Метки

, , ,

87«Покаяние – это великое дело. Мы еще не осознали, что покаянием человек может изменить решение Бога. То, что у человека есть такая сила, — это не шутка.

Дьявол имеет в мире великую власть. Мы дали ему много прав. Во что же превратился сегодняшний человек! Зло в том, что он, не имея покаяния, препятствует Богу вмешиваться и помогать ему. Если бы было покаяние, то все бы наладилось.

Покаяние и исповедь – вот что нужно сегодня. Мой неизменный совет людям: кайтесь и исповедуйтесь, чтобы дьявол был лишен прав, а вы прекратили подвергаться внешним бесовским воздействиям…

Удалившись от Таинства Исповеди, люди задыхаются в помыслах и страстях…»

Старец Паисий Святогорец

02Старцы Паисий Святогорец, Иосиф Ватопедский, Христофор Тульский, Николай Гурьянов, Виталий Сидоренко, Анатолий Киевский, Гавриил (Ургебадзе) и др.

Старец Христофор Тульский (1905-1996) на исповеди… требовал конкретно называть грехи – не оправдывая себя, не обвиняя других… Если кто-то опаздывал к самой первой молитве общей исповеди, то батюшка его уже не исповедовал. Приучал к церковной дисциплине…

Если кто приходил на исповедь, не примирившись с ближним, то батюшка не допускал даже до исповеди:

Старец Христофор 1— Идешь на исповедь – всем все прости, со всеми примирись. Это очень трудно. Но Господь больше ничего не требует, как суметь простить от всего сердца. Никого не кусать.

Когда мы редко исповедуемся, то утопаем больше в грехах, и Ангелы отходят от нас, потому что от нас исходит зловоние. Когда мы исповедовались и причастились от искреннего сердца, то душа наша очистилась. И вот опять вышли в мир суеты: кого-то осудили, разгневались, — и легло на нашу душу пятнышко темное. Постепенно эти пятнышки затемняют нашу душу. Тут надо прибегать к молитве усиленной, просить Господа о помиловании и скорее спешить на исповедь.

После исповеди поздравлял с очищением совести… («Жизнеописание и пророчества тульского старца схиархимандрита Христофор», Братство святого апостола Андрея Первозванного, 2011г., с.115).

01Cхиархимандрит Виталий (Сидоренко) (1928-1992) указывал на огромную пользу, когда согрешающий сам обличит себя на исповеди и раска­ется в содеяном. Ведь в таинстве покаяния Господь очищает душу кающегося и восстанавливает с ней нарушенную гре­хом связь.

Батюшка учил, как правильно следует исповедоваться: заранее обдумать свой проступок, оценить его и назвать од­ним словом, а по нашей склонности к забывчивости можно и записывать. Во время исповеди он советовал избегать подробностей, не называть имен — иначе получаются сплетни.

«Вот ты мне сейчас рассказала все подробно, — гово­рил он одной рабе Божией, — а есть такие батюшки, кото­рым ты так расскажешь — а они соблазняться. Такими подробностями ты их просто введешь в смущение, и не потому что они плохие батюшки, — все они Божии, — но можно и душе священника повредить такой исповедью. Поэтому нужно думать, как сказать».

«Если согрешила, подумала что-нибудь недоброе — сразу исповедуйся перед сестрами. Главное, чтобы восстановить мир».

«Надо себя считать неоплатным винов­ником, принося покаяние. Видишь, Святой Серафим Саровс­кий, чудотворец, стоя на камне, 1000 дней и ночей молился молитвой: «Боже, милостив буди ми, грешному». Святой Еф­рем Сирин называл себя мерзостью, а в молитве произносил: «даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата мое­го». Святой Царь и Пророк говорил: «Я червь Израиля». Апо­стол Павел называл себя извергом. И каждый из Святых себя хулил и плакал о гресех. Есть икона Святителя Николая, где изображены на лице полосы-рытвины, которые образовались, когда по щекам его струились слезы (на иконных ликах многих подвижников веры под глазами изображены следы от пролития обильных покаянных слез).

Святой Великий Антоний молил Бога указать, кому он подобен. И Господь сказал, что он не пришел еще в меру сапожника, живущего в городе. Святой пришел к сему человеку и узнал, что тот так мыслит: «Все люди спасутся, а я один по­гибну», — и всегда плакал.

