Метки

, , , ,

21«Если бы вы спросили, отчего много людей неверующих, не молящихся, не живущих по-христиански, преданных всяким порокам, ответ готов: от служения чреву».

«Весь человек есть прекрасное дело рук Божиих; все в нем устроено добре зело. Гордость – демон; злоба – тот же демон; зависть – тот же демон; мерзость блудная – тот же демон; насильная хула – тот же демон; насильное самомнение в истине – демон; уныние – демон; различные страсти, а действует во всех один сатана, а вместе лай сатанинский на различные лады, и человек бывает одно, один дух, с сатаною».

«Театр и церковь – противоположности: то храм мира, а это храм Божий; то капище дьявола, а это храм Господа».

«Душа человеческая есть свободная сила, ибо она может сделаться или доброю, или злою силою, смотря потому, какое ты сам даешь ей направление».
Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908):
Бог. Святая Троица. Дух Святой
15«Ни на одно мгновение своей воли не исполняй, а волю Божию, которая есть любовь ко всем, и ко врагам. Согрешил ли я, Господь – очищение мое; уныл ли я, мрачен после греха, от оскорблений врага, Господь – уничтожение уныния моего и оживление дерзновения моего. Все для меня – Господь. Дух Святый, подобно воздуху, все наполняет и все проникает: везде сый и вся исполняй. Кто усердно молится, тот привлекает в себя Духа Святаго и молится Духом Святым».

«Все силы и чудеса совершает Дух Святый. Тем же Духом подаются иному силы, другому – действия сил. Ты только говори с верою, совершение слова не твоя забота, а Духа Святого. Если Христос в тебе, то будь весь как Христос: кроток, смирен, долготерпелив, любвеобилен, безпристрастен к земному, горняя мудрствующий, послушлив, разумен, имей в себе непременно Дух Его: не будь горд, нетерпелив, ни скуп и ни сребролюбив, будь непристрастен к земному».

«Вера подается человеку Духом Святым. Духа Святаго открыл нам Иисус Христос, Духом Святым зачавшийся и укреплявшийся, Духом Святым изгонявший бесов, Духом Святым воскресший. О Духе Святом проповедовали апостолы, мученики, преподобные, святители, и весьма многие запечатлели кровью учение о Святой Троице. Как ежеминутно ты дышишь воздухом, так ежеминутно мысленно бываешь или с Богом, или с дьяволом, смотря по тому, каков ты по внутреннему расположению. Что воздух для тела, то Дух Божий для души: как из воздуха вдыхаешь нужные для питания твоего тела начала, так от Духа Божия вдыхаешь в себя благие расположения и мысли».

«Стоя и молясь усердно на молитве, или сидя, или лежа, или ходя, или в одре, иногда посещаемые Духом Божиим и слыша глас его, мы замечаем, что он проникает в душу не через рот и не через нос, не через уши (хотя чрез слово и дыхание подавал Духа Спаситель и хотя вера от слуха), а прямо сквозь тело – «помолился Богу» — в сердце, как Господь прошел сквозь стены дома к апостолам по воскресении, и действует вдруг, как электричество, быстрее всякого электрического тока, — и тогда тебе делается необыкновенно легко, потому что вдруг разрешается твое бремя греховное, посещает тебя дух сокрушения о грехах, умиления, мира, радости. Смотри, как Ангел является в запертой темнице ночью для освобождения Петра: двери заперты, стражи стоят у дверей, но вот Ангел вдруг предстал, и во мгновение свет воссиял в храмине – так Дух Божий посещает мгновенно храмину души нашей – тело, и свет воссияет в нем.
Дух Божий везде: мысленно пронесись по всему свету, везде увидишь дела его. Им оживляются люди высшею жизнью, животные, птицы, рыбы, растения. Везде Тело и Кровь Христовы одинаково чудеса делают. Везде таинства силу имеют, а сила их – Дух Святый. Дьявол иногда действует в уме, как лукавый совопросник о непостижимом, как дерзкий посягатель на неприступные тайны Трех Лиц Божества, на их взаимные отношения. С благоговением и крайне осторожно нужно мыслить о троичности Божества. «Вся, елика имать Отец, Моя суть» (Ин.16, 15). Вся, елика имать Дух, так же Его есть, кроме исхождения; равно говори и о Сыне, и об Отце, только отдели личные свойства.
Веселюсь и восхищаюсь безконечным совершенством Божества, веселюсь и восхищаюсь, что Божество в Трех Лицах, и каждое Лицо самоипостасно, и есть Бог всесовершенный – един в трех: всемогущ Отец, всемогущ Сын, всемогущ и Дух Святый; вездесущ Отец, так же Сын и так же Дух Святый; жизнь Отец, жизнь Сын, жизнь и Дух Святый; любовь Отец, любовь Сын, любовь и Дух Святый; радуюсь о Боге Отце, радуюсь о Боге Сыне, радуюсь о Боге Духе Святом – едином Божестве, едином естестве и силе, едином, любящем нас, Боге Спасителе. Радуюсь, что каждому из Трех Лиц Божества усвояются особенные действия: Отцу – измышление и благоволение, Сыну – осуществление отеческой мысли и благоволения, Духу Святому – совершение и оживление».

«Как дьявол во мгновение уязвляет душу приражением к сердцу какого-нибудь противозаконного пожелания или неправедного помысла, так Бог и Его Ангел-хранитель оживляют мгновенным притоком святых желаний и помыслов. Надо быть внимательным и благодарным Богу за Его духовные дары света».

«Я – немощь, нищета; Бог – сила моя. Это убеждение есть высокая мудрость моя, пища и питие мое – Христос» — так говори врагу, прельщающему тебя сладостью брашен и желающему их для других».

«Как дыхание свое ты заимствуешь из воздуха и в воздух же его опять выпускаешь – так что ты всегда в воздухе и окружен им, и он тебя проникает, — так и душа твоя от Бога и в Бога опять возвращается, так что ты всегда в Боге, и окружен Им со всех сторон, и наполнен Им внутренне, как воздухом. Потому и сказано: исполняйтеся Духом. Как ежеминутно ты дышишь воздухом, так ежеминутно мысленно бываешь или с Богом, или с дьяволом, смотря по тому, каков ты по внутреннему расположению. Что воздух для тела, то Дух Божий для души, как из воздуха вдыхаешь нужные для питания твоего тела начала, так от Духа Божия вдыхаешь в себя благия расположения и мысли».

«Я читаю Евангелие, тут не я говорю, а Сам Господь, Он Сам в этих словах. Ведь Он дух, премудрость или безконечная, ипостасная мысль, Он – только Он в этих мыслях и словах Евангелия. Так же точно я вижу, например, крест или образ Спасителя: опять тут Он Сам – вездесущий мой Господь – в этом лике или на этом кресте, как в слове Евангелия; образ Его на иконе или на кресте – только внешний вид, а сущность – Он Сам – везде, во всем и чрез все являющийся, особенно чрез образы и знамения, на которых наречено достокланяемое имя Его или самый образ Его. Так Он и в священническом крестном рукоблагословении является с силою Своею и как бы Сам благословляет. Очень важно священническое рукоблагословение. И обыкновенное крестное знамение наше имеет также силу Божию, только делай его с верою, — так везде Господа можно обрести и осязать».

Христос Македония 1292г«Намерение по отношению к нам Господа нашего Иисуса Христа состоит в том, чтобы изгнать из сердец наших ложь (лесть), гордость и злобу дьявольскую, а вместо того насадить Свою истину и любовь, кротость и смирение. Если бы на каждой линии пространства мы изображали лик Господень, и тогда не сделали бы ничего лишнего, потому что Господь действительно находится весь на всяком самомалейшем и самовеличайшем пространстве; если бы мы везде предзрели Господа, то лучше бы и желать не нужно было, мы поступили бы не более как только по справедливости, ибо Бог всегда одесную нас, где бы мы ни были. Так как Дух Божий есть грозная сила, страх и мука демонов, то демоны всеми своими адскими кознями противятся Духу Божию и хулят Его. Так как Дух Божий есть дух спасающий, дух единения, любви и мира, то они всеми мерами противятся единению, любви и спасению людей. Из-за них произошло разделение церквей – на восточную и западную, — заметьте; из-за догмата о Святом Духе и произошло разделение римского запада – лютеранство, кальвинизм и англиканство. Из-за них раскол в нашей Православной церкви. К слову, надобно ли из-за раскольников не делать нужных, благотворных преобразований в Церкви? Надобно делать, иначе посмеются над нами демоны, ужели мы допустим одолеть себя их злобе? Да не будет. Итак, надобно переводить Библию на русский язык. Сколько миллионов людей лишаются ее богатства из-за того, что она на непонятном славянском языке (писано, когда русский перевод Священного писания еще не был издан Священным Синодом)».

«Еще демоны всячески силятся исторгнуть, и исторгли, из сердец христиан веру в Евангелие и в Церковь Христову, что есть также хула на Духа Святого; всеми мерами стараются погрузить христиан в дела плотские и в скверны плотские, чтобы не пребывал в людях Дух Божий, как в допотопных людях; и не видим ли мы, что люди преданы сребролюбию, объедению, пьянству, распутству в огромных размерах – что у нас растление? О, худо будет нам, и, может быть, очень скоро… Еще духи злобы нападают на Духа Божия в мыслях и сердцах отдельных людей: веру в него колеблют, — горе нам; да не похулим Духа Святаго, животворящего духа любви неизглаголанной; да ведаем все время живота нашего поклониться Ему и славить Его, как поклоняемся Отцу и Сыну, как славим Отца и Сына – нераздельною и равною честью. Да почтим вселенский символ веры — это спасительное руководство в вере для верующих всех времен и мест. Да не оскорбляем ни единою мыслью сомнения живущего в нас и оживотворяющего нас Духа Божия – эту утробу Божию, безконечно нас любящую, как Отец Сына».

«Как хорошо побеждать страсти! После победы чувствуешь такую легкость на сердце, мир, величие. Не верь плоти своей, угрожающей тебе несостоятельностью во время молитвы: лжет. Станешь молиться, увидишь, что плоть сделается покорною твоею рабою. Молитва и ее оживит. Помни всегда, что плоть лжива. Слава Духу Божию, от Отца исходящему для оживления всякой твари и исполняющему всю вселенную. Слава Ему, силе нашей, святыне нашей, слава Ему, соприсносущному Отцу и Сыну. Мысль моя свободно проникает через здания с их стенами, горы, моря, небо и землю, и по мысли человек узнает, горд он или смирен: чем чувствительнее, пламеннее молитва, тем он смиреннее, чем безчувственнее, тем гордее».

«Сила наша, душа, невидима; в животных также невидима душа и в растениях также сила их; жизнь их невидима; весь вещественный мир существует и движется невидимою силою (законами природы). Все небесное и земное, горнее и дольнее, приводится к единой всемогущей силе, произведшей всякую силу на небе и на земле. Итак, всякая сила хвалит единую в трех лицах силу – Отца и Сына и Святаго Духа. А земнородные да восхваляют ее по преимуществу все связывающую силою любви, всюду распространяющую жизнь и блаженство».

Церк 2«Долго я не знал во всей ясности, как необходимо укрепление нашей души от Духа Святаго. А теперь Многомилостивый дал мне узнать, как оно необходимо. Да, оно необходимо каждую минуту нашего бытия, как дыхание необходимо на молитве и во всей жизни, без укрепления его душа наша постоянно склонна ко всякому греху, значит, к смерти духовной, она расслабевает, совершенно обезсиливает от входящего в сердце зла и немощна становится для добра. Без укрепления от Духа Святаго чувствуешь, как сердце подмывается от различного зла и готово ежеминутно потонуть в бездне его. Тут-то надобно, чтобы сердце наше стояло на камне. А камень этот – Дух Святой. Он укрепляет наши силы, и, если человек молится, он укрепляет сердце его в вере и надежде на получение просимого. Он воспламеняет душу его любовью к Богу. Он навевает на душу мысли светлые, благие, укрепляющие ум и сердце. Если человек совершает различные дела, он укрепляет сердце его сознанием важности и необходимости труда его и терпением несокрушимым, которое все трудности преодолевает. Он, при обращении с людьми разных состояний и обоих полов, вдыхает в него уважение к лицу человека, который есть образ Божий, кто бы он ни был, искупленный кровью Христа Бога, и отвлекает его сердце и внимание от его неблаговидной внешности тела и одежды, его грубости в слове и обращении. Он-то соединяет всех нас любовью, как чад Отца Небесного, и во Христе Иисусе учит нас молиться: «Отче наш, иже еси на Небесех…».

