Метки

, ,

«Один Господь, одна вера, одно Крещение» (Еф.4, 5)

kievo_ant_feodosyВсе равно, говорят некоторые, что Православие, что лютеранство, что католичество! Да разве это истины? Истина одна. Разве сто путей. Один путь. Разве сто богов? Един Бог, едина вера, едино крещение…

Святитель Феофан Затворник

Вера наша принесена с Неба, поэтому  не покоряйтесь обстоятельствам века сего…

Преподобный Феодосий Кавказский

…Хватит ли нам мудрости и мужества оставить блуждания и вернуться на истинный путь…? Для нас это вопрос жизни и смерти. Пойдем по пути отцов наших и не ошибемся. Вернемся к истинной вере и отвергнем ложную науку – и не раскаемся. Будем людьми, а не обезьянами, и Господь усыновит нас.

Святитель Николай Сербский

14Познав Православие, человек сможет отличить подделку от золота или понять, насколько чисто золото, сколько в нем каратов. Такого человека не проведешь на мякине, он не принимает за золото все то, что блестит…       

Я обратил внимание вот на что: из Православия уходят только эгоисты. Человек смиренный из Православия никогда не уходит.

Старец Паисий Святогорец

Феодосий ПечерскийПреподобный Феодосий Киево-Печерский (1074): «Господи, благослови! Я – Феодосий, худой раб Пресвятой Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа – в чистой и правоверной вере рожден и воспитан в добром научении православными отцом и матерью.

Вере латинской (католической) не приобщайтесь, обычаев их не придерживайтесь, причастия их бегайте и всякого учения их избегайте и нравов их гнушайтесь.

Берегитесь, чада, кривоверов и всех бесед их, ибо и наша земля наполнилась ими. Если кто и спасет свою душу, то только живя в православной вере, ибо нет иной веры, лучшей, чем наша чистая и святая вера православная.

Живя в этой вере, не только избавишься от грехов и вечной муки, но и станешь причастником вечной жизни и без конца будешь радоваться со святыми. А живущие в иной вере: в католической, или мусульманской, или армянской, — не увидят жизни вечной.

Не подобает также, чадо, хвалить чужую веру. Хвалящий чужую веру – все равно что свою хулит. Если кто начнет хвалить и свою и чужую, то он двоевер, близок к ереси. Ты же, чадо, блюдись таковых и свою веру непрестанно хвали. Не братайся с ними, но бегай от них и подвизайся в своей вере добрыми делами. Твори милостыню не своим только по вере, но и чужеверным. Если увидишь нагого, или голодного, или в беду попавшего, — будет ли то жид, или турок, или латинянин, — ко всякому будь милосерд, избавь его от беды как можешь и не лишен будешь награды у Бога, ибо Сам Бог в нынешнем веке изливает милости Свои не на христиан только, но и на неверных. О язычниках и иноверцах Бог в этом веке печется, но в будущем они будут чужды вечных благ. Мы же, живущие в православной вере, и здесь получаем все блага от Бога, и в будущем веке спасет нас Господь наш Иисус Христос.

Чадо, если тебе нужно будет даже умереть за святую свою веру, с дерзновением иди на смерть. Так и святые умирали за веру, а ныне живут во Христе. Ты же, чадо, если увидишь иноверных с верными спорящих, лестью хотящих отвести их от правой веры, — помоги православным. Этим как бы овцу избавишь от пасти льва. А если смолчишь и оставишь их без помощи, то это все равно, как если бы ты отнял искупленную душу у Христа и продал ее сатане.

Если скажет тебе противящийся: «Ваша вера и наша вера от Бога», то ты, чадо, ответь так: «Кривовер! Или ты и Бога считаешь двоеверным! Не слышишь ли ты, развращенный от злой веры, как говорит Писание: Един Бог, едина вера, едино Крещение (Еф.4, 5).

Не слышишь ли апостола Павла, глаголющего: Аще ангел, пришед с небесе, благовестит вам, не якоже мы благовестихом, да будет проклят (Гал.1, 8). 

Вы же (латиняне), отринувшие проповеданье апостольское и святых отец, восприняли неправую и развращенную веру, полную погибели. Поэтому и отвергнуты вы нами. Поэтому не подобает нам с вами служить и к Божественным Таинам вместе приступать, ни вам к нашим, ни нам к вашим, потому что вы мертвы и мертвую жертву приносите, а мы живому Богу – чистую, непорочную, чтобы жизнь вечную наследовать.

