Желание «уравнять в правах» Русскую Православную Церковь с какой-нибудь протестантской сектой есть не что иное, как попытка втянуть Россию  в тот гибельный процесс духовной деградации, который превратил сегодня Запад в бездушное и обезверившееся «общество потребления»!

Митрополит Иоанн (Снычев)

3410214 (1)
Преподобный Симеон Новый Богослов (1021) пишет:

«Вера во Христа, истинного Бога, рождает желание вечных благ и страх мучений; желание же сих благ и страх мук приводит к строгому исполнению заповедей; а строгое исполнение заповедей научает людей глубокому сознанию своей немощности; это сознание истинной немощности нашей рождает память о смерти; кто же возымел сию память сожительницею себе, тот приболезненно взыщет узнать, каково будет ему по исходе и удаления из сей жизни».

Святитель Филарет Московский (1783-1867) пишет о Православной вере:

«Откуда все, что есть лучшего в нашем Отечестве? От веры православной, которую принес нам великий киевский князь Владимир. Мы не можем не радоваться величию земли нашей. Откуда это величие? От веры православной! Она соединила воедино разрозненные племена и образовала единый и сильный народ. Кто сохранил землю нашу от стольких врагов, посягавших на нее? Святая вера православная! Это она укрепила любовь нашу к Отечеству, это она воодушевила на подвиг героев Донских и Невских, Мининых и Пожарских. Это она вдыхала и вдыхает воинам нашим непоколебимое мужество в бранях и освящает саму брань за Отечество как святой подвиг за веру Христову. Крест Христов – помощь и щит русского воина, с которым его можно только умертвить, но не победить.

…В отношении к людям разных исповеданий надобно со всею свободою и силою открыть убеждение в достоинстве православного исповедания; но в обличении заблуждений и заблуждающихся терпимость, спокойствие, кротость, снисхождение, осторожность так же нужны, как и ревность».

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908) пишет:

«Все хвалят свою веру как правую, но не тот правый, кто себя хвалит, а тот, кого Бог похваляет, по слову апостола (см. 1 Кор.4, 5). А нашу веру Сам Бог прославляет непрестанно как в Самом Себе, так и в святых Своих. Идите к мощам святых угодников и смотрите, чья вера правая. В какой вере творит Бог такие чудеса, как в православной? В какой вере люди удостаиваются нетления и благоухания тел по смерти и творят столь великие и многие чудеса? Идите к преподобному Серафиму и к святому Сергию; идите к Феодосию Черниговскому и т. д. Как идти против истины, против очевидности?

Вера христианская есть восстановление в человеке Богом, по безмерной Его благости, образа Божия, падшего, оскверненного, растленного, — примирение Творца с тварью неблагодарной, непослушной, возгордившейся, разрешение от праведного проклятия и дарование благословения, отверзтие заключенного для нас неба: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому (Ин.1, 51), — и победа над смертью и упразднение ее, как и диавола, виновника ее, введение в рай и дарование вечной жизни. Сколько, сколько безчисленных благ дано Богом в вере христианской человеку верующему, послушному Евангелию и заповедям Христовым! За чем же дело, христиане? Что спите? Воспряните, бодрствуйте, молитесь, кайтесь, исправляйтесь, творите благие дела и восходите на небо!

Слава вере христианской – православной! Истинный плод ее всегда был и есть единение верующих между собою чрез любовь и общение благ духовных и вещественных. Чем более удаляются христиане от духа веры своей, тем более они разъединяются самолюбием, тем более заключаются в себе, тем менее имеют общения в благах духовных и материальных – особенно в материальных – с нуждающимися, тем более иссякает в них любовь и тем более бедствует человечество. Истинное христианство и на земле водворяет благополучие, потому что оно смотрит на христиан, как на одно великое тело, в котором есть члены благородные и неблагородные не по природе, а по месту и по делу, сильные и слабые, богатые и бедные, и Дух Божий ходатайствует в душах сильных или богатых о помощи слабым или нуждающимся – чрез общение духовных и материальных благ. «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа…» (Деян.4, 32)

Диакон Михаил Портнов пишет, что «убедительность христианства состоит в первую очередь в том, что оно не просто дает логически неопровержимые аргументы в свою защиту, но и предлагает все средства для того, чтобы на личном опыте удостовериться в истинности своих утверждений, а также приводит тысячи и тысячи свидетелей, подтвердивших верность этого опыта. В Евангелии указан путь проверки: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф.5, 8). О том, как очистить сердце, говорят деятельно прошедшие этот путь. Христиане называют их Святыми Отцами».

