Метки

, , , , ,


Семья ЦаряНиколай Второй в секретной переписке (5)
Семья и дети

Царская семья жила в Александровском дворце. Все в нем было устроено по вкусу супругов. Царский кабинет размещался, например, в сравнительно небольшом помещении. В кабинете стоял письменный стол, за которым работал Царь, и еще один стол, на котором лежали карты России. По стенам стояли книжные шкафы, а также ряд кресел и небольшая кушетка. Каждая вещь в кабинете знала свое место. Государь не терпел безпорядка.
Покои Царицы были отделаны в любимом ею английском духе, стены обиты мебельной тканью. Будуар Царицы все, что в нем находилось – ковры, занавески, обивка мебели – были выдержаны в лиловых и белых цветах. На столе лежали книги и газеты, разные декоративные безделушки. Всюду висело много икон. Над кушеткой было повешено изображение Богородицы. В будуаре Царица проводила большую часть времени, здесь, лежа на кушетке, она много читала и писала письма. Много времени Царица уделяла вязанию…
Работать Царь начинал ранним утром, одевался в темноте и шел к себе в кабинет. Работал до обеда, устраивая короткий перерыв на чай. Николай II не имел личного секретаря, предпочитал все делать сам.

На его столе в кабинете был специальный дневник, куда он по дням и часам записывал свои дела. Многие документы, поступавшие на его имя, он просматривал сам. Своих министров и других приглашенных лиц Царь обычно принимал в непринужденной обстановке. Слушал внимательно, не прерывая. Во время беседы был предупредительно вежлив, никогда не повышал голоса. Примерно в восемь часов Царь обычно заканчивал свой рабочий день. Если в это время у него был посетитель, то Царь вставал и подходил к окну. Это был знак окончания аудиенции. Другой формой окончания аудиенции были слова: «Боюсь, что я утомил Вас».
Когда выпадало время, Царь много читал. Специальный библиотекарь каждый месяц подготавливал для него 20 лучших книг всех стран. Больше всего Николай читал книги на русском языке, но с женой чаще – книги на английском. Впрочем, и общались между собой они больше на английском языке. И вся переписка между ними была на этом языке, хотя Царица прекрасно говорила по-русски.
Спать Царь шел около одиннадцати часов. Перед сном делал записи в своем дневнике, который вел много лет. После горячей ванны ложился в постель.

С Ольгой 1896г

С Ольгой 1896г

Через год после свадьбы у царской четы родилась дочь Ольга, а затем с периодичностью в два года появляются на свет еще три дочери – Татьяна, Мария и Анастасия. В августе 1904 года Александра Федоровна рождает долгожданного Наследника русского престола – сына Алексея.
Великие княжны, как в свое время и их отец, воспитывались по-спартански. Они спали в двух больших хорошо проветриваемых комнатах на жестких походных постелях без подушек. Каждый день начинался с холодного купания. С самого детства Царица приучает своих детей к рукоделию, ибо не любила, чтобы «руки ее дочерей оставались праздными».
Несмотря на свое привилегированное положение, царские дочери вместе со служанками сами убирали свои комнаты и стелили постель. Занятия начинались в 9 часов и велись почти целый день. Княжен учили истории, географии, математике, русскому, французскому и английскому языкам и, конечно, музыке. Девочки много читали и были очень развиты. С детства они привыкли постоянно быть вместе и жили очень дружно, мало общаясь со своими сверстницами вне семьи. Свои письма, которые они часто сочиняли вчетвером, они подписывали буквами ОТМА – первыми буквами их имен по