Тако бо писано: Воздастся каждому по делом его о Христе Иисусе Господе нашем. Ему же слава. Аминь».

3 (5)Святитель Филарет Московский (1783-1867) пишет о Православной вере: «Откуда все, что есть лучшего в нашем Отечестве? От веры православной, которую принес нам великий киевский князь Владимир. Мы не можем не радоваться величию земли нашей. Откуда это величие? От веры православной! Она соединила воедино разрозненные племена и образовала единый и сильный народ. Кто сохранил землю нашу от стольких врагов, посягавших на нее? Святая вера православная! Это она укрепила любовь нашу к Отечеству, это она воодушевила на подвиг героев Донских и Невских, Мининых и Пожарских. Это она вдыхала и вдыхает воинам нашим непоколебимое мужество в бранях и освящает саму брань за Отечество как святой подвиг за веру Христову. Крест Христов – помощь и щит русского воина, с которым его можно только умертвить, но не победить.

…В отношении к людям разных исповеданий надобно со всею свободою и силою открыть убеждение в достоинстве православного исповедания; но в обличении заблуждений и заблуждающихся терпимость, спокойствие, кротость, снисхождение, осторожность так же нужны, как и ревность».

015Святитель Феофан Затворник (1815-1894) пишет: «Все равно, говорят некоторые, что Православие, что лютеранство, что католичество! Да разве это истины? Истина одна. Разве сто путей. Один путь. Разве сто богов? Един Бог, едина вера, едино крещение. Так как же это все равно? Стало быть, равно с нашим и то вероисповедание, в котором нет священства, нет святого причащения и покаяния? Ни на что не похожа такая филантропия! Из-за того, что не умеют решить вопроса – что такое другие вероисповедания, толкуют криво и понимают неправо решительно верное…

Посмотрите, что бывает в фотографии. Натуральная персона человека самый верный его тип; фотографы снимают ее, потом печатают. А между тем у одного выходит слишком темно, у другого слишком светло; тот фокус не угадал, а этот дал позу не сродную известному лицу. Но есть и такие снимки, которые очень верны подлиннику. А подрисовка сколько еще изменяет характеристику черт! Разбирая теперь все эти снимки, неужели можно сказать, что они все равны, когда между ними есть и такие, в которых не узнает себя и сам тот, с кого портрет снят?

Моисею говорил Бог: виждь, да сотвориши (скинию) по образу показанному тебе (Исх.25, 40), — и было так до пришествия Христова. Господь, пришедши, снес с неба иную скинию, святую веру и Церковь, устроенную по плану, который Он видел и слышал в предвечном совете триипостасного Бога. Но явились самовольники – фотографы, и давай подрисовывать, давай делать новые снимки, — ну, и нагородили. Лик Церкви один, а в самодельных снимках у одного вышло две головы, у другого – ни рук, ни ног, там глаза изменены, там одежда совсем не та, и прочее, а у всех одна подпись: церковь. Смотришь-смотришь, и скажешь: нет, это не она. Пристало ли после этого хранящим подлинник Церкви ставить себя в ряд с другими?

Да что же другие? Оставим распорядиться ими Домовладыке. Он дает нам осязательное свидетельство, что подлинник у нас: это видимые всеми дары чудотворений, прозорливости, нетления мощей, чрезвычайные явления – чего ж еще хотеть? Лжецам не станет потворствовать Господь. Господь с нами, и Дух Его обитает в Церкви нашей, стало быть, она и есть настоящая, с неба сведенная и на земле водворенная Церковь. А про другие Господь ведает. Судов Своих Он не открывает; будет день, когда во свет приведет Он вся тайная, а теперь достаточно для нас и этого луча непреложного удостоверения в истине нашей веры».

ioann_kronshtadskii1Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908): «Все хвалят свою веру как правую, но не тот правый, кто себя хвалит, а тот, кого Бог похваляет, по слову апостола (см. 1 Кор.4, 5). А нашу веру Сам Бог прославляет непрестанно как в Самом Себе, так и в святых Своих. Идите к мощам святых угодников и смотрите, чья вера правая. В какой вере творит Бог такие чудеса, как в православной? В какой вере люди удостаиваются нетления и благоухания тел по смерти и творят столь великие и многие чудеса? Идите к преподобному Серафиму и к святому Сергию; идите к Феодосию Черниговскому и т. д. Как идти против истины, против очевидности?