Святитель Николай Сербский (1880-1956) пишет о Православной вере, единой истинной и святой и о других вероисповеданиях:

«Наша вера истинна, но и ваша вера имеет силу», — это привычное заявление балканских мусульман христианским соседям. В этом причина того, что они приносят своих больных в наши известные монастыри… Они знают, что их вера не имеет силы, поэтому и несут больных не в мечеть, а в православные храмы. Наш православный народ знает, что только истинная вера может быть крепкой. Для него церковь – дом силы Божией, он идет туда, чтобы получить помощь, и получает ее через евангельское слово, от икон и крестов, в каждом таинстве… Разной помощи ждет народ от церковной молитвы: помощи духовной и телесной, помощи в примирении с родными, молится об успехе, об избавлении от страха перед неизвестностью и о многом другом…

Все верования и философии до Христа мрачны и пессимистичны, неустойчивы и запутанны. Таковы они в Элладе, таковы в Индии, таковы в Египте и Персии. Таковы и в земном уравновешенном Китае. Таковы в древней Мексике у инков, да и у всех нынешних язычников. Ни одно из тех верований, ни одна из тех философий не заслуживает названия Радостной Вести. Самый жизнерадостный поэт древнего времени – Гомер как-то сказал: «Лучше быть живым псом на этом свете, чем царем в аду!» Как человек земной и от земли, он не мог ни светлее видеть, ни радостнее сказать.

Только Тот, Кто есть сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах (Ин.3, 13), мог поведать миру, что есть на Небе, каков есть Бог, каковы духовные реальности на этом свете, каков духовный мир вокруг Бога и что происходит с душами людскими после телесной смерти. Говорил о том, что знает, и свидетельствовал о том, что видел (Ин.3, 11) и слышал. Его свидетельство не по логике земной, не по выводам человеческого разума, а по тому, что знает, и видел, и слышал. Он – Небесный Вестник Небесной реальности. Я… пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине (Ин.18, 37), которую никто из земнородных не мог верно засвидетельствовать. И Свое свидетельство Он называет Радостной Вестью…

Христос призвал людей веровать в эту Радостную Весть. Покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк.1, 15). То есть Он призвал верить Ему, веровать в Него, верить каждому Его слову. Ибо нет для людей иного способа прийти к пониманию истины в самых главных вопросах жизни и бытия, кроме как принять на веру слова Того, Кто является свидетелем Небесной и духовной реальности. Или веровать Христу, или продолжать блуждать по мрачной и бурной пучине жизни

Вера христианская не похожа на другие веры… Ибо другие веры исходят от людей земных и от земли – от людей, которые говорили о духовном мире или по своему природному разумению, или по обману от злых духов. Никто из основателей других вероучений не сказал о себе, что он сошел с Неба, что он послан Отцом, что свидетельствует о Небе то, что видел и слышал, а, тем более, что опять возвращается на Небо. Поэтому не может быть и речи о сравнении или уравнивании свидетельств с остальными… верованиями, распространенными по белому свету.

Не спрашивай у христианина, верует ли он в Бога, — спрашивай, верует ли он в Евангелие – в Радостную Весть Христову. Ибо, если он говорит, что верует в Бога по своему разумению, а не по Евангелию, он – отсталый и язычник, пришедший к вере так, как люди приходили две тысячи лет тому назад – как, например, эллинские и азиатские философы. А зачем тогда Христос сходил с Неба? И зачем Он Кровью Своей запечатлел миру Свое Откровение, Свою Радостную Весть? Воистину такой христианин принял на свою голову Пречистую Кровь Сына Божия так, как те, что кричали: Распни, распни Его! (Лк.23, 21).