1914

1914г

старшинству. Впрочем, родители, да и служащие дворца разделяли их на две пары. Старших девушек – Ольгу и Татьяну – называли «большие», младших, Марию и Анастасию – «маленькие». Это было не зря, внутри своего сестринского «клана» они держались именно такими парами. Несмотря на их близость, каждая из сестер была не похожа на других. Ольга, самая старшая, внешностью выдалась в отца. У нее было широкое русское лицо, длинные каштановые волосы, голубые глаза. Она была очень сообразительна, эмоциональна и вместе с тем застенчива. Много читала. Когда перед войной ее хотели выдать замуж за румынского принца, она сказала отцу: «Я русская и хочу остаться в России».
Самой энергичной и целеустремленной была вторая дочь Царя Татьяна. Высокая, стройная, с красивыми рыжеватыми волосами и серыми глазами, она производила впечатление настоящей царской дочери. Именно она была особенно близка отцу, она же была любимицей матери. Татьяна умела окружать мать постоянной заботливостью и никогда не позволяла себе показать, что она не в духе.
Третья дочь, Мария, самая красивая и эффектная среди всех царских дочерей, хотя и склонна к полноте. У нее были яркие губы и темно-голубые, как у матери, глаза, только очень большие, в семье их называли «блюдцами Мари». Она имела веселый, жизнерадостный нрав, была очень добродушна и добросердечна, будущее свое представляла в замужестве и в воспитании детей.
Сестры 2Такой же веселой и жизнерадостной была четвертая дочь Царя – Анастасия. Она быстро схватывала смешные стороны, постоянно потешала всю семью. Так, например, когда пушки на царской яхте давали салют, она в притворном ужасе пряталась в углу, испуганно таращила глаза и высовывала язык. У нее были, безусловно, высокие актерские наклонности, которые она проявляла, изображая разговоры взрослых. Она обладала огромным обаянием и вызывала к себе большое расположение. Кроме того, у нее был замечательный музыкальный слух, что позволяло ей усваивать иностранные языки.
Когда дочери подросли и стали настоящими барышнями, холодное купание им отменили. Вместо него по вечерам им устраивали ароматизированную теплую ванну. На столиках появились украшения и духи. У всех четверых это были «Коти». Но каждая предпочитала свой аромат. Ольга любила «Чайную розу», Татьяна – «Корсиканский жасмин», Анастасия – «Виолетту». Мария перепробовала множество ароматов «Коти», прежде чем выбрать «Сирень».
Как вспоминал учитель царских детей П. Жильяр, все царские дочери были прелестны своей свежестью и здоровьем. Трудно было найти четырех сестер столь различных по характерам и в то же время столь тесно сплоченных дружбой. Последняя не мешала их личной самостоятельности и, несмотря на различие темпераментов, объединяла их живой связью. В общем, по мнению Жильяра, трудно определяемая прелесть этих четырех сестер состояла в их большой простоте, естественности, свежести и врожденной доброте. Свою мать дочери обожали, считали ее непогрешимой и всегда были полны очаровательной предупредительности по отношению к ней, организуя как бы постоянное дежурство при ней. «Их отношения с Государем были прелестны. Он был для них одновременно Царем, отцом, товарищем».

