Метки

, ,

Валентин Свенцицкий«Когда мы говорим о любви как основе жизни, основе бытия, мы больше, чем в какой-либо проповеди, чувствуем себя «гласом вопиющего в пустыне» — потому что любовь, как закон жизни, не приемлется миром. Мир избрал иной закон, мир избрал закон тления и смерти, закон разделения и разложения. Путаясь, выбиваясь из сил, чтобы преодолеть это тление и разделение, люди создают видимость единства – внешнее единство, которое ничего не объединяет и ничего не содержит…»
Протоиерей Валентин Свенцицкий

Протоиерей Валентин Свенцицкий (1882-1931): «В разные времена по-разному в миру понималась жизнь.
В разные времена главнейшим считалось разное. Но действительная основа жизни всегда остается одна и та же.
Эта основа – любовь – слово, которое имеет неисчерпаемую глубину содержания. В духовной жизни велико значение богомыслия. Посмотрим, как учит нас Слово Божие о любви.
«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всею душею твоею, всем разумением твоим».
Сия есть первая и наибольшая заповедь. Любовь 1Вторая же подобна ей: «Возлюби ближнего твоего как самого себя».
На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. В Послании Иакова говорится: «Если вы исполняете закон царский по писанию «возлюби ближнего своего как себя самого», хорошо делаете».
Апостол Иаков заповедь о любви к ближнему называет царским законом. У апостола Павла о значении любви как основного закона бытия говорится: «Любовь есть исполнение закона».

И в другом Послании: «Больше же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства».
В Послании к римлянам он говорит: «Радуйтесь с радующимися, плачьте с плачущими».
У святых отцов говорится: у святого Григория Богослова: «Если бы нас кто спросил, что мы чествуем и чему покланяемся, ответ готов: мы чтим любовь».
01У блаженного Августина читаем: «Сущность всего Божественного Писания заключается в любви к Богу и ближним. Итак, если ты не имеешь столько сил и времени, чтобы надлежащим образом пересмотреть все листы Священного Писания и понять истину во всей ее полноте, постигнуть все тайны Писания, то предайся любви, которая обнимает собой все прочее».
Так утверждают Слово Божие и святые отцы основное значение любви. Но нужно вникнуть, что же здесь разумеется, какое содержание вкладывается в это понимание. Мы знаем чувство, которое мы называем любовью. Мы знаем любовь, которой мы любим детей своих, знаем любовь, которой мы любим друзей своих; многовидны, и разнообразны, и возвышенны проявления человеческой любви. Знаем мы и самую высочайшую из них – это любовь к Богу. Мы знаем, хотя, может быть, и редко переживаем, возможность любви даже к врагам своим. Все это переживается как некое чувство, нам же нужно уразуметь источник его, что оно есть, для того чтобы оно легло в основание поставленной перед нами задачи духовной жизни.
Чувство любви к Богу есть стремление к самосовершенствованию путем теснейшего соединения с Господом Богом.
Наше чувство любви к ближнему – это желание слиться духовно с ним. Другими словами, это есть таинственная способность и стремление человека к величайшему единству прежде всего с источником всякой жизни – с Господом, а затем со всем, что есть образ и подобие Его, то есть с человеком, носящим в себе образ Божий.
Спас 1В Слове Божием говорится: «Бог есть любовь». «Всякий, любящий родившего, любит и рожденного от Него».
В другом месте апостол говорит: «Возлюбленные, если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга».
В Евангелии от Иоанна читаем: «Как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга».
В Деяниях апостольских об этом состоянии полного единства говорится: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа».
В Евангелии от Иоанна читаем: «Да будут все едино, как Ты Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино».
Вот где раскрывается во всей полноте тайна, смысл и сущность любви, до какового понимания человеческий разум не может возвыситься. Здесь истинное Божественное откровение. Ведь здесь говорится о том, что человеку заповедуется такое же единство, как единство Троичного Бога: «Да будут все едино, как Ты Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино».
А ведь Бог есть любовь; тайна Пресвятой Троицы есть тайна любви, соединяющей Единое Существо Божие. И мы в этой заповеди Христовой становимся сопричастниками этой Божественной любви, этой тайны Пресвятой Троицы.
Василий ВеликийСвятой Василий Великий с истинным даром благодатного уразумения Божественных Тайн по этому поводу написал в «Шестодневе» следующее: «Целый мир, состоящий из разнородных частей, Бог связал каким-то неразрывным союзом любви в единое общение и единую гармонию, так что части, по положению своему весьма удаленные одна от другой, кажутся соединенными посредством симпатии».
То есть он видит во всей вселенной неосознанный нравственный закон любви, лежащий в основе вообще всякого бытия.
Вся вселенная связана в единую гармоничную жизнь, Божественный дух любви влит в самое бытие вселенной, которое есть не что иное, как союз любви. У человека это становится высочайшим идеалом, осознанным законом бытия его, безконечной задачей его совершенствования. Вот поэтому чувство любви, которое сознаем мы в себе как некий Божественный дар и кладем мы в основу закона жизни, закона бытия, ибо Господь все содержит Божественной любовью, все объединяет Собой, все Собой проникает, все делает единой Церковью.
апостол ПавелПотому и сказал апостол Павел о любви, что любовь никогда не перестанет: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестанет, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знамения упразднятся».
Любовь не перестанет, потому что она переживет земную жизнь, потому что она содержит единство не только этого изменчивого бытия, но она будет содержать единство бытия вечного.
Когда мы говорим о любви как основе жизни, основе бытия, мы больше, чем в какой-либо проповеди, чувствуем себя «гласом вопиющего в пустыне» — потому что любовь, как закон жизни, не 33приемлется миром. Мир избрал иной закон, мир избрал закон тления и смерти, закон разделения и разложения. Путаясь, выбиваясь из сил, чтобы преодолеть это тление и разделение, люди создают видимость единства – внешнее единство, которое ничего не объединяет и ничего не содержит, оно, это внешнее единство, противопоставляется внутреннему единству любви.
Напоминание, и проповедь, и утверждение Божественного закона любви так же неприемлемы для мира, как и проповедь вечной жизни и безсмертия. Люди совершенно сознательно отказались от безсмертия. Люди совершенно сознательно отказались от Бога, люди совершенно сознательно отказываются от своего Богочеловеческого достоинства, и поэтому они не могут не отказаться от того, что есть основа вечной жизни, они не могут не отказаться от любви Божественной.
Но мы верующие, как мы можем не строить всю нашу жизнь на началах любви, которой содержится, утверждается бытие мира?»

По книге: «Беседы великих русских старцев о Православной вере, спасении души и различных вопросах духовной жизни». Издательство ЗАО «Тираж-51», 2004г.

Венчание 5