Православная Церковь единственная сохранила полноту веры в его Радостную Весть. Она сохранила это величайшее богатство не без суровой борьбы, внешней и внутренней, однако с помощью Бога, Богородицы и всех святых все-таки сохранила. Сохранила не своей славы ради, а ради славы Христовой и не ради спасения только своих народов, а всех будущих поколений всех народов на земле, если они пожелают открыть свои сердца и умы, чтобы видеть, где их спасение.

Будущее человечество – в неизбежной связи с Православием: Разумейте, языцы, и покаряйтеся… яко с нами Бог (Ис.8, 9-10).

Истинная вера, вера христианская, является Божьим откровением людям о самом важном – о Едином Боге, о душе, о пути жизни, об ином мире и Суде Божьем. Это откровение не зависит от меры цивилизованности, ни от мирских знаний, ни от знания второстепенных вещей, каковы суть: изготовление мыла из сала, выплавка руды из металла, строительство дорог и возведение мостов, умение считать, рассчитывать и измерять, искусство возделывать землю, изучать свойства разума. Это знание, которое надмевает, как мудро говорит апостол Павел, или ложное знание, согласно его же словам (1 Кор.8, 1).

…Европейское образование отделилось от веры в Бога. В этом причина того, что оно превратилось в яд, в этом причина духовной смерти европейцев. В языческих цивилизациях наука никогда не отделялась от религии, хотя религия была невежественной и неверной. Это произошло только в Европе, которая приняла от Бога самую совершенную веру. Но из-за конфликта с церковными старейшинами Европа озлобилась и отвергла совершеннейшую веру, сохранив совершеннейшую науку. Ах, братья мои, отвергла Божье знание и приняла человеческое незнание! Какое безумие, какая тьма!

И мы за Европой последовали. За это мы жестоко поплатились. Опомнимся ли? Хватит ли нам мудрости и мужества оставить блуждания и вернуться на истинный путь раньше Европы, без Европы? Для нас это вопрос жизни и смерти. Пойдем по пути отцов наших и не ошибемся. Вернемся к истинной вере и отвергнем ложную науку – и не раскаемся. Будем людьми, а не обезьянами, и Господь усыновит нас.

Христос Господь победил мир – это, братия, и наша победа. Апостолы победили мир – и это наша победа. Святители, девственники и мученики победили мир – и здесь наша победа. В мире сем, братия, нет ничего сильнее христианской веры. Мечи, посекавшие эту веру, затупились и сломались. А вера осталась. Императоры, боровшиеся с этой верой, задохнулись под проклятием преступлений. Царства, ополчавшиеся против этой веры, разорены; города, отвергавшие эту веру, повержены и лежат в руинах. Еретики, повреждавшие эту веру, погибли душой и телом и под анафемой отошли из мира сего. А эта вера всех пережила.

Если, братия, мир набросится на нас со своими чарами, усладами, мимолетной славой, то чем мы ему противостанем и чем одолеем его натиск, если не этой верой? Воистину ничем, кроме как только сей непобедимой верой, которая знает нечто большее, чем все блага мира.

Когда все прелести мира сего обнажат свою оборотную сторону: красота обратится в уродство, здоровье – в болезнь, богатство – в нищету, слава – в бесчестье, власть – в унижение и вся буйно цветущая телесная жизнь – в мерзость и смрад, то чем преодолеем мы всю эту скорбь и сохраним себя от отчаяния, кроме как этой непобедимой верой, научающей нас вечным и нетленным ценностям в Царстве Христовом?

Когда смерть покажет свою разрушительную силу над нашими ближними, над нашими сродниками и друзьями, над нашими цветами, над нашими посевами и всходами, над делами рук наших; когда и на нас неотвратимо оскалит она свои зубы, то чем одолеем мы страх перед ней и чем отверзем двери жизни, которая крепче всякой смерти, если не этой верой? Воистину ничем, кроме как сей непобедимой верой, коей ведомо воскресение и жизнь без смерти.