Вера христианская есть восстановление в человеке Богом, по безмерной Его благости, образа Божия, падшего, оскверненного, растленного, — примирение Творца с тварью неблагодарной, непослушной, возгордившейся, разрешение от праведного проклятия и дарование благословения, отверзтие заключенного для нас неба: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому (Ин.1, 51), — и победа над смертью и упразднение ее, как и диавола, виновника ее, введение в рай и дарование вечной жизни. Сколько, сколько безчисленных благ дано Богом в вере христианской человеку верующему, послушному Евангелию и заповедям Христовым! За чем же дело, христиане? Что спите? Воспряните, бодрствуйте, молитесь, кайтесь, исправляйтесь, творите благие дела и восходите на небо!

Слава вере христианской – православной! Истинный плод ее всегда был и есть единение верующих между собою чрез любовь и общение благ духовных и вещественных. Чем более удаляются христиане от духа веры своей, тем более они разъединяются самолюбием, тем более заключаются в себе, тем менее имеют общения в благах духовных и материальных – особенно в материальных – с нуждающимися, тем более иссякает в них любовь и тем более бедствует человечество. Истинное христианство и на земле водворяет благополучие, потому что оно смотрит на христиан, как на одно великое тело, в котором есть члены благородные и неблагородные не по природе, а по месту и по делу, сильные и слабые, богатые и бедные, и Дух Божий ходатайствует в душах сильных или богатых о помощи слабым или нуждающимся – чрез общение духовных и материальных благ. Народу веровавшему бе сердце и душа едина (Деян.4, 32)».

8 (2)Преподобный Амвросий Оптинский (1812-1891): «Господь… во Святом Евангелии глаголет: аще кто преслушает Церковь, буди тебе яко язычник и мытарь (Мф.18, 17). Будет ли тому хорошо на Страшном Суде, кто явится там в числе язычников? Русскому православному человеку вернее и лучше разсуждать и действовать не по-немецки и не по иностранным обычаям, а согласно с правилами Православной Церкви. Апостол пишет: Един Бог; едина вера (Еф.4, 5), то есть как истинный Бог Один, так и истинное вероисповедание одно, начавшееся от Иерусалима, а не от Рима. Православная Церковь во всей вселенной едина – в Иерусалиме, в Антиохии, в Александрии, в Греции и в России.

Единая истинная Вселенская Церковь, основанная Сыном Божиим, Господом нашим Иисусом Христом и искупленная дражайшею Его Божественною Кровию, как о сем говорит Апостол: Един Бог, едина вера (Еф.4, 5), то есть как Един Истинный Бог, так на земле единая истинная вера. Другие же вероисповедания, как бы себя не величали, основаны на примеси ложных понятий человеческих. Таинства, видимо совершаемые на земле в Церкви Христовой, чрез которые благочестивые христиане соединяются с Богом, носят образ таинств невидимых небесных.

 …Триединый Бог невидим и непостижим для твари, даже для Ангелов, кольми паче для человеков. Отчасти же ведом по откровению, сперва чрез пророков, вещавших Духом Святым, а потом чрез Единородного Сына Божия вочеловечшегося, как говорит святой Евангелист Иоанн Богослов: Бога никтоже виде нигдеже, Единородный Сын, Сый в лоне Отчи, Той исповеда (Ин.1, 18). Как Единый Бог есть в трех Лицах, тому малое подобие видим в трисолнечном свете. Иное есть самое солнце и рождающийся от него свет, и иное – исходящие от солнца лучи. Все это одного существа и нераздельно, и с тем вместе тройственно.

Второе подобие видим в душе человека. Иное есть ум в человеке, и иное есть внутреннее слово, от ума рождающееся, которое передается другому и в то же время остается внутрь нас; и иное есть дух, оживляющий человека и ведущий тайны его, по сказанному: никтоже весть, яже в человеце, точию дух человека живущий в нем; яко же и Божие никтоже весть, точию Дух Божий (Ср.: 1 Кор.2, 11). Все это составляет одно разумное существо человека и вместе с тем есть тройственно.