Старайся всегда читать: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Всех считай святыми, нико­го не осуждай, терпи находящие испытания, за скорби и ра­дости благодари Бога, понуждай себя на делание добра, не унывай, исповедуй грехи Богу, смиряйся, помни Страдания Христовы, имей память смертную, трудись, неся послуша­ния, и тако с Господем будеши…» (По книге: «О жизни схиархимандрита Виталия. Воспоминания духовных чад. Письма. Поучения». М.: Новоспасский монастырь, 2002 г.).

Иеромонах Анатолий КиевскийИеромонах Анатолий (Киевский) (1957–2002): «Если в церкви нет исповеди — уже ходить туда нельзя. То, что вас там накрыли епитрахилью и разрешают — то не исповедь, то ни считается. Таинство не совершается, и человек не причащается. Нет очищения.

Человек должен лежать на земле, распластавшись, и плакать за свои грехи, и тогда батюшка должен разрешать. А иначе… Нет покаяния — нет очищения.

Во Флоровском нет исповеди. Поэтому сестры болеют, за это Господь попускает колдовство. А священники стоят у Престола, словно гирями увешанные чужими грехами. И кто их разрешит? Никто. Только Господь. Все берут на себя, вся тяжесть за это ложится на них.

Без исповеди у католиков причащаются

Я вспоминаю келейные вечерние службы у Батюшки Феофила [Россохи]. Все пели, и вместе начинали, вместе и заканчивали, все в один голос. Когда так поешь, и тщеславия не бывает. Мы выходили после службы насыщенные молитвой… У Лаврентия Черниговского и безголосые пели, а тут профессионалы не могут. Их служба не угодна Богу».

Батюшка говорил, что Пост – это время покаяния, потому должно быть постоянное покаянное состояние души. К исповеди в Пост нужно прибегать чаще, чем в обычные дни. Замечать за собой наименьшие согрешения, не думать, что это – чепуха. С малого начинается большое. Не нужно толкаться на исповедь, чтобы только усиливалась брань. Не понятно, чего приходят: очищаться или грехов набираться. Не смотрите на других, видите только себя и свое сердце. Подожди со смирением и терпением, и Господь примет твое покаяние. Не слушайте чужие грехи. Не подходите близко, потому что любопытство – тоже грех. Каждому свое лекарство, не лечите себя тем лекарством, которое вам не подходит. А то подслушают, что батюшка кому-то говорит, себе применяют. Глаза не лечат тем лекарством, что и печенку. Каждому – свое, не берите на себя чужие послушания. Выздоровление души зависит от того, как ты ее обнажишь перед Врачом. Приходите в больницу, врач говорит: «Разденьтесь». Начинаешь раздеваться, не думаешь стыдно, или нет. От этого зависит правильный диагноз и врачевство. А Церковь – духовная лечебница. Чистосердечная исповедь, без лукавства – залог выздоровления. Исповедь – это не самооправдание, не осуждение других, а признание своей вины. Исповедь – это жалоба Господу на свои немощи, свои страсти и прошение о помощи. Исповедь – это постоянная работа над собой. Дневник помыслов. Не приносите газет, повыписывали из книжек чужие грехи и тщеславитесь, что грешные. Я же в себе столько вижу. К исповеди должен человек дойти самостоятельно. Молитва Богу, Матери Божьей: «Господи, открой мои грехи, покажи, в чем не прав. Даруй покаяние, отверзи мне двери покаяния». Вот это правильно. Нужно полночи просидеть, выстрадать, тогда это действительно – исповедь. Если сами не простили, не примирились с ближними, Господь никогда не простит. Если ты осуждаешь, тебя тоже Господь осудит. За осуждение – осуждение, за милосердие – прощение»…

«Не подходите к Исповеди формально, это Таинство, над человеком невидимо священнодействует Дух Святой. Говорите с Богом, батюшка – свидетель, будет свидетельствовать и на Страшном Суде, что человек исповедал этот грех, моею властию разрешен, а этот – не исповедал.