Богатство и нищета
милостыня 01«Почему Господь попустил быть нищим? Потому же, между прочим, почему и тебя по твоему желанию не делает вдруг праведником. Бог мог всех сделать достаточными, даже богатыми, но тогда произошло бы великое забытие Бога, умножились бы гордость и прочие грехи. И ты как бы возмечтал о себе, если бы Господь сделал тебя вскоре праведником. Но как грех смиряет тебя, показуя тебе великую твою немощь, мерзость и непрестанную нужду в Боге и Его благодати, так нищего смиряет нищета и нужда в других людях. Обогати нищих: многие бы погибли. Многие из них забудут и Бога и благодетелей своих, погубят свои души в роскоши мира сего. Так пагубно богатство, и так ослепляет оно очи сердечные! Оно делает грубым и неблагодарным сердце. Мир находится в состоянии дремоты, греховного сна, спит. Будит Господь его войнами, моровыми поветриями, пожарами, бурями сокрушительными, землетрясениями, наводнениями, неурожаями».

Борьба с темными силами
Искушение Христа«Бог есть жизнь. Он даровал всему бытие и жизнь. Он есть Сущий и Вседержитель, ибо от Него все и Им все поддерживается: Его Единого Сущего и да знаем. Дьявол есть смерть, потому что произвольно уклонился от живота – Бога, и как Бог есть Сущий, так он, дьявол, по причине совершенного отпадения от Сущего, есть виновник несущаго, виновник мечтания, прелести, ибо истинно не может ничего привести в бытие словом, он есть ложь, как Бог есть истина! Ложные мысли в вере тотчас сами себя обличают, убивают сердечную жизнь, — знак, что они происходят от лжеца, мечтателя, имущего державу смерти – дьявола. Истинные мысли показывают на деле свою истинность: они оживляют сердце – знак, что происходят от животворящего Духа Божия, живота: тем же убо, от плод их познаете их. Не возмущайся же и не косни в смущении и недоумении, когда убийственные мысли будут толпиться в твоей голове и теснить твое сердце, твою душу. Они ложны, они от дьявола – человекоубийцы. Гони их и не спрашивай, откуда они пришли, эти незваные гости; мгновенно по плодам узнаешь их. Не вступай с ними в состязание, заведут в такой лабиринт, что и не выйдешь, запутаешься и измучаешься».

«Враг действует убийственно на сердца человеческие, между прочим, чрез природу внешнюю, как на Иова, ветрами, водою и огнем: по козням вражеским сгорают иногда дома, суда, и дома потопляет вода, ветры обрушивают здания; или враг в сырую погоду, под прикрытием влажности и газов, коварствует в наших внутренностях, отягощая, стесняя и поражая их бесчувственным холодом ко всему истинному и святому. О, как многоразличны козни князя воздушного и как трудно иногда распознать их! Пред наступлением великих праздников надо быть особенно внимательным к себе. Враг заранее старается охладить сердце к предмету празднуемого события, чтобы христианин не мог сердечно почитать его сердечным помышлением о сущности его. Тут он действует в нас или чрез атмосферу, или чрез принятую пищу внутрь и питие, или чрез свои зажженные стрелы, с избытком бросаемые в сердце и сильно палящие человека, при этом чувствуются лукавые, скверные и хульные помышления и сердечное отвращение к предмету торжества. Надо преодолевать врага понуждением себя на Богомыслие и молитву. Когда во время молитвы враг будет производить в тебе сильный позыв к пище, презри это вещественное, нервическое раздражение, укрепи сильнее сердце свое в молитве, воспламени его верою и любовью и скажи искусителю слова Спасителя: «Не о хлебе едином жив будет человек, но и всяком глаголе, исходящим из уст Божиих. Молитва моя – лучшая пища, укрепляющая, просвещающая и душу, и тело». Враг действует иногда чрез злых людей: чрез гордецов, — уничижением и презрением, чрез изуверов – неверием, вольномыслием и кощунством над святыней, чрез зверонравных повелителей – тиранством и мучением, посредством чревоугодников – прельщением к лакомству, объедению, опьянению (тут, впрочем, имеет поползновение плоть наша), чрез распутных – склонением к разврату или потере целомудрия, чрез татей (воров) – похищением нашей собственности, опечаливает нас чрез ненавистников и завистников; чрез жестокосердных лишает нас пищи, одежды, жилища; чрез всех и все земное – по попущению Божию – он, князь мира сего, князь власти воздушной, как миродержитель тьмы века сего, действует на род человеческий к его озлоблению и привлечению на свою сторону, употребляя для этого разные обольщения и тесноту. Если бы премудрый, всеблагой и всемогущий Отец Небесный не бдел неусыпно над нами и не обращал к добрым последствиям безчисленные коварства искусителя, если бы мы не внимали себе, то давно безплотный злодей покорил бы весь мир, и на земле не осталось бы семени святого, которое составляет стояние его».

«Дьявол поражает сердца священников леностью, сухостью, безплодием, чтобы они не проповедовали истины Евангелия людям Божиим, не сказывали им всей воли Божьей; он же во время молитвы иногда действует в сердце и поражает безчувственностью, чтобы молитва была не искренняя, а только привычная; он же не дает сердцу совершать на молитве величия всех совершенств Божьих, величия Богоматери, святых Ангелов и святых Божьих человеков. Дьявол – это такая злая спица, которая во всякое время и всюду лезет в сердечные очи твои, затмевая и подавляя их, это такая ядовитая пыль, которая постоянно носится в мысленной атмосфере нашей и садится едко на сердце, изъедая и сверля его. Когда врагу не удается занять христианина на пути спасения скорбями и теснотой, бедностью и разными другими лишениями, болезнями и разными напастями, он бросается в другую крайность: он берет его здоровьем, покоем, негою, расслаблением, сердечным и душевным нечувствием благ духовных или богатством жизни внешней. О, как опасно то последнее состояние! Оно опаснее первого состояния скорби и тесноты, состояния болезни и пр. Тут легко мы забываем Бога, перестаем чувствовать Его милости, дремлем и спим духовно».

«Царство жизни и царство смерти идут рядом, говорю идут, потому что они духовны. Начальник первого, т.е. Царства жизни, есть Иисус Христос, и кто со Христом, тот, несомненно, в области жизни; начальник второго, т.е. Царства смерти, есть князь власти воздушной – дьявол с подчиненными ему духами злобы, которых так много, что далеко превышает число всех людей, живущих на земле. Эти чада смерти, подданные князя воздушного, в постоянной упорной войне с сынами жизни, т.е. с верными христианами, и всеми мерами хитрости стараются склонить их на свою сторону, чрез похоть плоти, похоть очей и гордость житейскую, потому что грех, преступление – их стихия, и чрез грехи, если мы в них не раскаиваемся, мы переходим на их сторону. Тех же, для коих грехи составляют как бы ежедневную потребность, кои пьют беззаконие как воду, они не безпокоят, потому что они их собственность, пока живут беспечно касательно своей души; но обратись только они к Богу, сознай свои грехи вольные и невольные, и… война запылает, полчища сатанинские поднимутся и поведут непрерывную брань. Отсюда видите, как необходимо искать Христа как начальника жизни, победителя ада и смерти. Всякая скорбь и теснота происходят от маловерия, или от какой-либо страсти, кроющейся внутри, или от другой какой-либо нечистоты, зримой Всевидящим, и, значит, от того, что в сердце дьявол, а Христа нет в сердце. Христос — покой, свобода души и свет неизреченный».

«О, как тщательно дьявол и мир засевают своими плевелами ниву Христову, которая есть церковь Божия! Вместо слова Божия усердно сеется слово мирское, слово суеты. Вместо храмов мир изобрел свои храмы – храмы суеты мира: театры, цирки, собрания. Вместо святых икон, которых миролюбцы не принимают, в мире существуют живописные, фотографические портреты, иллюстрации и разные другие виды; вместо Бога и святых в мире почитают обожания своих знаменитостей – литераторов, актеров, певцов, живописцев, владеющих общественным доверием и уважением до благоговения. Бедные христиане! Совсем отпали от Христа! Вместо одеяния духовного обращают в мире все внимание на одежду тленную, на модные платья и различные изысканные украшения, отзывающиеся блеском и дороговизною. В болезни, и вообще в немощи телесной, равно как и в скорби, человек поначалу не может гореть к Богу верою и любовью, потому что в скорби и болезни сердце болит, а вера и любовь требуют здравого сердца, покойного сердца, поэтому и не надо очень скорбеть о том, что в болезни и скорби мы не можем, как бы следовало, веровать в Бога, любить Его и усердно молиться Ему. Всему свое время. Иногда и молиться неблагоприятное время».

«Бегай такого образа жизни, чтобы жить только животным побуждением и желанием, чтобы спать, да есть, да одеваться, прогуливаться, потом опять пить, есть и гулять. Такой образ жизни убивает наконец совершенно духовную жизнь человеку, делая его земным и земляным существом, между тем как христианин и на земле должен быть небесен. Надо больше читать слово Божие, молиться дома и в храме и на всяком месте, больше, разумеется, внутренне, чем наружно, также поститься, испытывать свою совесть, каяться искренне и глубоко во грехах своих и пр.»

«Праздновать не Богу, а сатане будешь, если станешь в праздник увлекаться своими страстями и пороками. Не попусти, Господи, ни на мгновение, чтобы я творил волю врага Твоего и моего, дьявола, но чтобы я творил непрестанно волю Твою, единого Бога и царя моего. Ты един. И истинный царь мой. Им же цари царствуют, даждь мне повиноваться Тебе. Благоговеть пред Тобою всегда искренно и твердо».

«Явления демонов настолько занимали умы некоторых подвижников, что у них встречаются даже попытки объяснить психологию и свойства этих явлений. Симеон Новый Богослов о демонах говорит так: «Есть иные мысленные силы, демоны, которые мысленно приближаются к душе и искушают ее, возмущая ее естественные движения, ибо она всегда находится в движении, будучи по естеству присноподвижна». По мнению Антония Великого, демоны не суть видимые тела, но мы бываем для них телами, когда души наши принимают от них помышления темные, ибо, принявши сии помышления, мы принимаем самих демонов и явными их делаем в теле. Главным и важнейшим 11средством к избавлению от явлений демонов подвижники считали молитву. Интересно, как представлял себе подвижник Илья Екдик отношение демонов к молитве. Вот его подлинные слова об этом: «Грозящий палкою на собак раздражает их против себя, а демона раздражает тот, кто нудит (заставляет) себя молиться».

С большим осуждением относился к спиритизму со своей точки зрения ближайший к нам по времени подвижник епископ Феофан Затворник. Его отношение к спиритизму видно из одного письма его, помещенного в сборнике «Письмо о христианской жизни». Вот что мы между прочим читаем в этом письме: «Вот и гадальщица к нам подоспела, карандашом пишет (один из видов спиритических опытов). Мудрено. Это что-то вроде вертящихся столов. Только не думаю, чтобы это был Божий дар. Чрезвычайные дары трудно достигаются, а так ни с того ни с сего ничего не выйдет… Сколько есть духов лестчих (льстивых). Хорошо бы прочитать над нею заклинательные молитвы и потом спросить. Думаю даже, что и стоя при ней в крепком молитвенном духе, можно связать ее пророческую сноровку. Не лучше ли, однако ж, держать себя подальше от таковых?»