О Боге Едином и вместе Триедином твари, особенно люди, могут делать только такое заключение. Все видимое от Невидимого. Все вещественное от Невещественного. Все имеющее начало от Безначального. Все имеющее конец от Бесконечного. Все временное от Вечного. Все имеющее предел от Беспредельного. Все измеримое от Неизмеримого. Все постижимое от Непостижимого…»

Преподобный Анатолий Оптинский (Зерцалов) (1824-1894): «Если кто тебе скажет: «Ваша и наша вера от Бога», то ты, чадо, ответь так: «Кривовер! Или ты и Бога считаешь двоеверным?! Не слышишь, что говорит Писание: Един Господь, едина вера, едино крещение (Еф.4, 5)».

05 (1)Преподобный Варсонофий Оптинский (1845-1913):

«Теперь повсюду ненавидят христианство. Оно есть ярмо для них, мешающее им жить вольно, свободно, творить грех».

Преподобный Никон Оптинский (1888-1931): «Мы, православные, не должны поддерживать ересь и иметь общение с еретиками. Нигде не сказано, что должно молиться только перед Калужской иконой Божией Матери (находящейся в то время в руках «обновленческой» церкви). Всякая другая икона Божией Матери – тоже святыня. Если бы и пострадать пришлось – не изменим Православию».

Преподобный старец Феодосий Кавказский (1841-1948): «Вера наша принесена с Неба, поэтому не покоряйтесь обстоятельствам века сего. Истинный православный христианин боится не земной смерти, а вечной. Хуже всего бояться чего-либо больше Бога, а по сему согрешить».

Диакон Михаил Портнов пишет, что «убедительность христианства состоит в первую очередь в том, что оно не просто дает логически неопровержимые аргументы в свою защиту, но и предлагает все средства для того, чтобы на личном опыте удостовериться в истинности своих утверждений, а также приводит тысячи и тысячи свидетелей, подтвердивших верность этого опыта. В Евангелии указан путь проверки: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф.5, 8). О том, как очистить сердце, говорят деятельно прошедшие этот путь. Христиане называют их Святыми Отцами».

Онуфрий, архиепископ Курский и Обоянский (1938) с пламенной любовью пишет своему другу: «Наш долг – всячески говорить о православной вере, о ее красоте, истине, светлости… Ни болезни, ни лишения имущества, ни поношения, ни темницы, ни сама смерть не страшны для христианина. Страшно совершить грех, идти против Бога, отказаться от Него, забыть Его заповеди, жить в страстях – это и есть настоящее горе».

04 (1)Святитель Николай Сербский (1880-1956) пишет: «Истина не подвластна времени, Она не нова и не стара. Она именно Истина, и вчера, и сегодня, и завтра.

Если кто-то скажет вам, что ему открылась вся истина, но продолжит жить неблагочестиво, не верьте ему.

Истина и в могиле жива, и в узах свободна, и в темнице светла, и в грязи чиста.

Истина, святость и благость суть три главных благовестия православной веры, три добродетели, рождающие и освящающие одна другую; совершенны же они лишь в полном единстве.

Истина шире, выше и глубже вселенной, и потому Она непостижима, но может открываться человеку духовному, как день возвещает себя зрячим глазам.

Православие преподает не частные науки, а Истину, Которой живет и дышит вселенная и в Которой обретают спасение все твари, воздыхающие об избавлении от неведения, болезней и страха.

К Истине приложим вопрос, Кто, а не что?

Истина лична, а не безлична. Истина – Бог, а не вещь. Истина – Тот, Кто всегда один и тот же, а не то, что постоянно изменяется. Истину можно обрести не в творении, а в Творце.

Нет ничего эфемернее триумфа злобы и ничего продолжительнее торжества Истины

Господь наш Иисус Христос пришел, чтобы изменить суды и меры людские. Люди измеряли природу ею самой. И мера была неправильной. Люди измеряли душу телом. И величина души умалилась до миллиметров. Люди измеряли Бога человеком. И Бог выглядел зависимым от человека. Люди измеряли достоинства быстротою успеха. И достоинства стали дешевыми и деспотическими. Люди хвалились своим прогрессом, сравнивая себя с животными, которые всегда топчутся на одном и том же месте одной и той же дороги… Эту похвальбу Небо презрело, а животные даже не заметили…

Все меры людей были ошибочны, и все суды – ложны. И Христос пришел спасти людей от незнания и лжи, изменить мерила и суды людские. И изменил их. Усвоившие Его меры и суды спаслись через истину и правду, а оставшиеся при старых мерах и судах и сегодня все еще блуждают во мраке и торгуют замшелыми заблуждениями.

