Метки

, ,

images (10)Человек, созданный для Бога, чтоб жить с Богом и в Боге, стал жилищем страстей и всякой нечистоты. Не только растлилась физическая природа человека…, но и нравственная его природа. Хочет человек сделать доброе и не может, часто поступает наоборот. Хочет не гневаться – гневается; хочет не пить – пьет. Человек стал рабом страстей, а диавол, соблазнивший человека, подчинил его себе, поработил…

Архимандрит Борис Холчев

Если хочешь, можешь быть рабом страстей, и если хочешь, можешь остаться свободным, не подклоняясь под иго страстей: ибо Бог создал тебя самовластным. Побеждающий страсти плотские венчается нетлением

Преподобный Антоний Великий

Бог создал человека свободным — Свобода и рабство – Об истинной свободе — Свобода в выборе добра и зла

Бог создал человека свободным

«К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти…» (Гал.5, 13)

8 (01)Блаженной памяти старец Паисий Святогорец (1924-1994): «Бог чтит свободу человека. Он сотворил людей не рабами, но сынами. Он знал, что произойдет грехопадение, но, даже несмотря на это, не сделал людей Своими рабами. Он предпочел снизойти, воплотиться, претерпеть Распятие и таким образом спасти человека. Бог даровал человеку свободу. И несмотря на то, что диавол может использовать ее во многое зло, в дарованной человеку свободе есть благоприятная возможность для того, чтобы люди просеялись. Видно, что человек делает от сердца, [а что нет]. И если у кого-то есть много любочестия, это очень заметно». 

загруженноеАрхимандрит Борис Холчев (1895-1971): «Бог создал человека со свободной волей. Человек мог подчиниться воле Создателя, поступить так, как Он заповедал, но мог поступить и наперекор сему. Бог дал человеку заповедь для утверждения его души в повиновении, но человек добровольно отпал от Бога, нарушив ее. Он мог нарушить ее, мог и не нарушить…

Подобным этому является и наше теперешнее состояние в том смысле, что каждый из нас может спастись, но каждый может и погибнуть, если отвергнет руку спасения, которую дает ему Бог. Бог никому не хочет погибели, но хочет и желает для каждого из нас спасения, так говорит пророк (Иез.18, 32). Но, несмотря на то, что от каждого из нас зависит – принять или не принять спасение, данное Богом, Господь Бог, несомненно, знает того, кто примет и кто отвергнет это спасение. Так, опытный шахматист, глядя на игру других, часто сразу может предвидеть исход этой игры. Однако не от его предвидения происходит выигрыш или проигрыш, а от внимания и рассудительности, или умения, играющего…»

Старец Захария (1850-1936) говорил: «Всегда помните: нужно проявить в жизни свободное усилие для приобретения добродетелей и для общения с Богом в молитве. Насильно к Себе Господь души не берет. Берегите же жемчужину веры, которая есть путь к вечному блаженству нашему и близких сердцу нашему людей».

Свобода и рабство

«Стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства» (Гал.5, 1)

«Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор.6, 12).

«…Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными. …Всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин.8, 31-32, 34-36).

2Преподобный Макарий Великий (391): «Все разумные сущности, разумею ангелов, души и демонов, Создатель сотворил чистыми и весьма простыми. А что некоторые из них совратились во зло, это произошло с ними от самопроизвола: потому что по собственной своей воле уклонились они от достодолжного помысла.

Видимые твари связаны каким-то неподвижным естеством; не могут они выйти из того состояния, в каком созданы, и не имеют воли. А ты создан по образу и подобию Божию. Как Бог свободен и творит, что хочет, так свободен и ты. По природе ты удобоизменчив.

Природа наша удобоприемлема и для добра и для зла, и для Божьей благодати и для противоположной силы. Она не может быть приневоливаема».

004Святитель Феофан Затворник (1815-1894): «Мы все ищем свободы – не по тому ли чувству, что мы – рабы? Да, рабы, но не по определению Создателя, а по нашей собственной вине. Господь назначал нас для господства над всем, а мы забылись и впали в узы рабства и стеснения со всех сторон. Внешняя несвободность еще не великая потеря: существенная потеря в том, что мы внутренно связаны, что потеряли господство над самими собою, сами в себе стали не властны. Кто-то другой властвует в человеке и над человеком, а человек и слова не смеет сказать наперекор и все покорно исполняет, что так настойчиво внушается ему. И главное в том горе, что не чует рабства своего: так забит!

