Метки

, ,

Силуан Афрнский ближние«Начало ссоры как прорыв воды; оставь ссору прежде, нежели разгорелась она» (Притч.17, 14).

«Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы… И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?» (Мф.7, 1-3).

11«Прощение обид – самый короткий и надежный путь к спасению… В быту сколько угодно столкновений, поводов к обидам и возмущениям сердечного покоя, и Господь хочет обратить это нам во спасение. Тебя часто оскорбляют – часто прощай и будешь глубже входить в область милосердия Божия. Прощающий по заповеди Господа и уповании христианскому – есть человек иного, лучшего мира… Утвердивший навык не смущаться обидами приобретает покой, а покой переродится в мир, превосходящий всякий разум».

Святитель Феофан Затворник

Ситуация из жизни – два хороших человека, и вроде верующих, по крайней мере, исправно посещающих воскресные и праздничные Богослужения, что-то не поделили между собою, и, вместо того, чтобы тут же вспомнить слова Божьи о любви к ближнему своему, и простить от всего сердца (ведь с кем не бывает!), — разобиделись друг на друга, да так основательно, что и перед Причастием не вспоминают о примирении, и молятся Богу утром и вечером о прощении своих грехов, сами ближнему своему не простив. И считают себя, при этом, правыми, Божьими, а вот «он(она) – такой(ая), сякой(ая), ну как с ним(ней) дальше вообще можно общаться?!».

Ситуация довольно типичная, к сожалению, для наших приходов. Забываем, в порыве «праведного гнева», что не прощающему и Бог не простит, что без любви мы – «медь звенящая», и что самое главное, — Господу от нас только любовь и нужна – ни подвиги наши (посты, долгие молитвенные правила и т.д.), ни хождения в храм, ни труды наши во благо Церкви, не нужны Ему от нас, если не будет, при этом, главного — любви!

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин.13, 35), — говорит нам Господь. Любовь – это царица добродетелей, как учат Святые Отцы, это исполнение всех заповедей, потому что они все построены на любви, это главный критерий принадлежности к верным чадам Божьим, а, значит, — главное, над чем мы должны трудиться в своей повседневной жизни. И мелочей здесь не бывает. Нужно просто быть внимательным, и смотреть за своим сердцем, куда оно склоняется каждый раз, когда что-то не по-нашему. Склонны ли мы понимать людей и прощать их, или же нас постоянно точит то зависть, то злорадство, то над нами берет верх желание превосходства над другими, желание быть первым, уважаемым, таким, что только сказал, — все под козырек взяли, и т.д. Это все, последнее, не от Бога. Апостол Павел пишет, что «любовь… не ищет своего, …не мыслит зла» (1 Кор.13, 4-5). И если мы хотим по праву именоваться христианами, и не позорить своим поведением само это имя, то должны все это знать, и, самое главное, пытаться применять в своей жизни.

Да, все мы грешные, и все немощные, и все самолюбивые, и поэтому никто никому прямо сейчас приговор не выносит, — слава Богу, над всем Бог и Его благой промысел о нашем спасении. И, будем надеяться, что Он не оставит нас в таком плачевном состоянии, а даст еще время на покаяние, чтобы вымолить прощение, и поможет, — если попросим, — измениться к лучшему. Но чтобы осознать и покаяться, нужно, для начала, захотеть этого, нужно увидеть, не в другом, а в себе то, с чем необходимо бороться. И вот как раз этого у нас часто и нет. А что может сделать один Господь, без нашего соизволения? — Он не насилует нашу свободную волю, Он ждет от нас произволения на добро, желания быть с Ним не только на словах, но и делом, и тогда только помогает, и дает силы жить праведно. Без нас нас спасти не возможно. Господь никого силой не принуждает следовать за Ним в Рай. Но нужно знать, что дорога эта, в Рай, вся в горку, да через трудности, проложена, и здесь нужно большое желание, ревность о своем спасении, чтобы помощь все время шла, и внимание, чтобы не сбиться с пути, и не угодить в расставленные врагом ловушки…