Природа не измеряется сама собой, ибо она дана в услужение людям и ее мера – человек. Душа не измеряется телом, ибо тело дано в услужение душе и мера тела есть душа. Бог не измеряется человеком, как гончар не измеряется горшком. Нет меры для Бога, ибо Бог есть Мера всему и Судия всех. Не измеряются достоинства быстрым успехом. Ибо колесо, что быстро поднимается из грязи, быстро возвращается в грязь. Достоинства измеряются законом Божиим. Человеческий прогресс измеряется не отсутствием прогресса у животных, но сокращением расстояния между человеком и Богом…

«Наша вера истинна, но и ваша вера имеет силу», — это привычное заявление балканских мусульман христианским соседям. В этом причина того, что они приносят своих больных в наши известные монастыри… Они знают, что их вера не имеет силы, поэтому и несут больных не в мечеть, а в православные храмы. Наш православный народ знает, что только истинная вера может быть крепкой. Для него церковь – дом силы Божией, он идет туда, чтобы получить помощь, и получает ее через евангельское слово, от икон и крестов, в каждом таинстве… Разной помощи ждет народ от церковной молитвы: помощи духовной и телесной, помощи в примирении с родными, молится об успехе, об избавлении от страха перед неизвестностью и о многом другом…

Все верования и философии до Христа мрачны и пессимистичны, неустойчивы и запутанны. Таковы они в Элладе, таковы в Индии, таковы в Египте и Персии. Таковы и в земном уравновешенном Китае. Таковы в древней Мексике у инков, да и у всех нынешних язычников. Ни одно из тех верований, ни одна из тех философий не заслуживает названия Радостной Вести. Самый жизнерадостный поэт древнего времени – Гомер как-то сказал: «Лучше быть живым псом на этом свете, чем царем в аду!» Как человек земной и от земли, он не мог ни светлее видеть, ни радостнее сказать.

Только Тот, Кто есть сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах (Ин.3, 13), мог поведать миру, что есть на Небе, каков есть Бог, каковы духовные реальности на этом свете, каков духовный мир вокруг Бога и что происходит с душами людскими после телесной смерти. Говорил о том, что знает, и свидетельствовал о том, что видел (Ин.3, 11) и слышал. Его свидетельство не по логике земной, не по выводам человеческого разума, а по тому, что знает, и видел, и слышал. Он – Небесный Вестник Небесной реальности. Я… пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине (Ин.18, 37), которую никто из земнородных не мог верно засвидетельствовать. И Свое свидетельство Он называет Радостной Вестью…

Христос призвал людей веровать в эту Радостную Весть. Покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк.1, 15). То есть Он призвал верить Ему, веровать в Него, верить каждому Его слову. Ибо нет для людей иного способа прийти к пониманию истины в самых главных вопросах жизни и бытия, кроме как принять на веру слова Того, Кто является свидетелем Небесной и духовной реальности. Или веровать Христу, или продолжать блуждать по мрачной и бурной пучине жизни

Вера христианская не похожа на другие веры… Ибо другие веры исходят от людей земных и от земли – от людей, которые говорили о духовном мире или по своему природному разумению, или по обману от злых духов. Никто из основателей других вероучений не сказал о себе, что он сошел с Неба, что он послан Отцом, что свидетельствует о Небе то, что видел и слышал, а, тем более, что опять возвращается на Небо. Поэтому не может быть и речи о сравнении или уравнивании свидетельств с остальными… верованиями, распространенными по белому свету.

Не спрашивай у христианина, верует ли он в Бога, — спрашивай, верует ли он в Евангелие – в Радостную Весть Христову. Ибо, если он говорит, что верует в Бога по своему разумению, а не по Евангелию, он – отсталый и язычник, пришедший к вере так, как люди приходили две тысячи лет тому назад – как, например, эллинские и азиатские философы. А зачем тогда Христос сходил с Неба? И зачем Он Кровью Своей запечатлел миру Свое Откровение, Свою Радостную Весть? Воистину такой христианин принял на свою голову Пречистую Кровь Сына Божия так, как те, что кричали: Распни, распни Его! (Лк.23, 21).