Это вера праведных, смиренных и кротких, но неустрашимых на пути к истине. Не могут принять веру эту те, чьи сердца следуют за похотью очей. Ее любят знающие величие Божие и правду вечную. С радостью думают они о величии бессмертного Бога среди окружающего их смрада смертного. С радостью они, окруженные ложью, творят дела истины. Высота Божия влечет их и пленяет красота истины. Они творят дела истины, но надеются не на дела свои, а на милость Божию. Чем праведнее они, тем с большим страхом ожидают они Суда Христова. А неправедные потому и творят неправду, что не имеют страха Божия. Блаженны ожидающие пришествия Господа в силе и славе, помогающие меньшим братьям, как Самому Христу…

Не ваша ли это вера, христоносцы, и вера самых праведных из предков ваших? Пусть станет она и верой детей ваших, из рода в род. Вера непостыдная, православная, спасительная. Вера воистину образованных людей, носящих в себе образ Божий. Они в день Христов будут названы благословенными.     

Еретические теологи пренебрежительно назвали Православную Церковь окаменевшей Церковью. Из-за чего? А из-за того, что эта Церковь, по их словам, «не идет за временем» и «не приспосабливается ко времени». Но именно в этом и есть слава Православия – в том, что оно «не идет за временем» и «не приспосабливается ко времени», а поступает в соответствии с заповедью апостола Павла: Не сообразуйтесь с веком сим… (Рим.12, 2).

Как может вечность идти за временем? И как абсолютное может приспосабливаться к преходящему? Как это Царство Небесное может мириться с царством земным? И как драгоценное может объединяться с дешевым? Ежели весь мир лежит во зле, как сказано (1 Ин. 5, 19), то разве будем мы вечное добро ограничивать и поддерживать злом, а Небесный свет подкреплять земными огнями угля и нефти?»

Письмо жителю Сараева, о «грехах» православной веры.

«С негодованием и гневом призываете: выбросить веру из школы! Пусть молодежь вволю слушает о кровавом Нероне, о людоеде Калигуле, только бы не упоминалось спасительное имя Христа!

Но рассудим спокойно: чем так согрешила христианская вера, что Вы хотите забросать ее камнями? Когда евреи схватились за камни, чтобы побить Христа, Он спросил их: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня? (Ин.10, 32). И православная вера может справедливо спросить Вас: за которое из добрых дел хотите побить меня?

Может быть, за то, что научила Ваших предков-язычников верить в единого Бога, вместо вымышленного идола Перуна и его идольской семьи? Или за то, что из орды Ваших некрещеных прадедов создала благородный и культурный народ? …Или за то, что не примирилась с бездушными теориями и разрушением нравственности народа и со смертью, ибо это вера живота и воскресения? За какое из этих дел Вы хотите отнять ее у молодежи? За какое из них хотите без суда и следствия осудить и побить ее камнями, лишив защиты? Когда святого Поликарпа принуждали отречься от Христа и обещали сохранить жизнь, святой старец воскликнул: «Восемьдесят лет служу я Христу, и Он ничего, кроме добра, не сделал мне. Как отречься мне от моего Господа и Спасителя!».

Так и народ наш, от которого Вы ждете отречения, может ответить Вам: «Я служу Христу 1000 лет. И Он мне столько служит, и больше того. И Он служит мне вернее, чем я Ему. И ничего, кроме добра, Он не сделал мне. Как я могу сегодня, именно сегодня, в это страшное время, как могу отречься от Господа и Спасителя моего?».

Онуфрий, архиепископ Курский и Обоянский (1938) с пламенной любовью пишет своему другу: «Наш долг – всячески говорить о православной вере, о ее красоте, истине, светлости… Ни болезни, ни лишения имущества, ни поношения, ни темницы, ни сама смерть не страшны для христианина. Страшно совершить грех, идти против Бога, отказаться от Него, забыть Его заповеди, жить в страстях – это и есть настоящее горе».

Блаженной памяти старец Паисий Святогорец (1924-1994) пишет о нашем времени и возвращении в Православие:

«Нынешние странные люди находят удовлетворение в том, что странно, а не в том, что правильно. К примеру, они едут в Индию, которая находится на другом краю земли и которая известна своим колдовством. А о Святой Афонской Горе, которая находится на их Родине, рядом с ними и хранит истинную таинственную жизнь во Христе, они не знают, пренебрегают ею! Один студент рассказывал мне о том, что он ездил в Индию и прожил там три с половиной года. Он пытался разобраться и понять, какая религия истинна. В конце концов один индиец сказал ему: «Зачем ты сюда приехал? То, что ты ищешь, есть в Православии. Свет идет оттуда. Поезжай на Святую Гору Афон, и найди там то, что ищешь». Таким образом, юноша вернулся в Грецию и приехал на Святую Гору.