Иоанн Златоуст по отношению к близким Бог судит нас

«Видеть чужие грехи, а не свои, — сатанизм» — страшные слова, но это правда. Это слова угодника Божьего иеромонаха Анатолия (Киевского) (1957–2002). И так учат все Святые Отцы, — что не с Богом мы, а с диаволом, когда не прощаем, когда судим ближнего своего, и не хотим никак с ним примириться. И причиной тому — наше самолюбие. Это через него имеет враг доступ к нашему сердцу, это оно ослепляет нас и делает злобными по отношению к своему ближнему. Сердце у нас одно, и в нем может быть кто-то один – или Бог, или враг Божий. Соответственно: или любовь — или злоба, или прощение – или вражда, или милость — или осуждение. На словах – Божьи, на деле – отходим от Него, предаем Его, дружим с врагом Его, когда не милосердны к ближнему своему, когда упрямо стоим на своем, за «свою правду». Забывая в этот момент все, что вроде и знали, забывая главное, — что правда одна, и она у Бога. А мы со всеми своими маленькими, земными, человеческими «правдами», стоя горою за них, становимся Богопротивниками, на деле не хотящих следовать Его словам, и, что самое страшное, через это соединяемся в своем сердце с врагом Божьим. Тот же иеромонах Анатолий (Киевский) говорит одному из своих духовных чад о враге, которого мы так безпечно ютим в своем сердце, — «…а он (дьявол) радуется, была бы воля его, разорвал бы тебя на части…»!

Как враг прикрывается нашим самолюбием хорошо сказал святой праведный 4Иоанн Кронштадтский (1829-1908): «Диавол ловко умеет нас обманывать: обижая нас сам, он прикрывается всегда нашим же самолюбием, как бы желая угодить нам поначалу посредством движения известной страсти, хотя после всегда убивает, и горько достается нам от него за наше глупое, неразумное самолюбие. Обиды же, причиненные нам другими, он всегда увеличивает в сто раз и представляет их в ложном виде: и опять и здесь прикрывается нашим самолюбием, как бы ревнуя о нашем благосостоянии, которое другие будто бы думают разрушить своими обидами».

И еще: «Корень всякого зла есть самолюбивое сердце, или саможаление, самощадение; от самолюбия или чрезмерной и незаконной любви к самому себе проистекают все страсти: холодность, безчувственность и жестокосердие по отношению к Богу и ближнему, злое нетерпение, или раздражительность, ненависть, зависть, скупость, уныние, гордость, сомнение, маловерие и неверие…».

И святитель Феофан Затворник (1815-1894) пишет: «То уж пагуба, когда кто скажет о себе, что во всем прав, и каяться не в чем…».

Чувство своего ничтожества, что есть смиренное признание истины, что так оно и есть, что без Бога нет у нас ничего хорошего: все плохое – мое, все хорошее – от Бога, — это самое, что ни на есть, нужное и правильное чувство. И благодаря ему, мы и становимся Божьими, потому что смиряемся, а где смирение, там и Благодать, там и помощь Божья, там и мир душевный. Но не сразу приходит это чувство, над приобретением его нужно потрудиться. Нужно много раз сесть в лужу, — как пишет игумен Никон Воробьев (1894-1963), чтобы понять, наконец, всю свою ограниченность и безпомощность самому, без Бога, что-то изменить. Чтобы уяснить, что самому, без Бога, мы и помыслить ничего хорошего не можем, не то, чтобы сделать! Падая и вставая, и опять падая и вставая, мы учимся жизни такой, какая она есть на самом деле, не в мечтаниях, и не в фантазиях, которые все от врага, а простой, искренней, не лукавой, духовной жизни, которая единственная только и есть, реальная и истинная, и перерождающая нас из ветхого человека, в нового, способного уже вмещать Божьи истины и следовать за Ним в жизнь вечную. И молитве учимся самой жизнью, вот этими падениями: «Ты видишь, Господи, какой(ая) я слабый(ая), опять упал(а). Опять нарушил Твою заповедь (осудил, рассердился, обиделся, не простил и т.д.). Помоги мне, Господи, исправиться, помоги все мои грехи и страсти изжить, и заменить их добродетелями!» И Господь поможет. Только так, не на себя полагаясь и на свою праведность, — которой нет, — а в чувстве своей греховности, смиренно взывать к Единому, могущему нам помочь и избавить нас от насилия вражьего.

1Как пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908): «Грешники весьма часто и не думают о своем обращении, и не считают себя великими грешниками, потому что самолюбие и гордость ослепляют им глаза… Нераскаянные грешники – несомненные сыны погибели…

Никто да не думает, что грех есть нечто маловажное; нет, грех страшное зло, убивающее душу ныне и в будущем веке. Грешник в будущем веке связывается по рукам и по ногам (говорится о душе) и ввергается во тьму кромешную, как говорит Спаситель: связавше ему руце и нозе, возмите его и вверзите во тму кромешнюю (Мф.22, 13)… И в нынешнем веке грех связывает и убивает душу; кто из богобоящихся не знает, какая скорбь и теснота поражает их душу, какой мучительно палящий огонь свирепеет в груди их, когда сделан ими какой-либо грех? Но, связывая и убивая душу временно, грех убивает ее и вечно, если мы здесь не раскаемся от всего сердца в наших грехах и беззакониях.

Ты не можешь без благодатной помощи победить ни одной страсти, ни одного греха – проси же всегда помощи у Христа Спасителя своего. Он для того и пришел в мир, для того пострадал, умер, воскрес, чтобы во всем помогать нам, чтобы спасать нас от греха и от насилия страстей, чтобы очищать грехи наши, чтобы подавать нам в Духе Святом силу к деланию добра, чтобы просвещать нас, укреплять нас, умиротворять нас…».

«Лютая брань самолюбия, как тиран некий, стоит во главе всех помыслов…» — сказал святой Феодор Едесский. Через помыслы борет нас враг, а мы, в миру, вообще мало что об этом знаем. А тем не менее, какие наши мысли, такими видит нас Бог, такими мы являемся на самом деле. И от того, какие у нас мысли, хорошие, всех оправдывающие, или, плохие, осуждающие, — такова и наша жизнь. Как раз на уровне мыслей и проходит главная брань с врагом нашего спасения. 27Старец Паисий Святогорец (1924-1994) учит нас быть внимательными, и, как гранаты, перехватывать вражеские мысли, и тут же кидать их в сторону самого врага. На деле это происходит примерно так: пришел плохой помысел о ком-то, сразу вспомнить, что это с вражеской стороны, а значит принимать его нельзя, а тут же направить весь свой праведный гнев на него, врага Божьего, а не на данного человека. И еще старец учит каждый левый помысел (плохой, от врага) покрывать правым помыслом (хорошим, от Ангела) – т.е. нужно оправдать мысленно этого человека, каким бы грешащим он нам не представлялся. У нас для других всегда должно находиться оправдание, – «враг силен», «все мы немощны», и т.д., и молитва «Помоги ему, Господи», «Господи, помилуй» — и тогда враг, терпя неудачу за неудачей, отойдет от нас, а Ангел приступит, и будем мы Божьи, и мир Божий никто не отнимет у нас. И никто не сможет причинить нам никакого вреда, если мы сами себе его не причиним.  

Игнатий Брянчанинов 6Святитель Игнатий Брянчанинов (1807-1867) пишет, что «тот человек, который не захочет быть домом Божиим, сосудом Божественной благодати, становится домом и сосудом греха и сатаны». Не приятно, правда? Но это истина, и лучше ее узнать сейчас, чем потом, когда будет уже поздно что-то исправлять!

Как сказал Господь в Евангелии о лицемерно чтущих Бога фарисеях: «ибо из сердца исходят злые помыслы…- это оскверняет человека…» (Мф.15, 19-20). Мы скверны Господу в тот момент, когда злимся, когда не прощаем, когда осуждаем, — это мерзко в Его глазах, — Он любит всех, и нас, и нашего ближнего, и Ему одинаково дороги мы все. Так что, нося в сердце обиду и, не дай Бог, еще и строя мстительные планы, мы должны понимать, что не Богу мы отдали в этот момент свое сердце, но что враг смог нас оседлать, и теперь ведет туда, куда ему угодно, и еще и потешается теперь над нами. Какие мы после этого христиане? – Мы как были плотские, земные, неразумные, так ими и остаемся до сих пор, — потому что ни вразумления ближних на нас не действуют, ни слова священника на проповеди сказанные, до нас не доходят. Нет, мы обиделись и стоим за себя горой! Вот только, оказывается, не за себя, а за своего врага. И если не опомнимся, не придем в чувство, не раскаемся, и не испросим прощения первыми (правы или неправы!) перед тем, как идти на исповедь, — то куда завлечет нас дальше наша злоба, а если точнее, дух злобный, демон, и думать не хочется. Не допусти Господи!