«Враг о том только и старается, чтобы погасить веру в сердце и привести в забвение все истины христианства. Оттого мы видим людей, которые только по одному имени христиане, а по делам совершенные язычники».
«У людей, старающихся провождать духовную жизнь, бывает самая тонкая и самая трудная война чрез помыслы: каждое мгновение быть всему оком светлым, чтобы замечать втекающие в душу помыслы от лукавого и отражать их; сердце свое такие люди должны иметь всегда горящим верою, смирением, любовью. В противном случае в нем легко поселится лукавство дьявольское, за лукавством маловерие и неверие, а затем и всякое зло, от которого скоро не отмоешься слезами. Потому не допусти, чтобы сердце твое было холодным, особенно во время молитвы, избегай всячески холодного равнодушия».

«Когда в сердце твоем возгорится злоба против кого-либо, тогда поверь всем сердцем, что она – дело действующего в сердце дьявола. Возненавидь его и его порождение, и она оставит тебя (не признавай за что-то собственное, не сочувствуй ей). Испытано. …Надо сердечно молиться Богу о всех людях, подверженных страстям: в них действует враг».

Причастие«Сатана входит часто через недостойного причащения Св. Тайн, и он всячески старается поселить в наше сердце свою ложь, т. е. неверие, потому что неверие – все равно, что ложь. Человекоубийца искони, он всячески старается и ныне убить человека своею ложью и разными помыслами и, прокравшись в сердце в виде неверия или какой-либо страсти, потом оказывает достойным себя образом, больше – нетерпением и злобою. И видишь, что он в тебе, да не вдруг, — то часто избавишься от него, потому что обыкновенно стараешься запереть в сердце все пути к выходу из него неверием, ожесточением и другими порождениями своими».

«Всуе ты трудишься во мне, падший архистратиг. Я – раб Господа моего Иисуса Христа. Ты, вознесенная гордыня, унижаешь себя, так усиленно борясь со мною слабым. Покайся лучше» — так мысленно говори злому духу, лежащему тяжким бременем на сердце твоем и нудящему тебя ко злу разного рода. Гордому духу как бич огненный эти слова, и он, посрамленный твоею твердостью и мудростью духовною, убежит от тебя. Ты это сам увидишь, осяжешь и удивишься чудной в себе перемене. Тяжкого, убийственного для души бремени в сердце не станет, сделается так легко-легко, и убедишься ты осязательно, что есть духи злобы поднебесные, ищущие постоянно погибели нашей, ядом мрачных и злобных помыслов отравляющие сердце наше, усиливающиеся разрушить любовь к людям и общительность с ними».

«Все мои мысли происходят в невидимом уме моем и в невидимом сердце моем, потому невидимый же мне нужен и Спаситель, ведущий сердца наша. О, крепость моя, Иисусе, Сыне Божий! О, свете ума моего! Мире, радосте, широта сердца моего – слава Тебе! Избавителю от невидимых врагов моих. Ратующих ум и сердце мое и убивающих меня в самом источнике моей жизни, в самом чувствительном моем месте».

«Нынче ученые люди поставили и ставят огромного идола и велят всем поклоняться, да и сами кланяются ему. Этот идол – отрицательная литература; нечистый дух, нас движущий, — гордый, Богопротивный, неверующий разум. Дьявол хитер, о, как хитер. Он и в христианстве изобрел тонкое идолопоклонство сообразно с направлением духа веками со степенью его умственного развития. Уж какой злой хитрец. Как он ворочает бедным человечеством, удалившимся от сердечной веры во Христа! Как он сильно влечет людей в ад сплетенным и постоянно сплетаемым вервием от самих же людей! Боже мой, Боже мой! Нашим же разумом, который должен был нас вести к животу, вечному Богу, он губит нас! Нашим же почерпалом черпает нам воду житейского, стихийного, суетного мудрования, подает ее пить нам и другим людям вместо живой воды слова Божия! А мы пьем да пьем, не подозревая, что то мертвая вода».

«Бог наш есть Бог милости щедрот и человеколюбия, а не Бог мучения и наказания. Мучения – плоды грехов наших и безплотных отступников от Бога. Потому, если ты скорбишь сердечно, вини в том единственно грех и дьявола, а лучше себя, потому что и дьявол не причинит тебе никакого зла, если не найдет в тебе ничего, к чему бы можно было пристать. Как после недостойного причащения, так и после недостойной, холодной молитвы бывает одинаково худо на душе. Это значит, что Господь не входит в наше сердце, оскорбляемый нашим сердечным неверием, холодностью, и попускает в сердце нашем возгнездиться духам злым, дабы дать нам почувствовать разницу между своим и их игом».

«Помысел самохвальства пришел, самоуслаждения – говори: «Все благое во мне соделывает благодать Божия». Если пришел помысел гнушения каким-либо членом ближнего или своим, говори: «Весь человек есть прекрасное дело рук Божиих; все в нем устроено добре зело. Гордость – демон; злоба – тот же демон; зависть – тот же демон; мерзость блудная – тот же демон; насильная хула – тот же демон; насильное самомнение в истине – демон; уныние – демон; различные страсти, а действует во всех один сатана, а вместе лай сатанинский на различные лады, и человек бывает одно, один дух, с сатаною». Подвергаясь злобному и яростному насилию многоразличных страстей и грызению дьявола при совершении различных дел Божиих, принимай эти страдания за имя Христово и радуйся в страданиях своих, благодаря Бога, ибо дьявол уготовляет тебе, сам того не зная, блистательнейшие венцы от Господа».

«Противься дьяволу неотложно. День есть символ скоротечности земной жизни. Наступает утро, потом день, затем вечер, и с наступлением ночи и день весь прошел. Так и жизнь пройдет. Сначала младенчество, как раннее утро, потом отрочество и мужество, как полный рассвет и полдень, а затем старость, как вечер, если Бог даст, а затем – неизбежная смерть».

«Дьявол как дух, как простое существо может запнуть и уязвить душу одним мгновенным движением помысла лукавого, сомнения, хулы, нетерпения, раздражения, злобы, мгновенным движением пристрастия сердца к чему-либо земному, движением лицезрения любодеяния и прочими страстями, может искру греха раздуть, со свойственной ему хитростью и злобой, в пламя, свирепеющее с адскою силою во внутренностях человека. Надо держаться и всеми силами крепиться в истине Божией, отвергая ложь мечты и злобу в самом их начале. Тут человек весь должен быть внимание, весь око, весь адамант, несокрушимый во всех частях своих, твердый и неуязвимый. О! Слава, слава победе Твоей, Господи! Тако да побеждаю в державе крепости Твоея врагов невидимых и видимых, во вся дни живота моего, до последнего моего издыхания. Аминь».

«Не допускай, чтобы дьявол вселял в сердце твое злобу и вражду на ближнего, не давай ей никаким образом гнездиться в сердце твоем. Иначе твоя злоба, хотя и не высказанная на словах, но выраженная только во взгляде, может заразить чрез зрение и душу брата (ибо ничто так не заразительно, как злоба, особенно удобно заражает она тех, кто имеет в сердце избыток недремлющей злобы), раздуть в нем искру злобы в целое пламя.
0614218Любовь – Бог. Если Бога любишь, Бог в тебе пребывает и ты в Боге.
Злоба – дьявол. На мгновение озлобишься на ближнего – и бес в тебе, зайдет иголкой и постарается сделаться в тебе горой – так он расширяется и так он тяжел. Итак, люби постоянно Бога и ближнего. Не допускай до сердца своего злобы ни на мгновение, считая ее бесовскою мечтою.
Злобы, как огня, бойся; ни из-за какого благовидного предлога, тем более из-за чего-либо тебе неприятного, не допускай до сердца: злоба всегда злоба, всегда исчадие дьявола. Злоба приходит иногда в сердце под предлогом ревности о славе Божией или о благе ближних; не верь и ревности своей в этом случае: она ложь или ревность не по разуму.
Поревнуй о том, чтобы в тебе не было злобы. Бог ничем так не прославляется, как любовью вся терпящего, и ничем так не безчествуется и не оскорбляется, как злобою, какою бы она ни прикрывалась благовидностью».

Воспитание детей
7Родители и воспитатели! остерегайте детей своих со всею заботливостью от капризов перед вами, иначе дети скоро забудут цену вашей любви, заразят свое сердце злобою, рано потеряют святую, искреннюю, горячую любовь сердца, а по достижении совершенного возраста горько будут жаловаться на то, что в юности слишком много лелеяли их, потворствовали капризам их сердца. Каприз – зародыш сердечной порчи, ржа сердца, моль любви, семя злобы, мерзость Господу.

Временность жизни
«Не имей пристрастия не только к пище, к питию, к одежде, к просторному и благоукрашенному жилищу, к богатой утвари домашней, но и к своему здоровью, даже к своей жизни не имей ни малейшего пристрастия, предав всю жизнь свою в волю Господню, «мне еже жити – Христос, и еже умрете – приобретение есть» (Флп.1, 21). Ненавидя души своея в мире сем, в живот вечный сохранит (Ин.12, 25). Пристрастие ко временной жизни, к здоровью ведет ко многим уклонениям от заповедей Божиих, к потворству плоти, к нарушению постов, к уклонению от добросовестного исполнения обязанностей службы, к унынию, нетерпению, раздражительности. Никогда не спи вечером пред вечерним правилом, да не одебелеет сердце твое от неблаговременного сна, и да не запрет его враг окамененным нечувствием на молитве. Трезвитеся, бодрствуйте (1 Пет.5, 8). Бдите и молитеся, да не впадете в напасть (Мф.26, 41)».

16«Где я найду истинного христианина, который бы самыми делами своими учил презирать плоть как скоро преходящую и прилежать о безсмертной душе? Где я найду такого возвышенного в духе мужа? На земле, между живыми, трудно найти, хотя и есть, конечно, такие мужи, но в церкви первородных на небесах написанных, небесной церкви, многое множество таких мужей, как звезд на небе. Отвергшись себя, как ветхого, растленного, погибельного человека, как разбитого сосуда, не могущего воды содержать, они взяли крест свой и последовали Христу и весь живот свой предали Ему, презрев плоть и мир скоропреходящий. Они слышали глаголющего: «Какая польза человеку, аще мир весь приобрящет и отщетит душу свою» — и знали, что плоть и мир прейдут и не будет их. Что душа наша потому, между прочим, безценна, что она, будучи образом Божиим, безсмертна и что потому мир весь ничего не значит в сравнении с душою, что он преходящ, ибо небо и земля прейдут, по слову Спасителя. Да и на каждом шагу собственными глазами мы убеждаемся в проходимости мира, ибо все на свете ходит и кружится, и стихии все в движении; времена года кружатся, как в хороводе».

«Люди одни рождаются, другие умирают; одни женятся, другие лишаются жен; одни строятся, другие лишаются своего жилища и имущества; одни города обустраиваются и благоустраиваются, другие огнем пожираются и в пепел обращаются. Все на земле преходит, значит, и самая земля прейдет некогда. Если в доме все загорится, то и дом самый сгорит: небеса и земля огню блюдома на день суда и погибели нечестивых человек. Где же найду истинных христиан, которые бы презирали все земное, как преходящее, и прилежали всеми силами об угождении Богу, своему безсмертному царю, о спасении душ своих. Где я найду такого возвышенного мужа, который бы презирал землю и все земное ради Бога, а не из презорства, и мужественно покорял своему уму или закону Божию все страсти и пристрастия житейские? Который бы ревновал ревностью Божией о спасении душ братии своих, сочеловеков, и заботился об их просвещении, очищении, укреплении в вере и добродетели? Господи! Воздвигни Ты таких светильников на свещнице мира сего, на свещнице Церкви Твоей, да проповедуют они славу Твою, да ревнуют они о славе Твоей, о спасении людей Твоих! Господи, вся возможа Тебе! Доколе, Господи, суета мира сего будет кружить нас? Доколе будем отвращаться Тебя, Создателя и Спасителя нашего? Якоже хощеши, Господи, устрой о нас вещь».

Грехи
«Ты не можешь без благодатной помощи победить ни одной страсти, ни одного греха – проси же всегда помощи у Христа Спасителя своего. Он для того и пришел в мир, для того пострадал, умер, воскрес, чтобы во всем помогать нам, чтобы спасать нас от греха и от насилия страстей, чтобы очищать грехи наши, чтобы подавать нам в Духе Святом силу к деланию добра, чтобы просвещать нас, укреплять нас, умиротворять нас. Спрашиваешь, как спастись, когда на каждом шагу грех стоит и на всякую минуту грешишь? На это ответ простой: на всяком шагу, на всякую минуту призывай Спасителя, помни о Спасителе, и спасешься, и других спасешь.
12Изображая крестное знамение, веруй и постоянно помни, что на кресте твои грехи пригвождены. Когда падешь во грех, тотчас осуди себя искренно и сделай себе крестное знамение, говоря: «Господи, грехи наши на Кресте пригвоздивый, пригвозди ко кресту Твоему и настоящий мой грех и помилуй мя по велицей Твоей милости», и твой грех очистится. Аминь.
Всевозможные грехи и страсти готовы ворваться в душу и усиливаются ворваться в нее каждую минуту. Но мужественно и недремлемо борись с ними до последнего издыхания, считая их за мечту воображения, за мечту духов злобы.
Не смешивай человека – этот образ Божий – со злом, которое в нем, потому что зло есть только случайное его несчастье, болезнь, мечта бесовская, но существо его – образ Божий – все-таки в нем остается.
Если согрешишь в чем перед Богом (а мы грешим премного каждый день), тотчас же говори в сердце своем, с верою в Господа, внимающего вопль твоего сердца, со смиренным сознанием и чувством своих грехов, псалом 50 «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей» и прочитай сердечно весь псалом; если не подействовал он один раз, сделай другой прием, только прочитай еще сердечнее, еще чувствительней, и тогда тебе немедленно воссияет от Господа спасение и мир в душе твоей. Так всегда сокрушайся: это верное, испытанное средство против грехов. Если же не получишь облегчения, вини себя самого: значит, ты молился без сокрушения, без смирения сердца, без твердого желания получить от Бога прощение грехов, значит, слабо уязвил тебя грех.
Не смотри на чужие грехи и не относись враждебно к согрешающему ни внутренне, ни наружно, но представляй пред собою свои грехи и усердно кайся в них, считая себя действительно хуже всех, молись с любовью за согрешающих, зная, что мы все склонны ко всякому греху.
Тот грех, на который ты не соизволяешь, не вменяется тебе, например: невольное преткновение на молитве, помыслы скверные или хульные, непроизвольная злоба, с которой мы усердно боремся, скупость, которой мы отвращаемся, — это все нападения злого духа. Наше дело – терпеть, молиться, смиряться и любить.
Грехи, противные упованию: отчаяние, уныние, самомнение. Наказание за грех и мир совести после раскаяния в нем доказывают наглядно, что един есть Судия, Жизнодавец и Бог наш, могущий спасти и погубить нас, давший нам жизнь и законы жизни и карающий за нарушения их, и что Он не изменяем».

Исповедь. Таинство Покаяния
Покаяние«Общественная исповедь для священника – училище самоотвержения: сколько для самолюбия священника поводов к нетерпению, раздражительности, разленению, лицезрению небрежности, невниманию, вот пробный оселок любви священника к прихожанам! Священник отнюдь не должен жить в неге и особенно лелеять себя сном и приятными кушаньями и питиями, в противном случае дьявол легко запнет его сердце какой-либо страстью и повергнет в тесноту и расслабление. Распять, непременно распять, свое чрево! Исповедь для священника есть подвиг любви к своим духовным чадам, не взирающей на лица, долготерпящей, милосердствующей, не превозносящейся, не гордящейся, не ищущей своих сил (своего спокойствия, корысти), не раздражающейся, не радующейся или не потворствующей неправде, радующейся же об истине, все покрывающей, все терпящей, николиже отпадающей. Тут видно – видит сам священник, видят его духовные дети – пастырь он или наемник, отец или чужой для своих чад, своих ли ищет или яже Христа Иисуса. Боже мой, как трудно надлежащим образом исповедовать! Сколько от врага препятствий! Как тяжко согрешаешь пред Богом, исповедуя ненадлежащим образом! Как слово оскудевает! Как источник слова заграждается в сердце! Как язык изменяет и разум! О, сколько нужно приготовления к исповеди! Сколько нужно молиться об успешном прохождении этого подвига! А какое невежество духовых чад! День и ночь надо сидеть с ними, со спокойствием поучать каждого из них. Какой крест для священника – исповедь, при сознании невежества исповедующихся, их холодности, греховности всякой, и по сознанию своего окаянства, своей немощи, вялости, косности сердца к сочувствию и к ревности о славе Божией и спасении ближних, как о собственном! А сколько налагает крестов на тебя дьявол во время исповеди! Дело любви, дело беседы отца с чадами претворяет он в дело наемника с рабами, неохотно рассчитывающегося с ними! Какие духовные бури, ураганы, вихри страшные, огненные, порывистые бывают часто в жизни человеческой, в жизни тех людей, которые стараются провождать жизнь христианскую и служить Богу молитвою, ходатайствуя за себя и за других пред Его неизреченной милостью! Только по милости Божией не разбивается совсем и не погибает челнок, в котором странствует по житейскому морю наша душа к вечности, ее ожидающей!»

«Аще семь раз падет и семь раз покается, глаголя: каюся – остави ему. Знает Владыка, как сердцеведец, что люди склонны к весьма частым падениям и, падая, часто восстают, потому и дал заповедь часто прощать грехопадения, и Сам первый исполняет Свое святое слово: как только скажешь от всего сердца «каюсь» — тотчас прощает».

«Как приходит к человеку царствие Божие в этой жизни? Чрез сердечное покаяние. Жизнь человека на земле есть постепенное ежедневное умирание. А страсти наши? Как они уносят наше здоровье! А неумеренность, а непорядок в употреблении пищи, пития, сна, удовольствий? Как все это расстраивает тело».

Книги. Театр. Церковь
3«Читаешь светский журнал или газету: легко и приятно читается, легко всему верится. Но возьмешь читать духовный журнал или книгу, особенно церковную, или начнешь читать молитвы – иногда станет тяжело на сердце и сомнение тебя будет мучить, и неверие, и какое-то омрачение и отвращение. Многие в этом признаются. Отчего это бывает? Не от свойства, конечно, самих книг, а от свойства читающих, от качества их сердец и, главное, от дьявола, врага человеческого, врага всего священного: «…он вземлет слово от сердца их…» (Лк.8, 12). Когда читаем светские сочинения, мы не трогаем его, и он нас не трогает. Как примемся за священные книги, начнем мыслить о своем исправлении и спасении, тогда мы идем против него, раздражаем его, мучим его злобу, и вот он нападает на нас и взаимно мучит нас – что же делать? Не бросать же доброго дела, душеполезного чтения, молитвы, а надо терпеть и в терпении спасать свою душу: «В терпении вашем стяжите души ваша», — говорит Господь (Лк.21, 19).
Это же применить надо к театрам и церкви, к сцене и Богослужению. В театре многим приятно чувствуется, а в церкви – тяжело, скучно: отчего? Оттого, что в театре все прекрасно, подлажено чувственному человеку и дьявола мы там не трогаем, а тешим его, и он нам делает, только смейтесь, да Бога не помните. В церкви же все происходит к возбуждению веры и страха Божия, благочестивых чувств, чувства нашей греховности, растленности: и дьявол всевает в наше сердце сомнения, уныние, тоску, лукавые, скверные и хульные помыслы. И вот сам себе не рад человек и стоять не может, час трудно простоять. И бежит скорее вон. Театр и церковь – противоположности: то храм мира, а это храм Божий; то капище дьявола, а это храм Господа».

Милостыня
Милостыня 02«Милостыня хороша и спасительна, когда соединяется с исправлением сердца от гордости, злобы, ненависти, зависти, лености, чревоугодия, блуда, лжи, обмана и прочих грехов. А если человек не заботится об исправлении сердца своего, надеясь на свою милостыню, то он мало пользы получит от нее, ибо что одной рукою созидает, то другою разрушает».

Молитва
Молитва 2 (1)«Молитве лучше всего учит суровая жизнь. Богу угождение не в количестве молитв, а в живом обращении к живому Богу. Вера в то, что Господь к тебе ближе, чем кто-либо из самых близких, что Он слышит не шелест уст твоих, но слышит молитвенное биение твоего сердца и чем оно наполнено в момент твоего обращения к Богу».

«Когда молишься о прощении грехов своих, укрепляйся всегда верою и упованием на милосердие Божие, готовое всегда прощать наши грехи по искренней молитве, и всячески бойся, как бы не запало в сердце отчаяние, выражающееся тяжелым унынием сердца и принужденными слезами. Что твои грехи против милосердия Божия, каковы бы они ни были, лишь бы ты искренне каялся в них! А бывает часто, что человек молится и внутренне сердцем не надеется, что грехи его будут прощены, считая их как бы выше милосердия Божия. За то действительно и не получает прощения. Хотя и источники невольных слез, и со скорбным стесненным сердцем отходит от щедрого Бога, того он и достоин: «Веруйте, яко приемлете, — говорит Господь, — и будет вам». Неуверенность в получении просимого у Бога – хула на Бога.

«Кто поспешно, без сердечного понимания и сочувствия, читает молитвы, побеждаемый своею ленивою и сонною плотью, тот служит не Богу, а плоти своей, самолюбию своему, ругается Господу своим невниманием, безучастием своего сердца в молитве: ибо Бог есть Дух, и поклоняющиеся Богу должны поклониться ему в духе и истине – нелицемерно. Как бы ни ленива и ни расслаблена была твоя плоть, как бы ни клонила она тебя ко сну, преодолевай себя, не пощади себя для Бога, отвергни себя, да будет Дар твой для Господа совершен, дай Богу твое сердце».

«Необходимо возбуждать сердце к молитве, иначе оно совсем иссохнет. Любовь к Богу, искренность, простота – вот свойства молитвы. Молиться надо духом, потому что Бог есть Дух, а не плоть, истинно, а не лестью, потому что Бог есть истина. То же надо сказать и о молитве святым. Не устами их призывай только, ибо они не имеют уст, голоса, ничего телесного, а сердцем или душою горящею, тогда они услышат, ибо сродное сродного ищет. С твердостью сердечною выговаривайте слова молитвы. Молясь вечером, не забудьте высказать в молитве к Духу Святому со всею искренностью и сокрушением сердца те грехи, в кои мы впали в прошедший день, — несколько мгновений покаяния теплого, и вы очищены Духом Святым от всякой скверны, паче снега убелены, и слезы, очищающие сердце, потекут из очей ваших, и одеждою правды Христовой вы покрыты, и с Ним соединены будете, как с Отцом и Духом».

«Человек, приступая к молитве, должен смирить гордое сердце свое, отбросить от него суету земную и ввести в него веру живую и несомненную. Когда сердце твое возмутится духом от страсти какой-либо и ты лишишься покоя, исполнишься смущения и с языка твоего будут слетать слова недовольства и вражды к ближним, не медли оставаться в этом пагубном для себя состоянии, но тотчас преклони колена и исповедуй пред Духом Святым согрешение твое, сказав от всего сердца: «Оскорбил я Тебя, Душе Святый, духом страсти моей, духом злобы непокорства Тебе», и потом от всего сердца, с чувством вездеприсутствия Духа Божия, прочитай молитву к Духу Святому «Царю Небесный… и спаси, Боже, душу мою страстную и любо-страстную», и сердце твое исполнится смирения, мира и умиления. Помни, что всяким грехом, всяким неудовольствием и враждою на ближнего из-за чего-либо плотского оскорбляется Всесвятый Дух, дух мира, любви, дух, влекущий нас от темного к горнему, от видимого к невидимому, от тленного к нетленному, от временного к вечному и от греха к святыне, от порока к добродетели».