Говорить как на Духу – значит откровенно. И не Батюшка вам говорит врачевство, а Господь. Батюшка Духом говорит, что Господь на душу положит сказать для спасения души. Никому не говорить о том, что на исповеди открыли тебе. Это – твое. Сохранять в молчании уст и в тайне сердца. Потому что враг похитит. Отдадите полностью себя, останетесь ни с чем. Таинство – значит все должно быть в тайне ото всех…».

Потерпите, когда человек перед вами долго исповедуется. Кто-то приходит на исповедь очищаться, не мешайте им. Со всех людей, что стоят на исповеди, можно работать с 10-15 человеками. Другие ходят непонятно почему. Ищите Господа, идите к Господу, а не к батюшке. Батюшки на исповеди нет, есть Господь. Если не готовы к исповеди, себя не пригвоздили ко Кресту, не смирились перед Богом, никакой батюшка не поможет. Хоть 100 учителей поставь над ребенком, если он сам не захочет учиться, дела не будет. Учителя не помогут. Не ищите чудотворцев. По вере вашей будет вам. Человек советует, как Бог на сердце полагает, а помогает, насколько человек верит. Не идите к исповеди, как к панацее: исповедовалась, значит все должно быть чудесно. А потерпеть, а пострадать, а поболеть душой и телом, что столько грешили? Грешим всю жизнь, а за 5 минут хотим очиститься. Так не бывает. Сколько наслаждался, нежился, грешил, должен столько злострадать, терпеть, плакать. Должно все уравновеситься, чтобы не было дисбаланса. Иногда день – за год, год – за день. Это из-за силы скорбей – огненное искушение. Не лукавьте, Христа ради. Любой грех прощу, какой не назовете, все прощу, только не лукавство. Если бы вы знали, как перед Богом мерзкие даже помыслы лукавые, не говоря уже о делах. Пошла к одному батюшке на исповедь, наказал для вразумления, не понравился. Побежала к другому. У того что-то не понравилось, к следующему пошла. А спасаться, как же? «Мудрость – в совете мнозе», но одного. Нужно, чтобы батюшка знал все твои проблемы, беды, страсти, все о твоей семье. Тогда будет мудрый совет и спасительный. Каждому ж священнику не расскажешь, что у тебя случилось. Можно получить совет, да не тот. Остерегайтесь этого. Приучитесь ходить к одному священнику, в одну церковь. Не та церковь, что ближе по месту, а та, что близка по духу…

За сокрытие грехов на исповеди шли в ад. Стыдно не тогда, когда каешься, а тогда, когда грешишь. А так двойное лукавство: согрешили, делаем вид, что ничего не случилось. Писать грехи на листик, потому что в момент исповеди враг похищает грехи забвением, чтобы с хартии не списались. Искушения бывают, потому что людей много. Потому лучше готовиться дома, в спокойной обстановке. Господь любит Простоту и Милосердие. «Милостивии да помилованы будут».

Исповедь 5Еще Батюшка писал:

«Исповедь — Стыд, Грех — Свобода — это у нас».

А нужно поменять местами:

«Исповедь — Свобода, Грех — Стыд».

«Не надо готовить Исповедь по перечню грехов, т.к. когда пишем, мы не переживаем грехи, а машинально соглашаемся с ними. Записав же свои конкретные грехи, мы переживаем их вновь, стыдясь и ненавидя их».

«После исповеди одного из моих грехов я мысленно всегда возвращался к нему и переживал, заставляя себя вновь и вновь в разных интерпретациях его исповедовать. Посоветовался с Батюшкой, почему это происходит. Может, что-то осталось из старого? А он мне в ответ: «Это уже лукавый специально смущает и водит по кругу, заставляя не верить в милосердие Господа по раскаянным и исповеданным грехам».