Мария и Алексей 01

Мария и Алексей

Центром этой тесно сплоченной семьи, пишет Жильяр, был Царевич Алексей, на нем сосредоточивались все привязанности, все надежды. Сестры его обожали, и он был радостью своих родителей. Когда он был здоров, весь дворец казался как бы преображенным: это был луч солнца, освещавший и вещи, и окружающих (недаром в переписке родители его так и называли – Солнечный луч). Счастливо одаренный от природы, он развивался бы вполне правильно и равномерно, если бы этому не препятствовал его недуг. Недуг, ставший одной из причин трагедии царской семьи!
Еще в 1906 году Жильяр обратил внимание, с каким трагическим безпокойством Царица стремилась предотвратить каждое резкое движение своего сына. Царица прижимала сына к себе нежным жестом матери, которая всегда дрожит за жизнь своего ребенка; но у нее эта ласка и сопровождавший ее взгляд обнаруживали так ясно и так сильно скрытое безпокойство, что Жильяр был тогда поражен этим. И только гораздо позже он понял, в чем дело. Царский сын был болен страшной, неизлечимой болезнью гемофилией.
Болезнь Наследника носила характер государственной тайны. О ней знал только узкий круг лиц и, прежде всего, доктора, лечившие его. Даже родственники в большинстве своем были в неведении.
с АлексеемГемофилия – плохая свертываемость крови – проявлялась у многих представителей мужской линии семьи Александры Федоровны. От гемофилии умерли брат и дядя Александры Федоровны. Этой же болезнью страдали ее племянники. Алексей по своей натуре был живой, подвижный мальчик. Но болезнь на многие дни приковывала его к постели, и это, конечно, сильно угнетало его. Глубокая печаль видится в его голубых глазах с раннего детства.
Зато, когда болезнь отступала, мальчик мало чем отличался от других детей – бегал, играл со сверстниками, шалил, катался на самокате по коридорам, врывался в учебные комнаты сестер, мешая их занятиям. Любил кататься по парку на трехколесном велосипеде, сконструированном специально для него. К нему были приставлены два дядьки из матросов, которые охраняли Царевича и помогали ему. Как у всякого мальчика, карманы Царевича были постоянно набиты всякой всячиной – камешками, гвоздиками, веревочками, какими-то бумажками и пр. Конечно, у Царевича было огромное количество самых разных игрушек, от оловянных солдатиков до больших моделей железных дорог, шахт и заводов.
Летом Царевич ходил в матросской форме с лентой на безкозырке с надписью «Штандарт». Зимой его нередко одевали в казачью форму с меховой шапкой, сапогами и настоящим кинжалом. У мальчика было много разных домашних животных, среди которых самый любимый — спаниель Джой, очень красивая собака с шелковистой шерстью, длинные уши которой свисали почти до земли. Царевича научили играть на балалайке, и он нередко забавлял семью звуками этого инструмента.
Чувство постоянной опасности за жизнь сына не покидает царскую чету. Какие попытки спасти его они только не предпринимают! Но даже лучшие отечественные и зарубежные доктора не могут помочь Алексею. Самым эффективным оказывается …воздействие Григория Ефимовича Распутина… Можно понять, как благодарны были Царь и Царица!
с детьми 3Свободное время Николай II предпочитал проводить с семьей. После окончания государственных дел Царя вся его семья собиралась на ужин. Еда, как правило, простая, деликатесов почти не было. После ужина семья часто собиралась в комнате, где Царь читал вслух книгу, чаще всего Толстого, Тургенева или Гоголя, а жена с дочерьми что-то вязали или шили. Царь и Царица очень любили эти вечера, на них они отдыхали душой.
Царь любил пешие прогулки по парку. Нередко его сопровождала целая свора шотландских овчарок (которых у него было одиннадцать). Бывало, Царь с детьми садился в шлюпку и катался по водоемам в парке. Да и вообще Царь любил играть со своими детьми в снежки, кататься на лыжах и санях. Зимой возле дворца сооружали снежную гору, с которой дети катались на салазках.
Летом семья Николая II надолго уезжала из Царского Села. В июне около двух недель они проводили на борту своей яхты «Штандарт» на Балтийском море возле скалистых берегов Финляндии. Якорь бросали в пустынной бухте, вокруг ни души, только лес, скалы, песок. На яхте были все удобства для комфортабельной жизни. Днем семья гуляла на берегу или в лесу, собирала грибы и ягоды. Вечером, как и в Царском Селе, собирались за ужином, читали книги, музицировали. На борту был оркестр. Иногда устраивались танцы. Рабочий кабинет был у Царя и на яхте. Со внешним миром поддерживалась постоянная связь через специальных курьеров, которые круглосуточно дежурили возле яхты.
В августе семья уезжала в Спалу – охотничье поместье на территории нынешней Польши. Здесь Царь охотился, а дети, если они приезжали с ним, гуляли по сосновому бору.
В марте и сентябре царская семья жила в Крыму. Здесь, в Ливадии, стоял дворец, который особенно любила Царица. Он был построен по ее вкусу из белого мрамора, а внутри обставлен легкой светлой мебелью с лиловой шелковой обивкой. Отсюда на автомобиле Царь вместе с детьми ездил в горы или на ферму, которая поставляла продукты к столу, а также в гости в соседние усадьбы.
Царскую семью невозможно представить вне посещения церкви. Она ревностно соблюдала все праздники, памятные дни и посты.
Царское селоВ Царском Селе было две церкви, которые особенно любили в царской семье. Одна – придворная Знаменская церковь – находилась на Кузьминской улице, близ Большого дворца. Этот храм пользовался особым почитанием царской семьи, так как в нем хранилась древняя родовая икона Дома Романовых – Чудотворный образ Знамения Божией Матери.
Другим храмом Царского Села, который особенно любили посещать царская чета и их дети, был пещерный (нижний) храм Федоровского Государева Собора, во имя Святого Серафима Саровского Чудотворца. Это было сказочное место. При Федоровском Соборе был воздвигнут Русский городок. Городок строился по проекту Комитета Восстановления Художественной Руси, который включал многих лучших архитекторов, скульпторов и художников. Возглавлял комитет сам Царь. Сохранились описания этого сказочного сооружения. Городок состоял из трех основных зданий и был окружен красочно-красивой кремлевской стеной с башней и тремя воротами, опоясанными «скульптурным кружевом древней русской росписи». Стена прерывалась фронтоном трех больших зданий, выступавших вперед. Главным зданием была так называемая трапезная Государя, состоявшая из многочисленных комнат, включая двухсветный зал со сводами, украшенными гербами всех российских губерний и областей. Трапезная заканчивалась домовым храмом, где каждый образ и каждая лампада говорили о глубокой и драгоценной старине. Два других здания, тоже в древнем русском стиле, со многими архитектурными деталями и мотивами, первоначально предназначались для духовенства Федоровского Государева Собора, но вследствие войны они были использованы как лазареты для раненых воинов. Внутри городка также находились дома для служебного персонала, теннисная площадка, конюшни, гаражи и русская баня. Повсюду были цветники, кусты и деревья редких пород. Весь Русский городок был полуокружен большим прудом. В целом художественный образ Федоровского городка отвечал вкусам и представлениям царской семьи, отражая их любовь к древнерусскому искусству.

По книге: Олег Платонов «Николай Второй в секретной переписке. Заговор против России». Спасо-Преображенский Мгарский монастырь, 2005г.

Продолжение следует

77