Сознай же благородство свое и взыщи своих прав. Начало этому положи чувством рабства, чувством покаяния и сокрушения. Если покажутся слезы, то это лучше всего: они огонь, попаляющий узы страстей, а исповедь – удары меча, коими отсекается то то, то другое звено цепи греховной. Как птица, вырвавшись из тенет, радостно взлетает и реет в нестесняющем пространстве воздуха, так и душа, исторгшись из уз греха и страстей, начинает отрадно действовать в безграничной области воли Божией. Пророк испытал это на себе, когда сказал: хождах в широте, яко заповеди Твоя взысках (Пс.118, 45)».

Архимандрит Борис Холчев (1895-1971) пишет: «Послушаем святого Симеона Нового Богослова: «В теле, лишенном души, заводятся черви, в душе, лишенной благодати Духа, заводится зависть, лукавство, ложь, ненависть, жадность к деньгам, хищения, неразумная похоть, наговоры, пересуды, сварливость, высмеивание других, славолюбие, нарушение клятв и обещаний, богозабвение, дерзость, безстыдство и всякое другое зло (Слово 4, пар.1).

Человек, созданный для Бога, чтоб жить с Богом и в Боге, стал жилищем страстей и всякой нечистоты. Не только растлилась физическая природа человека, сделавшись тленной, подверженной болезням, недомоганию, усталости, старости, но и нравственная его природа. Хочет человек сделать доброе и не может, часто поступает наоборот. Хочет не гневаться – гневается; хочет не пить – пьет. Человек стал рабом страстей, а диавол, соблазнивший человека, подчинил его себе, поработил. Человек теперь уже не чувствует Бога так, как чувствовал Его Адам до грехопадения; он не может ощущать Его, подобно Адаму. Человек может только стремиться к Богу, искать вновь соединения с Ним и желать опять возобновить утраченный союз. Ведь само слово «религия» значит «воссоединение». С кем воссоединение? Конечно, с Богом. Святой Симеон говорит: «У раба от прежнего его самовластия ничего не осталось, кроме одного желания и искания свободы. Но и это станет он делать тогда лишь, когда тяготится слишком игом рабства; если же случится ему в рабстве иметь покой и не встречать тяготы, то он и свободы не захочет» (Слово 5, пар.2)».

Об истинной свободе

«И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин.8, 32).

«Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода» (2 Кор.3, 17).

«Свободен и блажен тот, кто в чистоте и презрении временного»

Прп. Антоний Великий

«Но кто вникнет в закон совершенный, закон свободы, и пребудет в нем, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действовании» (Иак.1, 25).

0002Святитель Иоанн Златоуст (347-407): «Тот истинно свободен, кто живет для Христа: он стоит выше всех бедствий. Если он сам не захочет себе сделать зла, то другой никогда не будет в состоянии сделать ему это».

Преподобный Вонифатий (1785-1871) на вопрос странника что такое есть свобода христианская? ответил: «Это есть даруемая нам Благодатью Господа Иисуса Христа нравственная сила противиться греху и побеждать зло, и вместе творить дела благая, или служить правде Божией, как говорит апостол: Свобождшеся от греха, поработистеся правде (Рим.6, 18).

Совершенство христианской свободы восходит постепенно чрез подвиги духовного делания и самоотвержения, чрез усиленную борьбу духа с плотью, так что постепенно возрастает перевес первого над последней, пока, наконец, истребится в нас совершенно семя, или начало греховное, и воцарится в нас правда Божия о Христе Иисусе, Господе нашем».

0001Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908): «Плотской человек свободу христианскую считает неволею, например, хождение к богослужению, посты, говение, исповедание, причащение, все таинства, а не знает того, что все это есть требование его природы, необходимость для его духа».

Свобода в выборе добра и зла

«Всякую мерзость Господь ненавидит, и неприятна она боящимся Его. Он от начала сотворил человека и оставил его в руке произволения его. Если хочешь, соблюдешь заповеди и сохранишь благоугодную верность. Он предложил тебе огонь и воду: на что хочешь прострешь руку твою. Пред человеком жизнь и смерть, и чего он пожелает, то и дастся ему. Велика премудрость Господа, крепок Он могуществом и видит все. Очи Его – на боящихся Его, и Он знает всякое дело человека. Никому не заповедал Он поступать нечестиво и никому не дал позволения грешить» (Сир.15, 13-20).