4

О покаянии

Родненькие, как мы с вами боимся падать! Привыкли к тихому болоту, а если его взболтать, то сразу кричим: «Нам больно, не могу вынести». А в тихом болоте что водится? И чтобы не было страстей, чтобы достигнуть чистой воды, чтобы видно было, что на дне делается, для этого нам нужно падать. Евангелие учит: «Сей лежит на падение и восстание многих». А из Евангелия ни одна йота, ни черта не пропадет. Наш путь – это падение и восстание, вниз – вверх, вверх – вниз. И Молитва, и Смиренномудрие, и Терпение, и Любовь придут тогда, когда мы опытно пройдем этот путь падений и восстаний через Покаяние. Не падать мы не можем. Этому должно быть. Но нужно вставать, не валяться в грязи, пока на себя ее всю не вымокаешь. Если сразу поднимешься с лужи, то отряхнуться еще можно, а если поваляешься, то очень трудно…

Не падать свойственно только Ангелам, бесам – никогда не подниматься, а человеку – падать и подниматься. И в том, что мы падаем, ничего страшного нет. Это Господь устраивает по Промыслу Божьему для воспитания нашей души в борьбе со злом, для ее же спасения. Если падаем лицом до Христа, то через Покаяние всегда можем встать. Через праведность святости достигали единицы, а через покаяние – многие. Главное – это не унывать, не отчаиваться в Божьем милосердии к нам. Апостол Петр, этот камень Веры, три раза отрекался от Господа. Но сразу же «изшед вон плакася горько», слезами Покаяния смыл свой грех. И Господь за его глубокое сокрушение и Смирение не только вернул ему Апостольство, а и возвел в Первоверховного Апостола. Что может быть страшнее этого греха? Отречься от Господа в такое тяжелое для Него время? Но Господь на его примере всем показывает, что Он – Милосердный, и волен все простить, если человек искренне раскается. А Иуда повесился. Не было Покаяния и упования на Божье Милосердие.

Чтобы встать, нужно мужество. Именно мужество в борьбе с унынием. Потому что враг всячески старается нас столкнуть в бездну уныния и отчаяния…

Через исповедь и Покаяние всегда можно встать. Но враг манипулирует нами, как марионетками. Он внушает нам излишний стыд, страх. Стыдно не тогда должно быть, когда ты каешься, а когда грешишь. Что мы ожидаем от своей немощи? Все же Господь дает, мы держимся только потому, что Господь покрывает нас Своей Благодатью. А если Господь попустил падение, то первые слова: «Слава Богу за все!» И цепляйся обеими руками за Господа через исповедь. Не малодушествуйте. Умели грешить, попросите у Господа мужества покаяться. Он ради одной, заблудшей, оставлял 99 в горах. Потому что именно, той одной, не хватало до ста, до целого. А на Небе «Ангелы радуются о едином грешнике кающемся». Если б мы только знали, что такое покаяние? Всему основание. Покаянием можно все исправить. И Господь нам дает еще это золотое время именно для Покаяния. Не тратьте его попусту, ибо каждый день нас приближает к могиле. И что мы скажем Отцу Небесному?» («Милостивые да помилованы будут». Иеромонах Анатолий 1957 – (03.09/16.10) 2002. Киев, 2007г.)

8Игумен Никон (Воробьёв) (1894-1963): «Большинство не понимает христианства. Некоторые поняли; поняли, что самое главное — понуждать себя и делать заповеди Христовы, и каяться в своих недостатках и нарушениях заповедей, каяться всегда, считать себя негодными для царствия Божия, умолять Господа о милости, как мытарь: «Боже, милостив буди мне, грешному». Вот мой завет умирающего: кайтесь, считайте себя, как мытарь, грешниками, умоляйте о милости Божией и жалейте друг друга». («Письма духовным детям». Львов, 2002г.).

3Игумен Гурий (Чезлов) (1934-2001):

Из воспоминаний духовных чад: «Большое значение в деле спасения о. Гурий придавал покаянию. Он часто стоял у аналоя и, конечно, видел, как мы бываем невнимательны к своим грехам. Впрочем, как-то раз старец привел пример и иного рода. «Тут одна ко мне на исповедь приходила, совсем молоденькая, так у нее грехи на нескольких листах были записаны. Все рассказала. Да если бы мы все так каялись, то все бы изменилось. Господь и землю, и воду, и воздух, — все бы очистил». Еще как-то раз о. Гурий сказал, что в Прилуках один человек из ста спасается».