«Когда молишься, внимай себе, чтобы внутренний человек твой молился, а не внешний только. Хотя без меры грешен, а все молись. На дьявольское разжжение, лукавство и отчаяние не смотри, а преодолевай и побеждай его козни. Помни пучину человеколюбия и милосердия Спасителя. Дьявол будет представлять тебе лице Господа грозным и немилостивым, отвергающим твою молитву и твое покаяние, а ты вспомни слова Спасителя, исполненные для нас всякого упования и дерзновения: «Грядущего ко мне не изжену вон» и «Приидите ко мне вси труждающиися и обременении грехами и беззакониями, и диавольскими кознями, и наветами, и Аз упокою вы». Усердная, слезная молитва не только грехи очищает, но и телесные немощи и болезни исцеляет, все существо человека обновляет и, так сказать, перерождает (говорю с опыта), о, какой дар неоцененный – молитва».

«Сердце, пекущееся о житейских вещах, особенно излишних, оставляет Господа – источника жизни и мира, и потому лишается жизни и спокойствия, света и силы, а когда раскается в суетном попечении от тленных вещей, опять всем сердцем обратится к нетленному Богу, тогда опять начинает в нем течь источник воды живой, опять водворяется тишина и спокойствие, свет, сила и дерзновение пред Богом и людьми. Мудро надо жить. Не хочется тебе молиться за ненавидимого и презираемого тобою человека, но потому-то и молись, что не хочется, потому-то и прибегай к врачу, что ты сам болен духовно, негодуя злобою и гордостью; молись о том, чтобы незлобивый Господь научил тебя любить врагов, а не доброжелателей только; чтобы он научил тебя искренно молиться за недоброжелателей так же, как за доброжелателей».

«Когда молишься, говори в сердце своем против разных вражьих помыслов и разжжений: «Господь – все для меня». Так и во всей жизни при нападении страстей и при всяких налогах вражьих, в болезнях, в скорби, в бедах и напастях говори: «Все для меня Господь, я сам ничего не могу сделать, ничего стерпеть, превозмочь, победить. Он – моя сила». Для очищения и воспламенения нашей молитвы Господь попускает дьяволу мучительно разжигать внутренности наши, чтобы мы, чувствуя в себе чуждый огонь и страдая от него, старались внести в сердце свое смиренною молитвою огнь Божий, огнь Духа Святого, оживотворяющий сердца наши!»

17«Некто, бывший смертельно больным воспалением желудка девять дней и не получивший ни малейшего облегчения от медицинских пособий, лишь только причастился в десятый день поутру Животворящих Тайн, к вечеру был здоров и встал с одра болезненного. Причастился он с полною верою. Я молился о нем Господу, чтобы Он исцелил его.
«Господи, — говорил я, — исцели раба Твоего от болезни его. Достоин есть, ему же даси сие, любит бо священников Твоих и дары свои присылает им». Молился и в церкви у престола Господня за Литургией, во время молитвы «Иже общая сия и согласная дарованной нам молитвы…», и пред Святыми Тайнами. Я молился, между прочим, так: «Господи, животе наш! Как мне помыслить легко об исцелении, так Тебе исцелить легко всякую болезнь, как мне помыслить легко о воскресении из мертвых, так Тебе легко воскресить всякого мертвеца. Исцели убо Твоего Василия от лютой его болезни и не допусти ему умереть, да не предадутся рыданию жена и дети его». И благопослушливый Владыка помиловал. А то был на волосок от смерти. Слава всемогуществу, благости Твоей, Господи!»

«Весьма часто бывает, что на устах молитва, а в сердце – лукавое маловерие или неверие; устами как будто близок человек к Господу, а сердцем далек. А во время молитвы лукавый все меры употребляет к тому, чтобы охладить и излукавить наше сердце самым незаметным для нас образом. Молись да крепись, сердце свое крепи».

«Если хочешь молитвою испросить себе какого-либо блага у Бога, то прежде молитвы приготовь себя к несомненной, крепкой вере и прими заблаговременно средства против сомнения и неверия. Худо, если во время самой молитвы сердце твое изнеможет в вере и не устоит в ней, тогда и не думай, чтобы ты получил то, о чем просил Бога сумняся, потому что ты оскорбил Бога, а ругателю Бог не дает даров Своих! Имея Христа в сердце, бойся, как бы не потерять Его, а с Ним и покоя сердечного, горько начинать снова, усилия прилепиться к Нему снова, по отпадении, будут тяжки и многим будут стоить горьких слез. Держись всеми силами за Христа, приобретай Его, не теряй своего дерзновения пред Ним».

«Чтобы провести день весь совершенно свято, мирно и безгрешно, для этого есть единственное средство – самая искренняя, горячая молитва утром, по восстании от сна. Она введет в сердце Христа со Отцом и Духом Святым и таким образом дает силу и крепость душе против приражений зла, только хранить сердце свое надобно».

«Кому хочешь молиться, того прежде попроси в сердце, чтобы удостоил тебя принести ему сердечную молитву, похвалу или благодарение, ибо мы только при укреплении от Духа Святого можем молиться, при укреплении от тех святых угодников, чрез которых хотим молиться Спасителю. Вознеси к нему, прежде молитвы и славословия, сердечный глас, чтобы он даровал тебе благодать искренней молитвы, чтобы иго свое благое и бремя свое легкое возложил на сердце твое, чтобы дьявольское кичение и противление ума и сердца рассеял. Если хочешь молиться Владычице, к Ней воззови от сердца, чтобы Она сподобила тебя нелицемерно всем сердцем принести Ей моление или похвалы и благодарение. Если Ангелу – воззови ко Господу, да сподобит тебя достойно принести Ему молитву или воспеть Его благодеяния, светлость и благость Его природные; если святому – воззови к Духу Святому, коего святостью он освящен, да достойно призовешь его или воспишешь ему хвалы и благодарение, ибо все мы только при укреплении от Духа Святого Животворящего можем достойно и животворно молиться. Святые Божии суть чистого дыхания Духа Святого: «Дух идеже хощет дышет» (т. е. в какой душе хочет, в той и дышит). Святая Владычица преизобильно освящена и очищена Духом Святым. Ангелы освящены Духом Святым и им живут и дышат, как мы по плоти живем и дышим воздухом. Молитвы в истинном своем виде суть ничто иное, как дыхание Духа Святого. Сам Дух, сказано, ходатайствует о нас воздыханиями неизглаголанными».

«Можно ли молиться с поспешностью, не вредя своей молитве? Можно тем, которые научились внутренней молитве чистым сердцем. В молитве надобно, чтобы сердце искренно желало того, о чем говорит, а чистое сердце имеет это как бы в природе своей. Потому оно может молиться и с поспешностью и в то же время Богоугодно, так как поспешность не вредит истине (искренности) молитвы. Но не стяжавшим сердечной молитвы надо молиться неспешно, ожидая соответствующего отголоска в сердце каждого слова молитвы.
А это не всегда скоро дается человеку, не привыкшему к молитвенному созерцанию. Поэтому медленное произношение слов молитвы для таких людей должно быть положено за непременное правило. Ожидай, пока каждое слово отдастся в сердце свойственным ему отголоском».

«Молитва есть возношение ума и сердца к Богу. Отсюда очевидно, что молиться не может тот, у кого ум и сердце крепко привязаны к чему-либо плотскому, например, к деньгам, к чести, или кто имеет в сердце страсти: ненависть, зависть, потому что страсти обыкновенно связывают сердце, как Бог расширяет его, доставляет ему истинную свободу…»

«Об оставлении согрешений других молись так, как молишься об оставлении своих согрешений, когда они, поражая скорбью и теснотою душу твою, побуждают тебя с болезнованием, сокрушением сердца и со слезами умолять Бога о помиловании. Если достигнешь этого и обратишь это в навык, то получишь от Господа обилие даров духовных, даров Духа Святого, который любит душу, сочувствующую спасению других, потому что сам он, Всесвятый Дух, всячески хочет спасти всех нас, только бы мы не противились ему, не ожесточали сердец своих. «Сам Дух ходатайствует о нас воздыханиями неизглаголанными». Если хочешь, чтобы Господь давал скорее сердечную веру твоей молитве, старайся от всего сердца все говорить и делать с людьми искренно и отнюдь не будь с ними двоедушен.

Когда видишь в ближнем недостатки и страсти, молись о нем; молись о каждом, даже о враге своем.
Если видишь брата гордого и строптивого, горделиво с тобою или с другими обращающегося, молись о нем, чтобы Бог простил его ум и согрел огнем благодати Своей, говори: «Господи, научи раба Твоего, в дьявольскую гордость падшего, кротости и смирению, и отжени его мрак и бремя сатанинской гордыни!»
Если видишь злобного, молись: «Господи, благо сотвори, раба Твоего сего благодатью Твоею!»
Если – сребролюбивого и жадного, говори: «Сокровище наше нетленное и богатство неистощимое! Даруй рабу Твоему сему, сотворенному по образу и подобию Твоему, познать лесть богатства, и яко вся земная суета, сень и соние. Яко трава, дни всякого человека, или что паучина, яко Ты един Богатство, покой и радость наша!»
Когда видишь завистливого, молись: «Господи, просвети ум и сердце раба Твоего сего к познанию великих, безчисленных и неизследимых даров Твоих, их же прият от несчетных щедрот Твоих, во ослеплении бо страсти своея забыл о Тебе и дары Твои Богатые, и нища себе быти вмени. Богат сый благами Твоими, и сего ради зрит прелестно на благая рабов Твоих, ими же, о пренеизглаголанная благостыня, ущедряеши всех, коегождо противу силы его и по намерению воли Твоея, и даруй ему сердечное сокрушение и слезы покаяния и благодарения, да не возрадуется враг о нем, заживо уловленном него в Свою его волю и да не отторгнешь его от руки Твоея».
Когда видишь пьяного, говори сердцем: «Господи, призри милостиво на раба Твоего, прельщенного лестью чрева плотского веселья, даруй ему познать сладость воздержания и поста, и проистекающих от него плодов Духа».
Так, или подобным образом, молись о всех согрешающих и не дерзай никого презирать за грех его или мстить ему, ибо этим увеличились бы только язвы согрешающих, исправляй советами, угрозами и наказаниями, которые служили бы средством к прекращению или удержанию зла в границах умеренности».

«В молитве и во всяком деле своей жизни избегай мнительности, самомнения и дьявольской мечтательности. Да будет око твое душевное просто, чтоб было все тело твоей молитвы, твоих дел и твоей жизни светло».

«Люблю я молиться в храме Божием, особенно в св. алтаре, у престола или жертвенника Божия, ибо чудно изменяюсь я во храме благодатью Божией; в молитве покаяния и умиления спадают с души моей терния, узы страстей, и мне становится так легко: все обаяние, вся прелесть страстей исчезают, я как бы умираю для мира и мир для меня со всеми своими благами, я оживаю в Боге и для Бога, для единого Бога, и весь Им проникаюсь и бываю един дух с Ним, я делаюсь как дитя, утешаемое на коленях матери.
Сердце мое тогда полно пренебесного, сладкого мира, душа просвещается светом небесным, все светло видишь, на все смотришь правильно, ко всему чувствуешь дружество и любовь к самим врагам, охотно их извиняешь и прощаешь. О, как блаженна душа с Богом!
Дух Святый, подобно воздуху, все наполняет, все проникает: «везде сый и вся исполняй». Кто усердно молится, тот привлекает в себя Духа Святого и молится Духом Святым».

«Многие люди молятся лицемерно, их лицемерная молитва вошла у них в привычку. Они сами даже не замечают и не хотят заметить, что молятся лицемерно, а не в духе и истине, так что, если бы кто сказал им в обличение, что они молятся лицемерно, они прогневались бы на дерзнувшего сказать такую, по их мнению, несообразность. До лицемерия человек доходит не вдруг, а постепенно. Сначала он, может быть, молится от сердца, но потом, так как молиться всегда сердцем составляет значительный труд, к коему надо всегда принуждать себя, ибо Царствие Небесное, сказано, нудится, он начинает молиться больше устами, поверхностно, а не из глубины души, так как это гораздо легче. И, наконец, при усиленной борьбе плоти и дьявола, молится устами, не доводя до сердца силы слов молитвенных. Таких людей очень много. Господь говорит о них: «Приближаются Мне людие сии устами своими, устами чтут Мя, сердце же их далече отстоит от Меня». Что сказано о молитве, то следует сказать и о причащении Святых, Безсмертных и Животворящих Тайн».

