом с ним, хочет рассказать тебе о своих проблемах, хочет, чтобы ты его ласково погладил и поцеловал. Когда малыш ведет себя безпокойно и немирно, то маме надо взять его на руки, приласкать и поцеловать, чтобы он успокоился и умиротворился. Если, будучи ребенком, человек насытился нежностью и любовью, то впоследствии у него есть силы на то, чтобы преодолеть те проблемы, с которыми он будет сталкиваться в жизни.

12Однако сегодня большинство детей видят своих родителей очень недолго, лишь по вечерам, — и не насыщаются любовью. Многие родители, будучи педагогами или врачами, у себя на работе имеют дело с детьми. Они отдают свою нежность детям чужим, а, возвращаясь домой, уже не имеют нежности для детей своих. Они приходят домой усталыми. Аккумулятор уже сел. Отец разваливается в кресле, берет в руки газету, чтобы почитать о последних событиях и совершенно не занимается детьми. Малыш трется возле него, чтобы отец поговорил с ним, погладил его, а отец отгоняет ребенка от себя. Мать в свою очередь спешит на кухню, чтобы приготовить ужин, у нее тоже нет времени заняться детьми. И от этого несчастные дети растут лишенными любви. Еще пример: некоторые военные, привыкнув строго наказывать солдат, которые им не подчиняются, и семью хотят заставить жить по уставу армейской дисциплины. Они бывают жестоки к своим детям и за любую мелочь раздают им подзатыльники. А некоторые родители, работающие в судебных или правоохранительных органах, устраивают у себя дома целые «судебные процессы» над собственными детьми, которые что-то натворили. Все эти родители не ведут себя по отношению к детям с нежностью и любовью, поэтому впоследствии у детей начинаются психические расстройства.

— Геронда, может ли мать нерассудительной любовью повредить своему ребенку?

—         Конечно, может. К примеру, если мать видит, что ее малыш не может научиться ходить, и говорит: «Как жалко его, бедняжку, ведь он не может ходить», и то и дело берет его на ручки, вместо того чтобы, держа за ручку ребенка, помочь ему пройтись самому. Спрашивается, как малыш выучится ходить? Конечно, такая мать движима любовью, однако своей многой заботой она вредит своему чаду…

Любовь необходимо «тормозить» рассуждением. Настоящая любовь несвоекорыстна. Она не имеет в себе эгоистичного пристрастия и отличается благоразумием. Благоразумие необходимо многой женской любви, для того чтобы женщина не тратила свою любовь попусту…

Когда необходимо, мать должна вести себя с ребенком строго. Если она легко идет на поводу у ребенка и соглашается с ним во всем, то это ребенку не на пользу

Многие родители …полагают, что любят своих детей, однако на самом деле они их разрушают. К примеру, мать от чрезмерной любви осыпает своего ребенка поцелуями и говорит ему, предположим: «В целом мире нет такого прекрасного ребенка, как мой!». Тем самым она культивирует в нем гордость и нездоровую уверенность в себе. Потом такой ребенок не слушается родителей, будучи уверен, что все знает сам.

Родители должны с малого возраста помогать детям учиться нести за себя ответственность. Пусть дети выполняют в семье посильную работу: они не должны требовать, чтобы им несли все готовое, на блюдечке. В противном случае, когда они станут взрослыми, им придется нелегко…»

17Старец Паисий Святогорец о наказании:

—         Геронда, помогают ли детям исправиться телесные наказания?

—         Насколько можно, родителям надо этого избегать. Они должны стараться добром и терпением дать ребенку понять, что он ведет себя неправильно. Только в том случае, если ребенок маленький и не понимает, что он подвергается опасности, подзатыльник идет ему на пользу – для того чтобы в следующий раз он был внимательнее. Страх получить еще один подзатыльник становится для ребенка тормозом и защитит его от опасности…

—         Однако некоторые дети страшно шаловливы: они кричат, бегают, озорничают. Как их родители могут избежать телесных наказаний?

—         Слушай-ка, да ведь дети-то не виноваты. Детям, чтобы они нормально росли, нужен двор, в котором они могут побегать и поиграть. А сейчас несчастные детки заперты в многоэтажках и это их беспокоит. Они не могут свободно побегать, не могут поиграть, не могут порадоваться. Родителям не надо расстраиваться, если их ребенок живой. Живой ребенок имеет в себе силы, и, использовав их как должно, он может очень преуспеть в жизни.

Некоторые родители очень сильно давят на своих детей – да еще на глазах у других. Можно подумать их ребенок вьючное животное, которое они подгоняют хворостиной, чтобы оно шло, не уклоняясь ни вправо, ни влево. Они все равно, что держат его за уздечку и при этом говорят: «Шагай свободно!» А потом такие родители доходят до того, что начинают бить своих детей…

Принуждения родителей не помогают детям, но душат их. Безконечные «не трогай этого, не ходи туда, сделай это так…» Но ведь уздечку надо тянуть так, чтобы ее не порвать. Надо обличать детей тактично, для того чтобы помочь им осознать свою ошибку, но при этом не допускать, чтобы между вами образовался разрыв…

51Родители должны стараться помогать детям благородно. Это возделывает в детских душах любочестие, и потом они смогут сами почувствовать необходимость делать добро. Родители, насколько могут, должны объяснять детям доброе по-доброму: с любовью и с болью…

Сегодня и взрослые и дети в миру живут, как в сумасшедшем доме, и поэтому требуется много терпения и много молитвы. Огромное количество детей доходит до инсульта. (Все равно что) часы немного испорчены, а родители заводят их до упора, и даже больше, чем до упора, и потом у часов лопается пружина. Необходимо рассуждение. Одного ребенка надо «подкручивать» больше, другого – меньше. Несчастные дети открыты всем (злым) ветрам. Когда в школе или на улице они слышат призывы: «Не уважайте родителей! Не уважайте никого и ничего!» — и вдобавок еще их матери хотят «закрутить им гайки», то они ерепенятся еще больше.

Поэтому я советую матерям насиловать себя в молитве и не насиловать детей. Если они постоянно говорят ребенку: «Не делай это, не трогай то» — даже по отношению к пустяшным вещам, а иногда и несправедливо, то, в случае серьезной опасности, например, если ребенок хочет плеснуть в огонь бензина, — он не послушается и, сделав это, сильно покалечится. Ребенок не понимает, что в словах «не делай этого» скрыта любовь. Но, когда ребенок немного повзрослеет, у него появляется эгоизм, и, если ему делают замечание, он ерепенится, думая: «Разве я маленький, чтобы они обращались со мной так?» Родители должны дать ребенку понять, что подобно тому, как они берегли его, чтобы он не обжегся, пока он был маленьким, так и сейчас, когда он стал взрослым, они берегут его от другого огня. Поэтому ребенку надо быть внимательным, не давать прав искусителю диаволу, для того чтобы сохранить в себе Благодать Святого Крещения.

Детей нужно принимать с добром, потому что у нынешних детей много эгоизма и они совершенно не реагируют на ругань. Если мы начинаем их ругать, душа их сразу же наполняется дурными помыслами».

4Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) (1927-1995) своей духовной дочери пишет: «Воспитание детей – сложное дело. Как, например, отучить Варю от лжи? Подумай и найди ту причину, которая побуждает ее заведомо говорить неправду. А причина, как мне кажется, заключается в том, что девочка хочет немного развлечься, а тетя ей не дозволяет, пугает, угрожает, и у нее появляется страх.

Вот проанализируй сама последний поступок Вари. Ей захотелось в кино, но она хорошо знает, что тетя ее не пустит, и она пускается на обман. В таких случаях, чтобы страх не подталкивал девочку ко лжи, необходимо хотя бы изредка дозволять ей посещать кино, только с условием, чтобы она возвращалась вовремя и рассказывала виденное, а тетя помогала бы ей дать правильную оценку кинокартине.

Что лежит в основе лжи у Вари, когда она неправильно говорит о своих отметках? Опять-таки страх, боязнь наказания. Что же надо делать? Надо изменить меру воздействия. Вместо наказания, крика и тому подобного нужно мерить ее поступки мерою любвеобильною, ласковою. Строго не спрашивай, а лучше помогай. Пришла Варя из школы – сразу посмотри дневник и, если увидишь «двойки», не расстраивайся, не ругай ее, лучше скажи: ты, мол, Варя, слаба вот в этом предмете, а ну-ка, давай выясним, что ты в нем не поняла? Поступай так, и, мне думается, результаты будут неплохие.

…Помни, …что у детей свой внутренний мир. Чтобы правильно понять детскую психологию и воздействовать на нее, необходимо самому снизойти до мира детей, а не требовать от них чего бы то ни было, исходя из наших, взрослых понятий. А у тебя этого пока нет, потому ничего и не получается. Как же быть? Ты видишь, что строгость твоя не действует – значит, подойди с ласкою, можешь даже допустить невинные шалости…»

70