Метки

, ,

1…В тюремных стенах, сподобился владыка Серафим

великого утешения и рассказал об этом так:

«…валялся я, яко скот, на нарах, в грязи, табачном дыму…

Вижу изумленными глазами седалище, а на нем Христос…

весь в белом-белом одеянии, якоже белильник не может убелити…

У меня тишина велия, радость неизреченная».

Священномученик Серафим, епископ Дмитровский (Звездинский) (1871-1937) — один из замечательных подвижников Русской Православной Церкви 20 века.

Уже в годы учебы в Духовной академии Николай Звездинский (так звали будущего владыку в миру) прославился своими проповедями. Его первыми духовниками были великие старцы Зосимовской пустыни – Алексий и Герман, по благословению которых он и принял монашество. Ему довелось быть настоятелем Чудова монастыря и пережить в ноябре 1917 года штурм большевиками священного Кремля. В 1918 году богоборческие власти закрыли Кремль для верующих, монахов выселили.

В конце лета 1919 года Святейший Патриарх Тихон объявил архимандриту Серафиму, что имеет в нем нужду и желает видеть в епископском сане. Архиепископ Нижегородский Евдоким (Мещерский) просил поставить архимандрита Серафима во епископы Арзамаса. Для посвящения нужно было ехать в Нижний Новгород или Арзамас. Пропуск для поездки получить не удалось. Видя в этом Божие смотрение, святейший оставил отца Серафима в Москве викарным епископом, предоставив кафедру города Дмитрова. Старец Алексий благословил отца Серафима на архиерейское служение.

Три года, проведенные им в Дмитрове, для жителей города были годами сплошного торжества и праздника. Огненная молитва, приобщение отпавших, взыскание заблудших, утешение старцев, воспитание подростков, непрестанное поучение словом Божиим – таким было его служение. Епископ Серафим уже на общей исповеди приводил к покаянию нераскаянных грешников, а частная исповедь была такова, что те, кто никому не мог открыться, открывал душу епископу, как сердобольному отцу. По красоте и блеску его интереснейших проповедей народ прозвал его среброустом.

Паству свою епископ Серафим окормлял усердно, знал каждый дом. Как отец, всем был доступен. Народ толпился у дверей его дома, очередь скорбящих, притекающих за утешением, возрастала с каждым днем. Часто, возвращаясь поздно, он, тем не менее, заезжал к своим чадам.

В декабре 1922 года начинается крестный путь владыки Серафима – он был арестован, помещен в Бутырскую тюрьму. Здесь, в тюремных стенах, сподобился владыка Серафим великого утешения и рассказал об этом так: «…валялся я, яко скот, на нарах, в грязи, табачном дыму… Вижу изумленными глазами седалище, а на нем Христос… весь в белом-белом одеянии, якоже белильник не может убелити… У меня тишина велия, радость неизреченная».

Но даже в ссылке и гонениях не прекращается общение великого старца со своими духовными чадами. Своей духовной дочери Е. Л. Четверухиной владыка говорил о старчестве как об особом даре Божием. Не каждый духовный отец является старцем для чад своих. Бывает так, что у духовного отца много чад духовных, а старцем он – для одного–двух. Это дается Богом. «Я не умею объяснить, почему это так», — говорил владыка. «Когда получишь старца, то будешь его чувствовать около себя всегда».

Он учил, что кто искренно предаст себя в послушание духовному отцу, тот каждое слово его считает Словом Божиим. «Духовный отец по отношению к такому чаду ничего не делает и не говорит без внушения Божия».

Пройдя мученический путь ссылок, изгнаний, тюремных и лагерных заключений, владыка Серафим был расстрелян в Омске 26 августа 1937 года.

«Беседы великих русских старцев о Православной вере,

 спасении души  и различных вопросах духовной жизни».

Издательство ЗАО «Тираж-51», 2004г.