«У людей молящихся мало слабое сердце, и вот когда они хотят молиться, сердце их расслабляется и расслабляет их руки, тело, мысли, и трудно им молиться. Надо преодолевать себя: постараться молиться всем сердцем, потому что хорошо, легко молиться всем сердцем».

«Дух Божий везде: мысленно пронесись по всему свету, везде увидишь дела его. Им сживаются люди высшею жизнью, животные, птицы, рыбы, растения. Везде тело и кровь Спасителя одинаково чудеса делают, везде таинства силу имеют, а сила их Дух Святый. Как внешний воздух освежает тело, так молитва освежает душу и оживляет ее: в ней бодрее и веселее чувствуешь себя, подобно тому, как прогулявшись на свежем воздухе, чувствуешь себя и физически, и душевно бодрее и свежее».

«Учитесь молиться, принуждайте себя к молитве: сначала будет трудно, а потом, чем более будете принуждать себя, тем легче будет, но сначала всегда нужно принуждать себя.
В молитве нужно искреннее сожаление о своих грехах и раскаяние; перечисляя грехи, в молитвах означенные, говори их, чувствуя сердцем, как бы свои собственные; еще нужно пламенное желание не согрешать теми же грехами впредь».

«Когда чуждый, гордый, злой дух будет наводить на тебя смущение перед чтением и во время чтения молитв Господу Богу или Божьей Матери, представь тогда живо, что все предстоящие суть дети Отца Небесного, всемогущего, безначального, безконечного, всеблагого, и что Господь – Отец их; и смело, мирно, радостно, свободно молись Ему от лица всех, не боясь ни насмешек, ни презрения, ни злобы людей мира сего. Не будь лукав, стыдясь лиц человеческих, не сомневайся искренно помолиться Отцу Небесному, особенно молитву Господню читай с благоговением, мирно, не торопясь».

«Молитвою часто называют то, что вовсе не есть молитва.
Сходил в церковь, постоял, посмотрел на иконы или на людей, на их лица и наряды, говорит: помолился Богу; постоял дома пред иконою, покивал головою, проговорил заученные слова без понимания и сочувствия, говорит: помолился Богу, хотя мыслями и сердцем вовсе не молился, а был где-то в другом месте, с другими людьми и вещами, а не с Богом.
Есть много таких молящихся, которые оказываются всуе чтящими Бога. Есть и такие мнимые и лукавые Богомольцы, которые, почуяв в сердце и голове своей прилив скверных и лукавых мыслей, бросают тотчас молитву и бегут из церкви или от домашней иконы».

«Когда будешь просить у Бога духовных дарований, например, премудрости, веры, надежды и любви, кротости и смирения, тогда вспомни, что ты образ и подобие Божие, что душа твоя есть как бы некоторый отпечаток Божества, и все богатство души заключается в Боге, как в сокровищнице (сокровище благих), откуда мы можем почерпать всякое духовное благо молитвою веры и терпением, и очищением себя от всякой скверны. Говори Господу: мой ограниченный дух изшел от Твоего беспредельного всесовершенного духа; вот я беден. Владыка мой, премудростью и разумом или верою, надеждою и любовью, кротостью и смирением призри на желание сердца моего и даруй мне Твою премудрость, веру непостыдну, надежду известну, любовь нелицемерну».

«Не будь мертв от сердца: не допусти сердце до лености, духовного сна, окамененного нечувствия, иначе горе тебе, когда придется быть с таким сердцем в деле Божием, требующем труда сердечного и умственного. Всячески искореняй из сердца гордость, противящуюся Духу Святому, и плотскую, и духовную: она неприметно таится в сердце и ясно обнаруживается в обращении с ближними или во время молитвы Господу».

«Пред исповедью на Страстной неделе враг запнул меня, поразив сердце мое теснотою, смущением и злым унынием, но вот я помолился от всего сердца, с верою несомненною Ему, Богу спасений моих, сказал: «Боже, Отче Всеблагий, Ты Единородным Твоим Сыном, Господом нашим Иисусом Христом, рек: просите и дастся вам… всяк просяй приемлет… Или кто есть от вас человек, его же еще воспросит Отца Моего хлеба, камень подаст ему? Кольми паче Отец ваш Небесный даст благо просящим у Него. Верую, ибо объемлю в сердце моем Тобою реченное. Взываю Ти: даждь ми ныне Духа Твоего Святаго. Да укрепит сердце мое к подъятию труда исповеди, к благоразумному решению или вязанию совестей человеческих, к терпению и благодушию, к любезному и назидательному обращению с моими духовными чадами». И что же? О Боже милости! Я всю исповедь провел прекрасно, спокойно, любезно, назидательно, безо всякого отягощения и беспокойной торопливости. Прославляю милостивую десницу всеблагого Отца Небесного. Так и всегда нужно укреплять себя сердечною молитвою к Отцу Небесному на всякий подвиг духовный, как Господь наш Иисус Христос молился пред явлением роду человеческому, пред избранием апостолов, пред своими страданиями».

«Молитва – вода живая, которой душа утоляет свою жажду. Когда молишься, представляй, что только Бог пред тобою, Бог троичный в лицах, и кроме Него нет ничего иного. Представь себе, что Бог в мире, как душа в теле, хотя и бесконечно выше его и не ограничивается им: твое тело мало, и в него проникает малая душа твоя, мир же велик, и по всему творению Бог все наполняет – везде сый и вся исполняй».

«Господь так милосерд, что не гнушается никогда нашею молитвою, но милостиво приемлет всякую и несовершенное в ней исправляет, только бы мы обращались к Нему искренне и не совсем забывали бы Его».

«Велики наше нерадение и леность на молитве: мы всегда склонны молиться и молимся кое-как, лишь бы скорее закончить свое дело, торопимся, по верхам скачем, а в глубину сердца не заглянем. Оттого и молитва-то наша как ветер: пошумит, пронесется, да и все тут. Когда покроет тебя, окаянного, тьма: сомнение, уныние, отчаяние, смущение, тогда призови, только всем сердцем, сладчайшее имя Иисуса Христа, в Нем ты все найдешь: и свет, и утверждение, и упование, и утешение, и покой, найдешь в Нем самую благость, милость, щедроты – все это найдешь в одном имени, заключенном как бы в какой сокровищнице. Чем вернее и сильнее средство, соединяющее нас с Богом (молитва и покаяние), тем больше направляет против него разрушительных действий противник Божий и наш, который употребляет для этого все: и расположенное к лени тело наше и слабость души, ее привязанность к земным благам и заботам, сомнение, так близкое всем маловерие, неверие, скверные, лукавые и хульные помышления, тяжесть сердечную, помрачение мысли – все направлено бывает у невнимательных действием врага к тому, чтобы запнуть на молитве, на этой лествице, к Богу нас возводящей. Оттого весьма мало молитвенников искренних, усердных; оттого весьма редко и говеют, каются и причащаются христиане».

Начальник – подчиненный
«При выговоре подчиненным за их неисправность тщательно воздерживайся от рвения, раздражительности и смущения, будь кроток, исполнен любви, степенен и покоен. Если подлежащий исправлению обижается, кротко заметь ему, что ты вовсе не имеешь намерения обижать и раздражать его, а искренно желаешь ему добра и порядка в его деле, что тебе противен не он, а беспорядок, который он производит. Не оскорбляй его самолюбия и человеческого достоинства, возвышая себя в глазах его и унижая его: если ты имеешь эту слабость (гордость), лучше брось исправлять другого, а наперед исправься сам: врачу, исцелися сам».

Неверие
«Сколько христиан, которые говорят: верую в Бога, а делом не веруют? Сколько уст немеют, когда нужно защищать в обществе славу Божию и святых Его, на которую наносят хулу сыны века сего, — и немеют пред ними? Иные молчат, когда нужно поддержать разговор о Боге или когда нужно остановить какое-либо безчестие, дерзость».

Покаяние
01«Никогда не отчаивайся в милости Божией, какими бы грехами ни был связан по искушению дьявольскому, но молись всем сердцем с надеждою на помилование, толцы в дверь милосердия Божия – и отверзется тебе.
Я, грешный иерей, пример тебе: как я ни согрешу, по действу дьявольскому, например, иногда с враждою отнесешься к брату из-за чего-нибудь, хоть бы даже из-за правого дела, и весь расстроишься, и брата вооружишь на себя, и Таинство святое совершишь недостойно, не по небрежению вольному, а по неготовности и действу дьявольскому, однако по раскаянии все, все, Владыка прощает, особенно по достойном причащении Святых Тайн: как снег или волна убелишься Кровью Христовой, мир пренебесный будет обитать в сердце твоем, и легко тебе будет в сердце, блаженным сделаешься. Забудешь все возмущения, тревоги, тесноту дьявольскую, совсем новым сделаешься и как будто из мертвых воскреснешь. Не отчаивайтесь, братие, какие бы грехи вы ни сделали, только сердцем сокрушенным и смиренным покайтесь. Слава милосердию, Твоему, Господи! Слава долготерпению Твоему, Господи!»

Пост. Воздержание. Чревоугодие
Пост и молитва«Хотя пища и не оскверняет человека, но она рождает греховные помыслы, порочит ум, укореняет страсти, претворяет духовного человека в плотского, устремляет мысли его к земным вожделениям. Нам же, инокам, подобает днем и ночью поучаться в Законе Господнем, дабы е подпасть под обольщение».

«Если будешь с жадностью много есть и пить, то будешь плоть, а если будешь поститься и молиться, то будешь дух. Евреи ели мясо жертвенных животных, это было прообразом нашей духовной пищи. Мы теперь вкушаем не тела жертвенных животных, а самое пречистое Тело и Кровь Господа по всей земле. Поэтому кто часто причащается Святых Тайн, тому не надо есть мяса животных. К чему мне плоть животного, когда я вкушаю пречистое Тело и пречистую Кровь – эти Животворящие Тайны Бога моего? Мало разве мне от них жизни, мира, радости, крепости душевной и телесной! Разве я не могу удовлетворяться растительною или рыбною пищей, которая гораздо для меня легче».

«С голоду не налегай сильно на пищу – обременишь и сердце, и тело».

«Питаясь пространно, делаешься плотским человеком, духа не алчущим, или плотью бездушною, а постясь, привлекаешь к себе Духа Святого и делаешься духовным. О, как надо беречь душу постом!»

«Пресыщение – лишение веры, сердечного умиления и молитвы, холодная бесчувственность, бессилие сердца для всякого духовного делания, обнажение от благодати, источник гордости, потеря смирения, отвержение вышней помощи, источник хулы на Бога и святых, ненасытная жажда большего, недовольство тем, что имеешь, лживость сердца: да не насыщая, ложь буду. Если бы вы спросили, отчего много людей неверующих, не молящихся, не живущих по-христиански, преданных всяким порокам, ответ готов: от служения чреву».

Причастие
Причастие 2«Через единый Дух свой, живущий в тайнах Тела и Крови, совершаемых во всех церквах мира, хочет Он соединить с Собою нас, отпадших чрез грех и покорность дьяволу от соединения с Ним, и то, что во всех нас есть разъединяющего с Ним и между собою, отсечь и очистить, да все едины будут: яко же Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да тии в Нас едино будут. Вот цель Таинства Причащения».

«Часто сначала человек причащается с живою верою, с чувством любви и благоговения, а потом, при непрестанном противодействии плоти и дьявола истине Божией, уступает им победу над собою и причащается лицемерно, не Тела и Крови, но, по его мыслям сердечным, хлеба и вина. Существо Тайн, «дух и живот», как сказал Спаситель, «не вмещается» в нем, он внутренне обкрадывается сатаною. Сохрани, Боже, всех от такого причащения, от такой хулы на Господа!»

Святые угодники Божии
«Что такое святость? Свобода от всякого греха и полнота всякой добродетели. Этой свободы от греха и добродетельного жития достигают только немногие усердные, и то не вдруг, а постепенно, продолжительными скорбями, болезнями и трудами, постом, бдением, молитвою, и то не своею силою, а благодатью Христовою. Святыня соответствует в природе свету солнечному и белизне снега, а грех тьме, чуждой света, и грязи или ржавчине».

Сердце. Свобода
Помыслы о Боге«Вы не могли не заметить, что вся сила в сердце: легко на сердце – и все хорошо, тяжело на сердце – и всему худо; но это облегчение вы можете найти только в вере, и, значит, особенно в церкви как месте веры по преимуществу. Здесь Бог касается благодатью Своею сердец наших и дает нам носить Свое благое иго. Вот великий секрет, который узнать стоит всем. При легкости на сердце человек готов бежать, скакать; оттого «Давид скакаше, играя пред священным ковчегом». Увы! Многих соблазняет дар свободы, данный человеку. От Бога и возможность человека быть добрым и злым, попадания в грех – удобопреклонность более ко злу, чем к добру».

«Винят Творца и говорят: «Зачем нас Бог сотворил такими, почему не сотворил нас так, чтобы мы не могли падать и делать зло?» Да виноват ли Он в том, что вы, по невнимательности к гласу Его, по злонравию своему и неблагодарности своей употребили во зло величайший дар Его благости, премудрости всемогущества, — разумею свободу, которая есть неотъемлемая черта образа Божия! Не тем ли больше Его надо признать благим, что Он дал этот дар, не поколебавшись неблагодарностью получивших дар, чтобы яснее солнца светила всем благодать Его? Да будет, ибо Бог истинен, всяк же человек – ложь. Спасайся каждый, борись, побеждай, но не высокомудрствуй и не обвиняй Творца ни в благости, ни в мудрости; не хули Бога всеблагого. Возвышайся в любви: восходи выше и выше по ступеням совершенства духовного, коего без свободы нельзя было бы достигать. Будьте совершенны, якоже и Отец Небесный совершен есть».

«У нас есть верный барометр, который показывает возвышение или понижение нашей духовной жизни, это – сердце. Он показывает, куда мы идем: к востоку ли духовному – Христу или к западу – к темной державе имущего державу смерти – дьяволу».

Скорби, болезни, искушения
болезни картинаГосподь посылает нам искушения врага для испытания нашего, для укрепления наших духовных сил в борьбе с врагом и чтобы нам самим видеть больше, к чему склоняется наше сердце: к терпению, вере, надежде и любви и вообще к добродетели или к ропоту, раздражительности, маловерию, хуле, злобе и отчаянию. Поэтому не надо унывать, а благодушно и с терпением переносить находящие на душу нашу мрак сердца, расслабляющий и нудящий к нетерпению и злобе огонь, скорбь и тесноту, зная, что все это необходимо в порядке нашей духовной жизни, что этим Господь испытывает нас, не похулим ли мы путь истинный, путь святой веры и добродетели и не соизволим ли на путь к лукавому. Мы свободны и сами должны всемерно, всеусердно укрепляться в вере и добродетели, «до положения души» нашей за путь правды, а как это будет, если не будет искушений?

В сердце человека происходит то приближение его к Богу, то отдаление от Бога и вместе с этим то покой и радость, то смятение, страх, теснота, то жизнь, то смерть духовная. Приближение большею частью бывает в скорби, когда никто не может избавить нас, кроме Господа, к Которому мы обращаемся всем сердцем, и таким образом сердечно приближаемся к Нему, а удаление – в довольстве и изобилии благ земных, которые надмевают плотского ветхого человека, и именно тогда, когда человек жаждет богатства, славы, знатности, а когда достигнет этого, он теряет веру из сердца и забывает о Боге Судии и Мздовоздаятеле, о бессмертии души своей, о своем долге – любить всем сердцем Бога и каждого человека как самого себя.

Ты хочешь постигнуть непостижимое, но можешь ли понять, как постигают тебя внутренние, убивающие душу скорби, и найти средства вне Господа? Как их прогонять? Узнай же сердцем, как освобождаться тебе от скорбей, как соделывать покойным сердце свое, и тогда, если нужно, мудрствуй о непостижимом: «Аще ни мало чесо можете, что о прочих печетеся?» (Лк.12, 26).

Какая цель нашей жизни на земле? Та, чтобы по испытании нашем земными скорбями и бедствиями и после постепенного усовершенствования в добродетели при помощи благодатных дарований, преподаваемых в Таинствах, нам почивать по смерти в Боге – покое нашего духа. Вот почему мы поем об умерших: «Упокой, Господи, душу раба Твоего». Мы желаем усопшему покоя, как края всех желаний, и молим о том Бога. Не безрассудно ли поэтому много скорбеть над умершими? «Приидите ко мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы», — говорит Господь. Вот покойники наши, христианскою кончиною уснувшие, приходят на этот глас Господа и упокоиваются. Чего же скорбеть?
Без искушения и железо обыкновенное кажется сталью, и латунь, и жесть серебром, или смешанное серебро чистым серебром, и бронза золотом, или смесь золота с землею чистым золотом, и обыкновенное стекло алмазом, но испытание показывает настоящее их достоинство. Так и с людьми бывает. По виду многие кажутся кроткими и смиренными, милостивыми, добрыми, простыми, целомудренными, верующими и прочее, а испытание показывает нередко, что они и злы, и горды, и жестокосердны, и нечисты, скупы, жадны, завистливы, злопамятны, ленивы и т.д. Искушения же бывают чрез лишения и потери, скорби, болезни, безчестье, и выдержавший искушение надежен для Царствия Божия, а невыдержавший ненадежен, потому что в нем остается большая примесь зла.

Многие говорят: верую в Бога, а случись беда, напасть, искушением малодушествуют, унывают, иногда ропщут: и куда девается вся вера? Тут бы надо показать преданность воле Божией, сказать: «Якоже Господеви изволися, тако бысть; буди имя Господне благословенно». А то, видно, они веруют в Бога только в счастье, а в несчастии отвергают Его. Если тебе приходится переносить сильные напасти, скорби, болезни, то не малодушествуй, не унывай и не ропщи, не желай себе смерти, не говори дерзких речей пред всевидящим Богом, например, таких: о, какая лютая скорбь, о, какая не по силам моим напасть – лучше бы уж умереть мне или лучше убил бы себя! Избави тебя Бог от такого малодушия, ропота и дерзости! Но все это терпи великодушно, как посланное тебе Богом за грехи твои, и с разбойником благоразумным повторяй: «Достойное по делом моим приемлю» — да взирай мысленными очами на страждущего на кресте Спасителя.

Новый человек (обновленный) удовольствие находит в послушании, а ветхий человек хочет противиться и не покорствовать. Итак, да будет, Господи, воля Твоя, принимаю за выражение воли Твоей все, чего требуют поставленные надо мною власти, все, что со мною бывает, ибо ничто не бывает без Тебя: Ты сый во всем, чрез всех и все. При покое, просторе, услаждении плоть оживает со всеми своими страстями и наклонностями, а при тесноте, томлении – умерщвляется со всеми своими страстями: вот почему премудрость и благость Отца Небесного подвергает и душу и тело наше тяжким скорбям и болезням и вот почему нам должно не только благодушно терпеть скорби и болезни, но и радоваться в них больше, чем в состоянии душевного спокойствия, простора и телесного здоровья, ибо, несомненно, худо душевное состояние того человека, который не подвергается душевным скорбям и болезням, особенно при обилии благ земных; сердце его неприметным образом плодит из себя все виды грехов и страстей и подвергает его духовной смерти. Нельзя есть постоянно, курить нельзя. Обратить жизнь человеческую в постоянное ядение, питие и курение (хотя есть такие, которые постоянно почти едят, пьют). И вот дух лукавый обратил в курение уста, долженствующие благодарить и славословить Господа, сделав их пещию дымящейся. Чем легче и меньше употребляешь пищи и пития, тем тоньше и легче делается дух».

Смерть. Смертное памятование
2 (4)«Ты в горести души своей желаешь иногда умереть. Умереть легко, недолго, но готов ли ты к смерти? Ведь за смертью следует суд всей твоей жизни.
Ты не готов к смерти, и, если бы она пришла к тебе, ты затрепетал бы всем телом. Не трать же слов по-пустому, не говори: «Лучше бы умереть!», а говори чаще: «Как бы мне приготовиться к смерти по-христиански: верою, добрыми делами и великодушным перенесением случающихся со мною бед и скорбей и встретить смерть без страха, мирно, непостыдно, не как грозный закон природы, но как отеческий зов безсмертного Отца Небесного, Святого, Блаженного, в страну вечности». Вспомни старца, который, утрудившись под своим бременем, захотел умереть, чем жить, и стал звать к себе смерть. Явилась – не захотел, а пожелал лучше нести тяжкое бремя свое…»

«Человек, где ни бывает, но потом все домой возвращается. Так и христианин, кто бы он ни был, знатный или простой, богатый или бедный, ученый или невежда, где бы ни был, какую бы должность ни занимал в обществе, чтобы ни делал, должен помнить, что он не дома, а в странствии, в пути, и должен домой возвратиться к отцу, к матери, к старшим братьям и сестрам, а дом этот – Небо, Отец – Бог, мать – Пречистая Богородица, старшие братья и сестры – Ангелы и святые Божии человеки; что все земные обязанности, дела не суть, а настоящее дело – спасение души, исполнение заповедей Христовых и очищение сердца. Ах, братья мои! Не все ли мы скоро исчезнем с лица земли и будем, как бы не бывшие? Где же дела любви? Где дух Христов в нас? Где незлобие, где смирение, где любовь к душам, где беспристрастие к временному? Где ревность о духовных благах? Суетные, глупейшие мы люди! Исказили мы образ душ наших, исказили жизнь свою, вверх дном оставили ее. Вместо Христа дьяволу угождаем. Есть, братие христиане, жизнь истинная, действительная, и есть жизнь мнимая, ложная: жить для того, чтобы пить, есть, одеваться, гулять, обогащаться, вообще жить для земных удовольствий или забот, равно как заводить интриги, козни, судить да рядить о других – это жизнь мнимая; жить для того, чтобы угождать Богу и ближним, молиться о спасении душ и всячески помогать их спасению, — значит истинно жить. Первая жизнь есть непрестанная смерть духовная, вторая – непрестающая жизнь Духа».

«Что для человека всего ужаснее? Смерть, да… смерть. Всякий из нас не может без ужаса представить, как ему придется умирать и последний вздох испускать. А как терзаются родители, когда умирают их любезные дети, когда они лежат пред их глазами бездыханными? Но не страшитесь и не скорбите, братие чрез веру. Иисус Христос, Спаситель наш, Своею смертью победил нашу смерть и Своим воскресением положил основание нашему воскресению, и мы каждую неделю, каждый воскресный день торжествуем во Христе воскресшем наше общее будущее воскресение и предначинаем вечную жизнь, к которой настоящая, временная жизнь есть краткий, хотя тесный и прискорбный путь; смерть же истинного христианина есть не более как сон до дня воскресения или как рождение в новую жизнь».