Будем внимательными к своему сердцу, чтобы не сказал и о нас Господь: «люди сии …чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мф.15, 8). Ведь в Евангелии сказано однозначно: «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф.6, 14-15).

Прощение

 Авва Дорофей 1Преподобный авва Дорофей Палестинский (620) пишет: «Принимать оскорбление, возлагать вину на себя и почитать все находящее на нас за наше собственное – есть дело разума, потому что каждый молящийся Богу: «Господи, дай мне смирение», — должен знать, что он просит Бога, дабы Он послал ему кого-нибудь оскорбить его».

«Добро ли нам кто-нибудь сделает, или злое потерпим от кого-нибудь, мы должны взирать горе и благодарить Бога за все, случающееся с нами всегда, укоряя самих себя и говоря, как сказали отцы, что если случится с нами нечто доброе, то это дело Божия Промысла, а если злое, то это грехи наши, ибо, поистине, все, что мы не терпим, терпим за грехи наши».

Авва Пимен: «Злом никогда не победить зла, если кто-либо причиняет тебе зло, то окажи таковому добро, тогда твоя добродетель препобедит его злобу».

11А вот что пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908): «Нужно всем крайне остерегаться, чтобы по своему духу и по своим делам не освоиться нам с духами злобы поднебесными; чтобы они не сделались дыханием нашей души вместо Бога, чтобы зло, составляющее их природу, не сделалось нашим злом…»

«Диавол с лукавством побуждает насвместо того, чтобы раздражаться на него самого, — внушает нам замечать грехи ближнего, чтобы нас озлобить, раздражить против человека, возбудить презрение к нему, и таким образом держит нас во вражде с ближними и с Самим Господом Богом. Потому надо презирать самые грехи, погрешности, а не ближнего, делающего их по наущению диавола, по немощи, привычке; ближнего же жалеть, с кротостью, с любовью вразумлять его, как забывающегося или как больного, как пленника, невольника своего греха…

Все мысли, чувства и расположения сердца, клонящегося к разрушению любви и к насаждению вражды, — от дьявола; напиши это на сердце своем и всячески держись любви…

Земное все, все снеди, одежды, деньги сочтем за сор и не станем из-за сору прогневлять Господа, угрызая друг друга, враждуя друг на друга. Господа ли продадим за снеди, деньги?»

«Когда тебя злословят и ты оттого смущаешься и болезнуешь сердцем, то это значит, что у тебя есть гордость, ее-то и надобно уязвлять и выгонять из сердца безчестием внешним. Итак, не раздражайся насмешками и не питай ненависти к ненавидящим и злословящим, а полюби их, как твоих врачей, которых послал тебе Бог для того, чтобы вразумить тебя и научить смирению, и помолись о них Богу…»

Прощение 1

 

Преподобный Никон Оптинский (1888-1931): «Грех, прикрытый личиною добра, подкрадывается и повреждает души не поверяющих себя Евангелием. Евангельское добро требует самоотвержения, «отречения от своей воли и разума».

OLYMPUS DIGITAL CAMERAСвятитель Феофан, затворник Вышенский (1815-1894) пишет об обидчивости: «Обидчивость от самоцена, по коему признают и чувствуют себя стоющими немало; почему, когда кто дерзает не воздать нам должного, кипятимся и замышляем отмщение… Несколько дней враг воздымает у вас бурю отмщений. Постарайтесь так делать, чтобы, и минуты не пропуская, взяться за себя и разорить свой самоцен. Не смотрите на обидчика и обиду, тут вы найдете больше опору обидчивости и мести, но выбросьте это из головы и себя саму облеките во вретище ничтожности. Апостол говорит, что льстит себе, кто думает, что он есть что-нибудь (Гал.6, 3)… Вот это что-нибудь и надо разорить и выбросить за окно. Придет чувство ничтожества, считайте себя достойным всякого унижения и оскорбления, и тогда обидчивость и мщение сами собой испарятся.