«Часто о. Гурий устраивал общие исповеди: по заповедям, тайную. Один читает грехи из общей исповеди, а мы говорим: «Каемся, прости нас, честный отче». А о. Гурий отвечал: «Бог простит». И так каждый грех…»

«Носи всегда карандаш и записную книжку, в которую постоянно записывай грехи сразу, как согрешишь. А на исповеди все прочитай. Один раз нужно исповедаться за всю жизнь с семи лет. Сядь и напиши в тетрадку все грехи по этапам: детство, юношество, жизнь до брака, жизнь после брака, работа… Этой исповедью сотрешь все свои грехи. Только ничего сознательно не утаивай. Если стыдно читать самому – отдай батюшке. Стыд этот ложный, от врага, который так и хочет нас затянуть на мытарства навечно. Протяни руку над огнем – больно? А если все тело в огонь? Огонь же геенны во столько раз сильнее земного огня, во сколько земной огонь отличается от нарисованного. На исповеди не важны подробности греха, которые можно опустить, важно назвать сам грех, который совершил сам (а не другие). На Суде каждый за свои грехи ответит. Не иди за толпой в ад, а ищи свой путь к Богу. Проси у Бога дарования Св. Духа. Если нет Его, то вселится нечистый дух. Душа пуста не бывает». (По книге «Лучезарный батюшка. Воспоминания о игумене Гурии (Чезлове)», Вологда, 2005г.).

5Старец Николай (Гурьянов) (1910-2002): «Никогда не унывай, если случится погрешить и споткнуться, даже пасть… Помни, что Господь пришел ради грешников… Даже если грех твой будет тяжек, помни, что за искреннее раскаяние Господь может изгладить его за три дня. Никогда не отчаивайся — Господь смиренного не осудит».

Архимандрит Гавриил (Ургебадзе) (1929-1995): «Каяться 3надо больше сердцем, чем слезами.

Нет такого грешника, которого не принял бы Бог через Покаяние и Причащение.

Согрешил – сразу кайся.

Гнев Божий на женщинах, сделавших аборт. Кайтесь и непрерывно молитесь, что бы Бог простил вам грех детоубийства».

12Старец Иосиф Ватопедский (1921-2009): «Множество ложных и сатанинских учений влекут современного материалистического человека к унынию и нерешительности. В наши времена необходимо слово о покаянии — совершенное и обязательное средство для спасения заблудшего грешника. Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения (2 Кор.6, 2)».

Паисий Святогорец о наказании за грехи одного человека и государства

«Чтобы ощутить внутренний покой, необходимо вычистить себя от мусора. Это нужно сделать посредством исповеди. Открывая свое сердце духовнику и исповедуя ему грехи, человек смиряется. Таким образом ему открывается небесная дверь, его щедро осеняет Благодать Божия и он становится свободным…»

Старец Паисий Святогорец

 7Старец Паисий Святогорец (1924-1994): «Если бы миру преподавалось сегодня покаяние, то помочь могло бы только оно. Чтобы получить пользу, будем читать как можно больше житий тех святых, которые обращают особое внимание на покаяние. Просить у Бога покаяния – это значит просить просвещения. Испрашивая покаяния и сильнее каясь, мы, естественно, придем в большее смирение. А тогда по необходимости придет большая божественная Благодать, просвещение от Бога. Пребывая в покаянии, человек хранит Благодать Божию. Люди-то ведь хорошие. Вон большинство: не исповедуется, не причащается, находится в великом неведении, но, с другой стороны, приходят ко мне и просят помощи. Что-то в этом кроется.

— Геронда, может быть, поводом для того, чтобы люди приблизились к Богу, становятся испытания?

— Тем, в ком есть доброе расположение, испытания помогают. Те, в ком такого расположения нет, начинают обвинять Бога, хулить Его, оправдывать себя. Зло в том, что люди не признаются: «Согреших», но терзаются. Дьявол имеет в мире великую власть. Мы дали ему много прав. Во что же превратился сегодняшний человек! Зло в том, что он, не имея покаяния, препятствует Богу вмешиваться и помогать ему. Если бы было покаяние, то все бы наладилось. Нас ждут грозы, грозы! Да прострет Бог Свою руку! Будем просить покаяния всему миру. Будем молиться и о тех, кто сознательно делает зло Церкви и не намерен исправляться, чтобы Бог дал им покаяние, а потом забрал их в лучший мир.

Поможем, насколько это возможно, миру в покаянии, чтобы принять Божии благословения. Покаяние и исповедь – вот что нужно сегодня. