Метки

, , , ,

ioann_kronshtadskii1Душа человеческая есть свободная сила, ибо она может сделаться или доброю, или злою силою, смотря потому, какое ты сам даешь ей направление

Злополучен, кто пристрастен к пище и питию, ревнует о насыщении и наслаждении: он на деле увидит, когда приступит работать Господу, что пища и питие, если мы прилагаем к ним сердце, есть обуза тела, скорбь и крушение духа и что человек весьма немногим и простым брашном может быть насыщен…

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

«Какая разбойничья ватага страстей действует во мне… и ночью в разных грезах. Какой вертеп мысленных разбойников – душа моя» — так пишет о себе святой Иоанн Кронштадтский, праведник, аскет, молитвенник, чудотворец…

Нужно ли говорить, в каком бедственном положении находятся наши души, если мы живем безпечно, без молитвенного покрова, не знаем ничего о страстях и о той непрерывной духовной брани, ведущейся за вечные души наши…

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908)«Духу Божию принадлежат наши духовные блага. Непрестанно молись, призывая имя Живоначальной Троицы, да не сразит твоей души внезапно какая-либо страсть, гордость или зависть, или злоба и ненависть, или скупость, или сребролюбие, или гнев и раздражительность, или чревоугодие, или осуждение и презорство, или ложь и клевета, и подобное: ибо среди сетей ходим все мы каждый час, каждую минуту жизни. Господь для того и попускает обуревать нас различными страстями в сей жизни, чтоб возненавидели всем сердцем эти самые страсти и за ничто считали все земное, как бы оно ни было драгоценно и приятно, и чтобы всем сердцем возжелали единого Бога – источника тишины и живота и к Нему единому прилеплялись. Его единого ценили прежде всего, Его святую волю, Его мир и радость. Отовсюду тесно тебе на земле, все изменяет тебе: родственники, друзья, знакомые, богатство, чувственные удовольствия. Твое тело изменяют все стихии: земля, вода, воздух, огонь, свет – прилепись же к единому Богу, у Которого нет изменения и ни тени перемены, который един есть любовь.

Замечательно, что люди раздражительные после агонии сильного и продолжительного гнева и после испытания всей его мучительности делаются, как говорится, шелковыми, кроткими и смирнехонькими. Что сказано о злости и раздражительности, следует сказать и о прочих страстях. Сам Господь указал для них наказание в них самих, в их крайней агонии. Так наказывается гордость, ненависть, скупость, сребролюбие. Каждая страсть есть собственный палач и вместе мучитель каждого одержимого ею человека. Душа человеческая есть свободная сила, ибо она может сделаться или доброю, или злою силою, смотря потому, какое ты сам даешь ей направление.

Всякий человек на земле болен болячкою греховною, слепотою греховною, одержим бешенством греха; а как грех наипаче состоит в злобе и гордости, то со всяким человеком, как страдающим болезнью греха, надо обходиться с кроткою любовью – важная истина, которую мы часто забываем. Мы часто, очень часто, действуем вопреки ей: к злобе добавляем злобы своим озлоблением, гордости даем отпор гордостью же.   

Какую, скажи мне, поборол ты страсть и умертвил? Не живы ли они все в тебе доселе и не уязвляют ли, не смущают ли тебя? Восстань и побори все страсти, этих мысленных амаликов, живущих в тебе и уживающихся с тобою. Какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? (2 Кор.6, 14-15).

Жадный чревоугодник чувствует после многоядения тяжесть, затмение способностей, связание языка и сам находит, что он делается как бы животным или зверонравным, потому что дышит часто злобою и ненавистью к живущим вместе с ним и ядущим вместе с ним или просящим у него ежедневной милостыни, подвергается тесноте и скорби, лишается мира и спокойствия, делается неспособным к горнему мудрствованию или быть истинным христианином, жить для высшей цели бытия, и, однако ж, продолжает лакомиться и объедаться; прелюбодей видит, что чрез прелюбодеяние он оскверняет и бесчестит свою природу, душу и тело, подвергает их болезням, извращает порядок жизни, установленный Творцом, подвергается позору, однако ж продолжает прелюбодействовать; сребролюбец видит, что богатство тяготит его, мешает его духовной свободе и делает своим рабом, отвращает от Бога и от любви к ближнему, отводит от истинной жизни и вносит смерть в душу, отнимает покой душевный и телесный, налагает заботы. Однако же продолжает собирать большие богатства и прибавляет себе большую тяжесть, пока, изнуренный заботами, не заболеет и не умрет, убив душу свою чрез приобретение богатства. Таков всякий грех – гордость, злоба, зависть и другие. Должно убить в себе земную любовь, любовь (страсть) к земной плотской красоте, к сластям, к корысти, к плоти своей, к чести и оживить любовь к небу – истинному отечеству, к душе – небесной гражданке, к добродетели, — возненавидеть все, что любит плоть, возлюбить все, что она презирает, чего она страшится. Например, размышление о смерти, о Суде, о нищете, о больных и страждущих. Пусть смеются над тобою, противятся тебе, когда ты находишься под влиянием какой-либо страсти; нимало не обижайся на смеющихся и противящихся, ибо они делают тебе благо; распни свое самолюбие и сознай неправоту, заблуждение сердца твоего. Но горько сожалей о смеющихся над словами и делами веры и благочестия, правды, о противящихся добру, которое ты делаешь и которое хочешь насадить в других. Да сохранит тебя Бог озлобляться на них, ибо они жалки и достойны слез. Быть смиренным – значит считать себя достойным за грехи всякого унижения, оскорбления, гонения, побоев, а быть кротким – значит в незлобии сердца переносить неправды относительно нас, ругательства и прочее… И молиться за врагов своих. Острие скорби, которое ты вонзишь невольно в чужое сердце, войдет и в твое сердце, по строгому закону возмездия: «Внюже меру мерите, возмерится вам». Не хочешь скорби – не делай ее другому.