Прощение обид – самый короткий и надежный путь к спасениюВ быту сколько угодно столкновений, поводов к обидам и возмущениям сердечного покоя, и Господь хочет обратить это нам во спасение. Тебя часто оскорбляют – часто прощай и будешь глубже входить в область милосердия Божия. Прощающий по заповеди Господа и уповании христианскому – есть человек иного, лучшего мира. Первое условие хранения себя от возмущения – молчание уст. Утвердивший навык не смущаться обидами приобретает покой, а покой переродится в мир, превосходящий всякий разум. Если же не начнешь одолевать раздражения, то дойдешь до такой готовности на гнев, что всякая малость выводит из себя. Частое прощение обид разовьет желание терпеть ради Господа. Начавший прощать, легко, без особых напряжений восходит на эту высоту…»

«От самоцена самомнение; ради самомнения благодать отходит: ибо мерзок   Господу всяк высокосердный».

«Поопаситесь же самомнения. Оно – первый враг. Исправность наша пред Богом, еще только преднамеренная, уже порождает мысль о некоей особенности нашей пред другими, тем паче, когда успеем сделать что-либо на сем пути. Как только немного постоим мы в сей исправности – она кажется чем-то дивным, — и мы начинаем мечтать о себе, как о лицах совершенных, совершающих дивные дела. А это враг подущает, чтобы возбудить самомнение. Кто поддается и впадает в сие самомнение, от того тотчас отходит благодать и оставляет его одного. Тогда враг схватывает его, как безпомощную добычу».

«Над уничтожением самоцена надо только однажды потрудиться… а потом уже с ним легко будет справляться, да он скоро совсем замрет. Тогда и образуется в душе какая-то опора внутреннего мира! Самоцен когда есть, то не отношение только к людям возмущает, но помучает и отношения к Богу; и лукав он, как бесы, и ловко прикрывается смиренными словами, заседая в сердце… Самоцен всю жизнь губит, потому стоит потрудиться над уничтожением его…»

Старец Христофор ТульскийСтарец схиархимандрит Христофор (Никольский) (1905-1996) говорил, что борьба с самим собою – это самое трудное в жизни. Не умеем себя перебороть, а без подвига нет работы над собой. Иногда слышишь: я не умею делать то или другое дело. Кто бы меня поучил? А ты молись, со всеми будь в мире, люби храм Божий, имей дух смирения, и дело само научит…  

Об осуждении говорил: «Осуждение грешнее пьянства».    

Об обидчивости:

Будь со Христом, а не со грехом.

Поучая народ, особенное внимание обращал на то, чтобы все всем прощали, не обижались ни на кого и никого не обижали. Батюшка так учил:

Говорит: я – верующая. А наступи ей на хвост – сейчас шерсть подняла. Какая же ты верующая?

Не осуждать – самое главное. Если кто-то при батюшке осуждал, он строго останавливал:

— Не судите, да не судимы будете.

Сам был очень сдержанным, ощущалось благородство души. Часто повторяемые им слова «надо жить нелицемерно» подтверждал своей жизнью. Если кто-то повздорит или еще чем согрешит, то батюшка говорил:

— Ну вот, пересдавай экзамен. Сдала на двойку, пересдавай на тройку.

Амвросий Оптинский не ситцевая не полиняешь

И еще хочется привести замечательные слова священника Александра Александр Ельчанинов 2Ельчанинова (1881-1934): «В нашем сумрачном мире даже сияние всякой добродетели отбрасывает тень; смирение – малодушие и лукавство, доброта – несправедливость, правдолюбие – грубость и требовательность. Мы же, склонные видеть всегда худшее, видим, прежде всего, а иногда и только – тени. Для наших грешных глаз кроткие – слабы и не просты, молитвенные – эгоистичны и сухи, щедрые и нестяжательные – безхозяйственны и моты, созерцатели – ленивы. Способность видеть во всем, даже в хорошем, темную сторону показывает не столько наличие этой темноты там, где мы ее видим, как точно обличает нашу темноту и общую греховность».

Л. Очай, 07.03.15

Гавриил Ургебадзе любовь