Православная Церковь единственная сохранила полноту веры в его Радостную Весть. Она сохранила это величайшее богатство не без суровой борьбы, внешней и внутренней, однако с помощью Бога, Богородицы и всех святых все-таки сохранила. Сохранила не своей славы ради, а ради славы Христовой и не ради спасения только своих народов, а всех будущих поколений всех народов на земле, если они пожелают открыть свои сердца и умы, чтобы видеть, где их спасение.

Будущее человечество – в неизбежной связи с Православием: Разумейте, языцы, и покаряйтеся… яко с нами Бог (Ис.8, 9-10).

Истинная вера, вера христианская, является Божьим откровением людям о самом важном – о Едином Боге, о душе, о пути жизни, об ином мире и Суде Божьем. Это откровение не зависит от меры цивилизованности, ни от мирских знаний, ни от знания второстепенных вещей, каковы суть: изготовление мыла из сала, выплавка руды из металла, строительство дорог и возведение мостов, умение считать, рассчитывать и измерять, искусство возделывать землю, изучать свойства разума. Это знание, которое надмевает, как мудро говорит апостол Павел, или ложное знание, согласно его же словам (1 Кор.8, 1).

…Европейское образование отделилось от веры в Бога. В этом причина того, что оно превратилось в яд, в этом причина духовной смерти европейцев. В языческих цивилизациях наука никогда не отделялась от религии, хотя религия была невежественной и неверной. Это произошло только в Европе, которая приняла от Бога самую совершенную веру. Но из-за конфликта с церковными старейшинами Европа озлобилась и отвергла совершеннейшую веру, сохранив совершеннейшую науку. Ах, братья мои, отвергла Божье знание и приняла человеческое незнание! Какое безумие, какая тьма!

023И мы за Европой последовали. За это мы жестоко поплатились. Опомнимся ли? Хватит ли нам мудрости и мужества оставить блуждания и вернуться на истинный путь раньше Европы, без Европы? Для нас это вопрос жизни и смерти. Пойдем по пути отцов наших и не ошибемся. Вернемся к истинной вере и отвергнем ложную науку – и не раскаемся. Будем людьми, а не обезьянами, и Господь усыновит нас.

Христос Господь победил мир – это, братия, и наша победа. Апостолы победили мир – и это наша победа. Святители, девственники и мученики победили мир – и здесь наша победа. В мире сем, братия, нет ничего сильнее христианской веры. Мечи, посекавшие эту веру, затупились и сломались. А вера осталась. Императоры, боровшиеся с этой верой, задохнулись под проклятием преступлений. Царства, ополчавшиеся против этой веры, разорены; города, отвергавшие эту веру, повержены и лежат в руинах. Еретики, повреждавшие эту веру, погибли душой и телом и под анафемой отошли из мира сего. А эта вера всех пережила.

Если, братия, мир набросится на нас со своими чарами, усладами, мимолетной славой, то чем мы ему противостанем и чем одолеем его натиск, если не этой верой? Воистину ничем, кроме как только сей непобедимой верой, которая знает нечто большее, чем все блага мира.

Когда все прелести мира сего обнажат свою оборотную сторону: красота обратится в уродство, здоровье – в болезнь, богатство – в нищету, слава – в бесчестье, власть – в унижение и вся буйно цветущая телесная жизнь – в мерзость и смрад, то чем преодолеем мы всю эту скорбь и сохраним себя от отчаяния, кроме как этой непобедимой верой, научающей нас вечным и нетленным ценностям в Царстве Христовом?

Когда смерть покажет свою разрушительную силу над нашими ближними, над нашими сродниками и друзьями, над нашими цветами, над нашими посевами и всходами, над делами рук наших; когда и на нас неотвратимо оскалит она свои зубы, то чем одолеем мы страх перед ней и чем отверзем двери жизни, которая крепче всякой смерти, если не этой верой? Воистину ничем, кроме как сей непобедимой верой, коей ведомо воскресение и жизнь без смерти.