1 (1)Преподобный Антоний Великий (251-356): «Бог, будучи благ и независтен (щедродателен), дал человеку свободу в отношении к добру и злу, одарив его разумом, чтоб, созерцая мир и что в мире, познавал он Сотворившего всяческое для человека. Но человек неправедный может желать и не разуметь сего, может, к своему несчастию, не веровать и мыслить противно истине. Такую имеет человек свободу в отношении к добру и злу!

Имея самовластие, мы можем, если захотим, не делать худых дел даже тогда, как вожделеем их; в нашей также власти есть жить благоугодно Богу и никто нас не принудит никогда сделать что-либо худое, если не хотим. Так подвизаясь, мы будем людьми Бога достойными, живя как Ангелы на небе.

Если хочешь, можешь быть рабом страстей, и если хочешь, можешь остаться свободным, не подклоняясь под иго страстей: ибо Бог создал тебя самовластным. Побеждающий страсти плотские венчается нетлением. Если бы не было страстей, не было бы и добродетелей, ни венцов, даруемых от Бога людям достойным.

Не видящие, что для них полезно и не знающие, что добро, слепотствуют душою и рассудок их ослеп. Не должно смотреть на них, чтоб тому же по необходимости не подвергнуться и нам непредвиденно, как слепым.

Не должно называть истинно свободными знатных и богатых, когда они злы и невоздержанны, потому что они суть рабы чувственных страстей».

5Преподобный Макарий Великий (391) пишет, что зло не есть естественное состояние души, и как оно не велико, не совсем умертвило человека, у него остались свобода, совесть, воля: «Видимый мир, от царей и до нищих, весь в смятении, в нестроении, в борьбе, и никто из них не знает тому причины, то есть этого явного зла, пришедшего вследствие Адамова преступления, — этого жала смерти; потому что прившедший грех, как разумная некая сила и сущность сатаны, посеял всякое зло: он тайно действует на внутреннего человека и на ум и борется с ним помыслами; люди же не знают, что делают сие, побуждаемые чуждой некой силой; напротив того, думают, что это естественно и что делают сие по собственному своему рассуждению. Но в самом уме имеющие мир Христов и озарение Христово знают, откуда воздвигается все это.

…Были праздные мудрецы в мире: одни из них показали свое превосходство в любомудрии, другие удивляли упражнением в софистике, иные показали силу в витийстве, иные были грамматиками и стихотворцами и писали по принятым правилам истории. Были и разные художники, упражнявшиеся в мирских искусствах… И все они, обладаемые поселившимся внутри них змием и не сознавая живущего в них греха, сделались пленниками и рабами лукавой силы и никакой не получили пользы от своего знания и искусства.

Не говорим, что человек всецело утратился, уничтожился, умер: он умер для Бога, живет же собственным своим естеством.

Человек погиб за преступление, стал язвен; сатана омрачил его ум. И в ином человек действительно мертв, а в ином живет, рассуждает, имеет волю.

И по преступлении осталось ведение. (Это видно в действиях совести)…  

Несправедливо иные, введенные в обман лжеучением, утверждают, что человек решительно умер и вовсе не может делать ничего доброго.

Осталась в человеке свобода, какую Бог дал ему вначале. Как совершенный не привязан к добру какой-либо необходимостью, так не привязан и ко злу погрязший в грех и делающий себя сосудом дьявола.

Ты свободен; и если хочешь погибнуть, то природа твоя удобоизменяема. Кто хочет, тот и покорствует Богу, и идет путем правды, и владеет пожеланиями; потому что ум сей есть противоборник и твердым помыслом может победить порочные стремления и гнусные пожелания.

Напрасно, однако ж, надмеваясь, думают собственной своей свободой устранить от себя поводы ко греху. Свобода, возможная для человека, простирается на то, чтобы противиться дьяволу, а не на то, чтобы при сей возможности непременно иметь и власть над страстями. Ибо сказано: аще не Господь созиждет дом и сохранит град, всуе бде стрегий и трудится зиждущий (Пс.126, 1).