— Геронда, когда православный христианин, связавшийся с различными восточными религиозными культами, кается в этом, то Православная Церковь снова принимает его в число Своих членов?

Такому человеку необходимо великое покаяние и помазание Святым Миром. Если он захочет возвратиться в Православие и снова стать членом Церкви, то по правилам ему сперва нужно письменно отречься от злославия восточных культов, исповедать православную веру, а после этого священник должен прочитать над ним молитвы о возвращающемся к истинной вере и помазать его Святым Миром.

Я вижу, как некоторые молодые ребята – наши соотечественники, не прочитав ни строчки из Евангелия, начинают читать брахманскую, буддийскую литературу, Коран и тому подобное. Едут они и к индийским гуру. Потом там им приходится не по душе и они возвращаются в Православие, однако уже заразившись в этих восточных культах целой кучей разных (духовных) микробов. Люди повреждаются, и потом им трудно найти истину. Пусть человек сперва (жизненным опытом) познает Православие, а потом – если Православие ему не нравится – уходит из него. Пусть он познает Православие правильно и потом сравнит его с различными религиозными учениями, о которых он слышит. Ведь, познав Православие, человек сможет отличить подделку от золота или понять, насколько чисто золото, сколько в нем каратов. Такого человека не проведешь на мякине, он не принимает за золото все то, что блестит.       

Я обратил внимание вот на что: из Православия уходят только эгоисты. Человек смиренный из Православия никогда не уходит».

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) (1927-1995):

«Кто на протяжении тысячи лет ковал и пестовал несгибаемый державный дух русского патриотизма? – Церковь Православная! Кто вдохновлял отважных и укреплял малодушных, освящая дело защиты Отечества как личный религиозный долг каждого, способного носить оружие? Кто научил русского человека быть верным – без лести, мужественным – без жестокости, щедрым – без расточительства, стойким – без фанатизма, сильным – без гордости, милосердным – без тщеславия, ревностным – без гнева и злобы? – Церковь Православная!

Разве это католические прелаты набатом поднимали новгородское ополчение на брань с псами-рыцарями и подавали последнее духовное напутствие дружинникам святого благоверного князя Александра Невского на залитом кровью льду Чудского озера? Разве это протестантские пастыри вдохновляли святую ревность донского героя, великого князя Димитрия на поле Куликовом, где страшная сеча с татарами решала: быть или не быть Святой Руси?

Разве это мусульманские муллы  удержали нашу Отчизну от распада в лютую годину Смуты, подвигнув Козьму Минина и Димитрия Пожарского на их жертвенный подвиг, а ратников русского ополчения на борьбу до победы? Разве это иудейские раввины с крестом в руках, под свист японской «шимозы» поднимали в атаку преданные, смертельно уставшие роты под Мукденом и Порт-Артуром, спасая русскую честь от позора?

Разве это кришнаиты и буддисты на протяжении тысячи лет ежедневно, сосредоточенно, неспешно и благоговейно возносили ко Господу молитвы о «богохранимой» земле Русской, «властех и воинстве ея», отдельным молитвенным чинопоследованием поминая «вождей и воинов, за Веру и Отечество живот свой на поле брани положивших»? Многие ли из вас смогут вспомнить сегодня хоть один случай, когда иноверцы и инославные – будь то католики или иудеи – в трудный для России час делом доказали ей свою верность, до конца разделив ее неласковую судьбу? Зато противоположных примеров в русской истории – сколько угодно!»

Святое Писание

«В учении нашем нет ни заблуждения, ни нечистых побуждений, ни лукавства; мы… говорим, угождая не человекам, но Богу, испытующему сердца наши» (1 Фес.2, 3-4).

«Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь, которой сделался я служителем по домостроительству Божию, вверенному мне для вас, чтобы исполнить слово Божие, тайну, сокрытую от веков и родов, ныне же открытую святым Его, которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы, Которого мы проповедуем, вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе; для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно» (Кол.1, 24-29).