Это вера праведных, смиренных и кротких, но неустрашимых на пути к истине. Не могут принять веру эту те, чьи сердца следуют за похотью очей. Ее любят знающие величие Божие и правду вечную. С радостью думают они о величии бессмертного Бога среди окружающего их смрада смертного. С радостью они, окруженные ложью, творят дела истины. Высота Божия влечет их и пленяет красота истины. Они творят дела истины, но надеются не на дела свои, а на милость Божию. Чем праведнее они, тем с большим страхом ожидают они Суда Христова. А неправедные потому и творят неправду, что не имеют страха Божия. Блаженны ожидающие пришествия Господа в силе и славе, помогающие меньшим братьям, как Самому Христу…

Не ваша ли это вера, христоносцы, и вера самых праведных из предков ваших? Пусть станет она и верой детей ваших, из рода в род. Вера непостыдная, православная, спасительная. Вера воистину образованных людей, носящих в себе образ Божий. Они в день Христов будут названы благословенными.        

05Еретические теологи пренебрежительно назвали Православную Церковь окаменевшей Церковью. Из-за чего? А из-за того, что эта Церковь, по их словам, «не идет за временем» и «не приспосабливается ко времени». Но именно в этом и есть слава Православия – в том, что оно «не идет за временем» и «не приспосабливается ко времени», а поступает в соответствии с заповедью апостола Павла: Не сообразуйтесь с веком сим… (Рим.12, 2).

Как может вечность идти за временем? И как абсолютное может приспосабливаться к преходящему? Как это Царство Небесное может мириться с царством земным? И как драгоценное может объединяться с дешевым? Ежели весь мир лежит во зле, как сказано (1 Ин. 5, 19), то разве будем мы вечное добро ограничивать и поддерживать злом, а Небесный свет подкреплять земными огнями угля и нефти?»

Письмо жителю Сараева, о «грехах» православной веры

09«С негодованием и гневом призываете: выбросить веру из школы! Пусть молодежь вволю слушает о кровавом Нероне, о людоеде Калигуле, только бы не упоминалось спасительное имя Христа!

Но рассудим спокойно: чем так согрешила христианская вера, что Вы хотите забросать ее камнями? Когда евреи схватились за камни, чтобы побить Христа, Он спросил их: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня? (Ин.10, 32). И православная вера может справедливо спросить Вас: за которое из добрых дел хотите побить меня?

Может быть, за то, что научила Ваших предков-язычников верить в единого Бога, вместо вымышленного идола Перуна и его идольской семьи?

Или за то, что из орды Ваших некрещеных прадедов создала благородный и культурный народ?

…Или за то, что не примирилась с бездушными теориями и разрушением нравственности народа и со смертью, ибо это вера живота и воскресения?

За какое из этих дел Вы хотите отнять ее у молодежи? За какое из них хотите без суда и следствия осудить и побить ее камнями, лишив защиты?

Когда святого Поликарпа принуждали отречься от Христа и обещали сохранить жизнь, святой старец воскликнул: «Восемьдесят лет служу я Христу, и Он ничего, кроме добра, не сделал мне. Как отречься мне от моего Господа и Спасителя!».

Так и народ наш, от которого Вы ждете отречения, может ответить Вам: «Я служу Христу 1000 лет. И Он мне столько служит, и больше того. И Он служит мне вернее, чем я Ему. И ничего, кроме добра, Он не сделал мне. Как я могу сегодня, именно сегодня, в это страшное время, как могу отречься от Господа и Спасителя моего?».

2 (2)Старец Паисий Святогорец (1924-1994) о нашем времени и возвращении в Православие: «Нынешние странные люди находят удовлетворение в том, что странно, а не в том, что правильно. К примеру, они едут в Индию, которая находится на другом краю земли и которая известна своим колдовством. А о Святой Афонской Горе, которая находится на их Родине, рядом с ними и хранит истинную таинственную жизнь во Христе, они не знают, пренебрегают ею! Один студент рассказывал мне о том, что он ездил в Индию и прожил там три с половиной года. Он пытался разобраться и понять, какая религия истинна. В конце концов один индиец сказал ему: «Зачем ты сюда приехал? То, что ты ищешь, есть в Православии. Свет идет оттуда. Поезжай на Святую Гору Афон, и найди там то, что ищешь». Таким образом, юноша вернулся в Грецию и приехал на Святую Гору.

— Геронда, когда православный христианин, связавшийся с различными восточными религиозными культами, кается в этом, то Православная Церковь снова принимает его в число Своих членов?