В нас действует зло со всей силой и ощутительностью, внушая все нечистые пожелания, однако ж срастворено с нами не так, как иные говорят сие о смешении вина с водой, но как на одном поле растут и пшеница сама по себе, и плевелы сами по себе, или как в одном доме находятся особо разбойник и особо владетель дома.

Когда светит солнце и дует ветер, то у солнца – свое тело и своя природа, и у ветра – своя же природа и свое тело. Так и грех примешался в душе; но и у греха и у души своя особая природа.

Источник изливает чистую воду; но на дне его лежит тина. Если возмутит кто тину, весь источник делается мутным. Так и душа, когда бывает возмущена, срастворяется с пороком. И сатана чем-то одним делается с душой; оба духа во время блуда или убийства составляют что-то одно. Посему-то прилепляяйся сквернодейце едино тело есть с любодейцею (1 Кор.6, 16). В иное же время самостоятельная душа действует сама по себе и раскаивается в своих поступках, плачет, молится и приводит себе на память Бога. А если бы душа всегда погрязала во зле, то как могла бы делать это? Потому что сатана, будучи жестокосерд, никак не хочет, чтобы люди обращались к покаянию».

загруженное (2)Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908): «Увы! Многих соблазняет дар свободы, данный человеку от Бога, и возможность человека быть добрым и злым, а по падении во грех – удобопреклонность человека более ко злу, чем к добру. Винят Творца и говорят: зачем нас Бог сотворил такими, почему не сотворил нас так, чтобы мы не могли падать и делать зло? А иные относят повреждение человека грехом к несовершенству природы, обходя Бога в мыслях своих и признавая мир весь, со всеми его явлениями и предметами, каким-то безличным, несамостоятельным, несвободным существом, коего они – части. Вот что делает удаление от Церкви! Вот в какое невежество вы впадаете, суемудренные! Между тем, дети у нас знают ясно, отчетливо, твердо то, чего вы не знаете. – Вы вините Творца; да виноват ли Он в том, что вы, по невнимательности к гласу Его, по злонравию своему и неблагодарности своей, употребили во зло величайший дар Его благости, премудрости и всемогущества, — разумею свободу, которая есть неотъемлемая черта образа Божия! Не тем ли больше Его надо признать Благим, что Он дал этот дар, не поколебавшись неблагодарностью получивших дар, чтобы яснее солнца светила всем благость Его? И не доказал ли Он самым делом безмерной любви Своей и бесконечной премудрости Своей в даровании нам свободы, когда, по падении нашем во грех и удаление от Него и духовной погибели, Он послал в мир Сына Своего Единородного, в подобии образа тленна человека (Рим.1, 23), и отдал Его на страдания и смерть за нас? Кто после этого станет винить Творца в том, что Он даровал нам свободу! Да будет убо Бог истинен, всяк же человек ложь (Рим.3, 4). Спасайся каждый, борись, побеждай, но не высокомудрствуй и не обвиняй Творца в неблагости и немудрости; не хули Бога Всеблагого. Возвышайся в любви; восходи выше и выше по ступеням совершенства духовного, коего без свободы нельзя было бы достичь. Будите совершена, якоже Отец Небесный совершен есть (Мф.5, 48).

Старец Иоанн (Алексеев)(1873-1958) о нашем произволении и свободной воле, в одном из писем пишет: «Сегодня 4-ое января, св. Церковь празднует 70 св. Апостолов. Из них 5 апостолов отпали. Иуда, Николай – был епископом, Фегель — был епископом, Ермоген тоже был епископом, Димас – был иерей и служил идолам. Меня занимали раньше такие мысли: почему Господь избрал этих в ученики для проповеди? Ведь Он знал, что они отпадут. Но во время службы, как-то стало мне ясно, что Господь по Своей благости призывает к Себе всех, но свободную нашу волю не нарушает, а если кто уклонится от добродетели в порочную жизнь добровольно – сам виноват, так как не потрудился по свободной воле во угождение Богу. Один возлюбил деньги, а другой век сей временный, так и прочие отпавши. По свободной нашей воле мы должны трудиться в угождении Богу, тогда благодать помогает нам, а если не будем трудиться, и благодать Божия не поможет: наш труд и благодать идут совместно».