Страсти. Борьба со страстями
чревоугодие«Духу Божию принадлежат наши духовные блага. Непрестанно молись, призывая имя Живоначальной Троицы, да не сразит твоей души внезапно какая-либо страсть, гордость или зависть, или злоба и ненависть, или скупость, или сребролюбие, или гнев и раздражительность, или чревоугодие, или осуждение и презорство, или ложь и клевета, и подобное: ибо среди сетей ходим все мы каждый час, каждую минуту жизни. Господь для того и попускает обуревать нас различными страстями в сей жизни, чтоб возненавидели всем сердцем эти самые страсти и за ничто считали все земное, как бы оно ни было драгоценно и приятно, и чтобы всем сердцем возжелали единого Бога – источника тишины и живота и к Нему единому прилеплялись. Его единого ценили прежде всего, Его святую волю, Его мир и радость. Отовсюду тесно тебе на земле, все изменяет тебе: родственники, друзья, знакомые, богатство, чувственные удовольствия. Твое тело изменяют все стихии: земля, вода, воздух, огонь, свет – прилепись же к единому Богу, у Которого нет изменения и ни тени перемены, который един есть любовь. Замечательно, что люди раздражительные после агонии сильного и продолжительного гнева и после испытания всей его мучительности делаются, как говорится, шелковыми, кроткими и смирнехонькими. Что сказано о злости и раздражительности, следует сказать и о прочих страстях. Сам Господь указал для них наказание в них самих, в их крайней агонии. Так наказывается гордость, ненависть, скупость, сребролюбие. Каждая страсть есть собственный палач и вместе мучитель каждого одержимого ею человека. Душа человеческая есть свободная сила, ибо она может сделаться или доброю, или злою силою, смотря потому, какое ты сам даешь ей направление. Господи! Сила всемогущая! Утверди немощную душу мою во всякой добродетели, на недвижимом камне заповедей Твоих утверди слабое для всякого добра сердце мое, Господи! И я ежедневно опытно познаю, что без Тебя я ничто, без Тебя я не могу творить никакого добра, без Тебя одно зло во мне в разных его видах, без Тебя я сын погибельный. Одна неизреченная благостыня исполнила благостью Твоею сердце мое! Паче же молю: даруй мне любить Тебя всем сердцем моим и ближнего моего, яко себе. Да не буду я злобен, горд, презорлив, непокорен, но да буду я незлобив, смирен, почтителен с нежностью и послушен. Аминь».

«Молясь с людьми, мы должны иногда пробить молитвою своею как бы твердейшую стену – души человеческие, окаменевшие житейскими пристрастиями, пройти мрак египетский, мрак страстей и пристрастий. Вот отчего иногда бывает тяжело молиться. Чем с более простыми людьми молишься, тем легче. Конец всего, что на земле: и тела моего, и сластей, и одежд, и всех сокровищ, есть разрушение, тление, исчезновение. Но Дух живет вовеки».

«Мы только называем Господа Богом, а на деле-то у нас свои боги, потому что волю Божию не творим, а волю творим плоти своей и помышления, волю сердца своего, страстей своих. Боги наши – плоть наша, сласти, одежды, деньги и т.п.
Не живет Господь в том сердце, в котором царит жадность, пристрастие к земным благам, к сластям земным, к деньгам и пр. Это опытом доказано и познается ежедневно. В том сердце живет жестокосердие, гордость, высокомерие, презорство, злоба, мщение, зависть, скупость, суетность и тщеславие, кража и обман, лицемерие и притворство, хитрость, ласкательство и пресмыкательство, блуд, сквернословие, буйство, измена, клятвопреступление».

«Всякий человек на земле болен болячкою греховною, слепотою греховною, одержим бешенством греха; а как грех наипаче состоит в злобе и гордости, то со всяким человеком, как страдающим болезнью греха, надо обходиться с кроткою любовью – важная истина, которую мы часто забываем. Мы часто, очень часто, действуем вопреки ей: к злобе добавляем злобы своим озлоблением, гордости даем отпор гордостью же».

«Крепко наблюдай за проявлением гордости: она проявляется незаметно, особенно в огорчении и раздражительности на других из-за самых неважных причин».

Депрессия«Когда нас укоряют в чем-либо, это не должно раздражать нас и приводить в уныние, а смирять нас, как нравственно ничтожных, и обращаться к Богу с усердною молитвою, чтобы Он немощное в нас уврачевал и оскудевающее восполнил Своею благодатью. Раздражаться особенно тогда, когда укоряют нас в действительных слабостях, значит прилагать болезнь к болезни, страсть к страсти, значит недуговать добровольно слепотою самолюбия, которое не хочет видеть своих темных сторон и добровольно погибает. Уныние же совсем безрассудно: ибо христианин, при помощи Божией благодати, если восхочет, всегда может измениться к лучшему – да для этого Господь и посылает нам обличителей, чтобы они открыли нам сердечные очи, чтобы мы увидели безобразие дел своих и, видя, поправились, а не для того, чтобы повергнуть нас в уныние.
Уныние – грех и дело дьявола. Обличения должны производить в нас печаль по Боге, производящую покаяние во спасение, а не печаль самолюбия».

«Когда тебя злословят и ты от того смущаешься и болезнуешь сердцем, то это значит, что у тебя есть гордость, ее-то и надо уязвлять и выгонять из сердца безчестием внешним. Итак, не раздражайся насмешками».

«Пьяница от излишнего употребления винных напитков бывает и болен, и делает разные непотребства и срамные дела, о которых самому стыдно и подумать, и вспомнить, однако же продолжает пьянствовать».

«Жадный чревоугодник чувствует после многоядения тяжесть, затмение способностей, связание языка и сам находит, что он делается как бы животным или зверонравным, потому что дышит часто злобою и ненавистью к живущим вместе с ним и ядущим вместе с ним или просящим у него ежедневной милостыни, подвергается тесноте и скорби, лишается мира и спокойствия, делается неспособным к горнему мудрствованию или быть истинным христианином, жить для высшей цели бытия, и, однако ж, продолжает лакомиться и объедаться; прелюбодей видит, что чрез прелюбодеяние он оскверняет и безчестит свою природу, душу и тело, подвергает их болезням, извращает порядок жизни, установленный Творцом, подвергается позору, однако ж продолжает прелюбодействовать; сребролюбец видит, что богатство тяготит его, мешает его духовной свободе и делает своим рабом, отвращает от Бога и от любви к ближнему, отводит от истинной жизни и вносит смерть в душу, отнимает покой душевный и телесный, налагает заботы. Однако же продолжает собирать большие богатства и прибавляет себе большую тяжесть, пока, изнуренный заботами, не заболеет и не умрет, убив душу свою чрез приобретение богатства. Таков всякий грех – гордость, злоба, зависть и другие. Должно убить в себе земную любовь, любовь (страсть) к земной плотской красоте, к сластям, к корысти, к плоти своей, к чести и оживить любовь к небу – истинному отечеству, к душе – небесной гражданке, к добродетели, — возненавидеть все, что любит плоть, возлюбить все, что она презирает, чего она страшится. Например, размышление о смерти, о Суде, о нищете, о больных и страждущих. Пусть смеются над тобою, противятся тебе, когда ты находишься под влиянием какой-либо страсти; нимало не обижайся на смеющихся и противящихся, ибо они делают тебе благо; распни свое самолюбие и сознай неправоту, заблуждение сердца твоего. Но горько сожалей о смеющихся над словами и делами веры и благочестия, правды, о противящихся добру, которое ты делаешь и которое хочешь насадить в других. Да сохранит тебя Бог озлобляться на них, ибо они жалки и достойны слез. Быть смиренным – значит считать себя достойным за грехи всякого унижения, оскорбления, гонения, побоев, а быть кротким – значит в незлобии сердца переносить неправды относительно нас, ругательства и прочее… И молиться за врагов своих. Острие скорби, которое ты вонзишь невольно в чужое сердце, войдет и в твое сердце, по строгому закону возмездия: «Внюже меру мерите, возмерится вам». Не хочешь скорби – не делай ее другому».

«Злополучен, кто любит чрез меру удобства в жизни и обставил себя всевозможными удобствами: он будет чуждаться всякого неудобства, изнежится и не привыкнет к терпению. Между тем жизнь христианина вся есть неудобство, путь узкий и шероховатый, есть крест, требующий неудобств и великого терпения. Итак, не ищи, подвижник, со всеми удобствами жилища и обстановки и не полюби удобств мира сего, возлюби Христа-крестоносца. Терпи неудобства, привыкай к неудобствам: «Навыкох, в них же есмь, доволен быти», — говорит апостол Филипп.
Злополучен, кто любит украшения и ищет украшения для тела своего. Он не будет прилагать должного старания об украшении души своей верою, любовью, кротостью, смирением, правдою, терпением. Особенно злополучен тот, кто ищет украшения почестей: он сделает из себя постыдный кумир и, как Навуходоносор, будет надмеваться над не имеющими его почестей и требовать себе поклонения. Даже и мы, мужчины, стали как женщины: домогаемся украшений и, как идолов каких, украшаем сами себя, а о внутреннем благообразии мало помышляем, даже совсем забросили внутреннюю храмину души своей.
Злополучен, кто любит поспешность: он сделает множество претыканий, он встретит тысячи неприятностей и внутренних теснот из-за своей поспешности и будет иметь частые поводы к раздражительности.
Злополучен, кто пристрастен к пище и питию, ревнует о насыщении и наслаждении: он на деле увидит, когда приступит работать Господу, что пища и питие, если мы прилагаем к ним сердце, есть обуза тела, скорбь и крушение духа и что человек весьма немногим и простым брашном может быть насыщен. Душа человеческая проста, как дух, поэтому она и в любви должна быть проста, т. е. должна любить Бога как виновника своего, от которого изошла, и человека, как себя саму, подобная подобного; к вещам же мира сего прилепляться никак не должна ни на минуту, ибо они не сродни ей, и вот по причине несродства с нашею душою так болезненно ощущает себя душа, когда прилепляется к ним».

«Пьяницы, прелюбодеи, чревоугодники, тати, досадатели, лживые, праздные, картежники, театралы, танцоры, празднословы, насмешники, скажите мне: для чего Сын Божий сошел с небес, проповедовал Евангелие царствия, сотворил бесчисленные чудеса, пострадал, умер и воскрес, послал во весь мир апостолов с проповедью о царствии? Скажите, для чего? Для того ли, что бы вы объедались, пьянствовали, прелюбодействовали, крали, лжесвидетельствовали, проводили время в праздности, празднословии, в картах, театрах, танцах, пересудах! О, сколь вы строго поплатитесь за свою противоевангельскую жизнь, если не покаетесь и не исправитесь».

«У каждого отнимите из вещей видимых то, что любит больше всего: попросите или отнимите у сребролюбивого деньги, у любящего пресыщение – сладкую пищу, у честолюбивого и гордого – некоторые преимущества, назовите его недобрым именем – и увидите, что составляет упование каждого, какие у него сокровища, какая страсть. О, с какими постыдными страстями приходится иногда встречаться! Иногда человек привязывается нечистою любовью к человеку другого пола, дышит, питается им, так сказать. О, постыдная надежда! О, мерзкое сердце, отступившее от Господа! О, человек, утвердивший плотскую, слабую мышцу на подобном себе ничтожном человеке! Я покажу, кого тебе надо любить, отягчающий сердце свое объедением и пьянством! Покажу вам, кто должен наполнять сердца ваши, сребролюбивые! Страстный до развлечений, до почестей, ищи почести горнего звания; до нарядов – одеяние бело (одеяние правды да облечешься)».

«Душа наша потому называется душою, что она дышит Духом Божиим, т. е. она так называется от Духа Животворящего».

«Дьявол имеет обычай нападать на нас в тесных обстоятельствах. Чаще приводи себе на память, что в тебе зло, а не в людях. Таким убеждением, совершенно истинным, предохранишь себя от многих грехов и страстей. Беда наша часто в том, что мы свое зло приписываем другому».

«Не ешь до света, не спи до света, трудись с усердием, молись всем сердцем».

«Мы должны положить жизнь свою за Господа и ближнего и не жалеть ее, а мы жалеем даже пищи, пития, одежды, денег, жилища, книг и других вещей – этого земного праха. Лукавая и злая плоть наша ищет малейшего предлога к самолюбию, алчности, захвату».

«Слово Божие говорит: не упивайтеся вином, а вы, кабачные скинотворцы, говорите, что упиваетесь вином, и настроили кабаков тьму к соблазну братии своих. А еще в церковь ходите! Пьете и дома молитесь; языки своими льщаху».
«Если будешь с жадностью много есть и пить, то будешь плоть, а если будешь поститься и молиться, то будешь дух».

По книге: «Пробуждение. Доказательство основных истин Святой Православной веры. Явление душ усопших живым родным и близким. Сборник. Составитель игумен Симеон. М.: «Империум Пресс», 2005г.»

счастье быть с Богом