Злополучен, кто любит чрез меру удобства в жизни и обставил себя всевозможными удобствами: он будет чуждаться всякого неудобства, изнежится и не привыкнет к терпению. Между тем жизнь христианина вся есть неудобство, путь узкий и шероховатый, есть крест, требующий неудобств и великого терпения. Итак, не ищи, подвижник, со всеми удобствами жилища и обстановки и не полюби удобств мира сего, возлюби Христа-крестоносца. Терпи неудобства, привыкай к неудобствам: «Навыкох, в них же есмь, доволен быти», — говорит апостол Филипп.

Злополучен, кто любит украшения и ищет украшения для тела своего. Он не будет прилагать должного старания об украшении души своей верою, любовью, кротостью, смирением, правдою, терпением. Особенно злополучен тот, кто ищет украшения почестей: он сделает из себя постыдный кумир и, как Навуходоносор, будет надмеваться над не имеющими его почестей и требовать себе поклонения. Даже и мы, мужчины, стали как женщины: домогаемся украшений и, как идолов каких, украшаем сами себя, а о внутреннем благообразии мало помышляем, даже совсем забросили внутреннюю храмину души своей.

Злополучен, кто любит поспешность: он сделает множество претыканий, он встретит тысячи неприятностей и внутренних теснот из-за своей поспешности и будет иметь частые поводы к раздражительности.

Злополучен, кто пристрастен к пище и питию, ревнует о насыщении и наслаждении: он на деле увидит, когда приступит работать Господу, что пища и питие, если мы прилагаем к ним сердце, есть обуза тела, скорбь и крушение духа и что человек весьма немногим и простым брашном может быть насыщен. Душа человеческая проста, как дух, поэтому она и в любви должна быть проста, т. е. должна любить Бога как виновника своего, от которого изошла, и человека, как себя саму, подобная подобного; к вещам же мира сего прилепляться никак не должна ни на минуту, ибо они не сродни ей, и вот по причине несродства с нашею душою так болезненно ощущает себя душа, когда прилепляется к ним.

Пьяницы, прелюбодеи, чревоугодники, тати, досадатели, лживые, праздные, картежники, театралы, танцоры, празднословы, насмешники, скажите мне: для чего Сын Божий сошел с небес, проповедовал Евангелие царствия, сотворил безчисленные чудеса, пострадал, умер и воскрес, послал во весь мир апостолов с проповедью о царствии? Скажите, для чего? Для того ли, что бы вы объедались, пьянствовали, прелюбодействовали, крали, лжесвидетельствовали, проводили время в праздности, празднословии, в картах, театрах, танцах, пересудах! О, сколь вы строго поплатитесь за свою противоевангельскую жизнь, если не покаетесь и не исправитесь.

У каждого отнимите из вещей видимых то, что любит больше всего: попросите или отнимите у сребролюбивого деньги, у любящего пресыщение – сладкую пищу, у честолюбивого и гордого – некоторые преимущества, назовите его недобрым именем – и увидите, что составляет упование каждого, какие у него сокровища, какая страсть. О, с какими постыдными страстями приходится иногда встречаться! Иногда человек привязывается нечистою любовью к человеку другого пола, дышит, питается им, так сказать. О, постыдная надежда! О, мерзкое сердце, отступившее от Господа! О, человек, утвердивший плотскую, слабую мышцу на подобном себе ничтожном человеке! Я покажу, кого тебе надо любить, отягчающий сердце свое объедением и пьянством! Покажу вам, кто должен наполнять сердца ваши, сребролюбивые! Страстный до развлечений, до почестей, ищи почести горнего звания; до нарядов – одеяние бело (одеяние правды да облечешься)».