01Игумен Никон (Воробьев) (1894-1963) пишет в одном из писем: «Зло не создано Богом. Зло не имеет сущности. Оно есть извращение мирового (а в отношении к человеку и Ангелам – нравственного) порядка свободной воли человека и Ангелов. Если бы не было свободы, то не было бы возможности извратить нравственный порядок, премудрый и совершенный. Ангелы и человеки, как автоматы подчинялись бы законам физического и нравственного мира, и зла не было бы. Но без свободы воли не было бы в человеках и Ангелах образа Божия и подобия. Совершенное существо не мыслимо без свободы воли.

Разумные существа, познавшие себя, как самостоятельные личности, «Я», как новые самостоятельные источники света, как центры, для которых весь мир есть только объект, объект познания и действия, причем даже Господь Бог может быть, в какой-то мере, только объектом, эти личности гораздо в большей мере сознавали до падения свое величие. О них было сказано: Вы боги и сынове Вышнего все вы. Они не знали зла и не могли вполне оценить добра, которым пользовались. Желание стать как боги, знающиедобро и зло, привело к падению и Ангелов, и человеков. Отсюда начинается история человечества. Воспитать человека в благоговении и любви к Богу, в любви к человеку, не подавляя его свободы воли, возвести его в достоинство сына Божия – вот сложнейшая задача: абсолютно неразрешимая для людей и потребовавшая даже от Бога величайшей жертвы – воплощения, крестной смерти и воскресения Самого Бога.

С гордостью человек не может спастись. При наличии гордости он и в раю опять может отпасть от Бога уже окончательным падением, подобно демонам.

Поэтому в течение всей земной жизни Господь дает человеку познать, что без Бога он ничто, он раб своих страстишек и раб дьявола. Вот почему до смерти Господь не позволяет вырвать плевелы, чтобы не повредить пшеницы. Это значит, что человек без недостатков, с одними положительными качествами, обязательно возгордился бы. Если теперь с малыми добродетелями мы находим возможность гордиться, то что же было бы, если бы для нас еще здесь открылась вся слава обоженной души? Даже апостол Павел нуждался в отрицательной помощи ангела сатанина, пакости дающего, дабы не превознестись. О нас же и говорить нечего.

Как Господь старается спасти человека, так дьявол – погубить. Дьявол дает человеку видимость победы над собой и вводит через это в самодовольство и гордость; дает успехи в покорении сил природы и внушает мысль: «Через знание (науку) вы победите природу, будете бессмертны и станете богами. Вы и теперь уже можете гордиться своими достижениями».

Явна противоположность двух направлений. Вполне очевидным становится промышление Божие о спасении человека и усилие дьявола погубить даже тех, кто все силы употребляет на искание «единого на потребу», т.е. Царствия Божия. Из области теории это переходит в самую жизнь, человек находится в непрерывной борьбе со злом, с дьяволом, с его внушениями, то падая, то вставая.

В этой борьбе он познает свою немощь, лукавство вражие, помощь Божию к себе. Он познает цену добра и зла и уже со всей сознательностью избирает добро, делается непоколебимым в предпочтении добра и его источника – Бога и отвергает зло и дьявола. Хотя он и падает, делает иногда злое, но и сознает это как зло, грех, осуждает себя, кается, просит прощения у Бога и тем самым еще более утверждает свое предпочтение добра и Бога, хотя и отрицательным путем…

Человек должен прийти в смирение, как противоположность гордости».    

images (45)Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) (1910-2006) в своих письмах о свободе пишет: «Людям только увидеть и сделать выбор: или света, тепла и добра – а значит, путь за Богом, или упоиться самостью в грехе. Это о главном. Свободу человека никто отнять не может, даже Творец его…

Жизнь наша в руце Божией, а если человек посягает на свободу, Богом дарованную человеку, то это грех, и правды не может быть в том…

Сознавая свою немощь, каждый из нас должен дорожить своей духовной свободой. Уж как просто-то: не нравится, не по душе – отошли, и на том конец всем переживаниям…

Духовной свободой, дарованной Богом, дорожи сам и учись дорожить этим даром в других».

Схиархимандрит Софроний (Сахаров) пишет: «Бог бережет свободу человека как самое драгоценное начало в нем, и потому смирением влечет душу к любви Своей».

1483388_397930093676607_1604106733_n