Такому человеку необходимо великое покаяние и помазание Святым Миром. Если он захочет возвратиться в Православие и снова стать членом Церкви, то по правилам ему сперва нужно письменно отречься от злославия восточных культов, исповедать православную веру, а после этого священник должен прочитать над ним молитвы о возвращающемся к истинной вере и помазать его Святым Миром.

Я вижу, как некоторые молодые ребята – наши соотечественники, не прочитав ни строчки из Евангелия, начинают читать брахманскую, буддийскую литературу, Коран и тому подобное. Едут они и к индийским гуру. Потом там им приходится не по душе и они возвращаются в Православие, однако уже заразившись в этих восточных культах целой кучей разных (духовных) микробов. Люди повреждаются, и потом им трудно найти истину. Пусть человек сперва (жизненным опытом) познает Православие, а потом – если Православие ему не нравится – уходит из него. Пусть он познает Православие правильно и потом сравнит его с различными религиозными учениями, о которых он слышит. Ведь, познав Православие, человек сможет отличить подделку от золота или понять, насколько чисто золото, сколько в нем каратов. Такого человека не проведешь на мякине, он не принимает за золото все то, что блестит.       

Я обратил внимание вот на что: из Православия уходят только эгоисты. Человек смиренный из Православия никогда не уходит».

Старец Паисий Святогорец о вере Святых Отцов и Мучеников и о попытке смешать истину и ложь, объединением всех религий: «Многие Святые Мученики, не зная догматов веры, говорили: «Я верую в то, что установили Святые Отцы». Говоря так, человек свидетельствовал о Христе, становился мучеником. То есть, христианин не мог привести доказательств истинности христианской веры, чтобы убедить в ней гонителей, но он имел доверие Святым Отцам. «Как же я могу не доверять Святым Отцам? – думал он. – Ведь они были и более опытны, и более добродетельны (чем я), они были святы. Как я могу согласиться с бессмыслицей и стерпеть хулу на Святых Отцов?» Мы должны доверять Преданию. Сегодня, к несчастью, и у нас появилась европейская «корректность», и люди стремятся показать себя добрыми. Желая проявить свое «высшее благородство», они заканчивают тем, что кланяются двурогому диаволу. «Пусть будет одна религия», — говорят они и все ставят на одну доску.

Ко мне в каливу тоже приходили несколько человек с такими взглядами. «Нам, то есть всем, кто верует во Христа, — говорили они мне, — надо объединиться в одну религию». – «Это все равно что предлагать мне собрать в одну кучу столько-то каратов золота и столько-то отделений от этого золота меди, чтобы снова сделать из них один сплав, — ответил я. – Но разве разумно опять смешивать золото с дешевыми металлами? Ведь было столько борьбы, чтобы очистить догмат от мусора». Святые Отцы знали, что делали. Они воспретили общение с еретиками не без причины. Но сегодня призывают к совместным молитвам не только с еретиком, но и с буддистом, огнепоклонником и сатанистом. «Православные, — говорят, — тоже должны присутствовать на экуменических совместных молитвах и конференциях. Это – свидетельство!» Да какое там еще «свидетельство»! Эти люди разрешают все проблемы с помощью логики, они находят оправдание тому, чему не может быть оправдания. Европейский дух считает, что с прилавков Общего Рынка можно торговать даже духовными предметами.

Некоторые из тех православных, кто, отличаясь легкомыслием, хотят «протолкнуть Православие», «развернуть миссионерскую деятельность», устраивают совместные конференции с инославными – чтобы при этом было побольше шума, и думают, что таким образом – смешиваясь со злославными во единый винегрет – они «проталкивают Православие!» После этого принимаются за дело «суперревнители». У этих другая крайность: доходят даже до хулы на Таинства Поместных Церквей, живущих по новому календарю, и тому подобного, весьма соблазняя благоговейные и православно чуткие души. А инославные, со своей стороны, приезжают на все эти совместные конференции, строят из себя учителей, отбирают из услышанного от православных хорошее духовное сырье, обрабатывают его в своей лаборатории, окрашивают в свой цвет, наклеивают свой ярлык и выдают за подлинник. И странные современные люди, приходя от подобных странностей в восторг, духовно разрушаются. Но все же, когда это будет нужно, Господь восставит и Марков Ефесских, и Григориев Палам, которые соберут воедино всех наших израненных соблазном братьев – для исповедания веры, во утверждение Предания и на великую радость нашей Матери-Церкви».

111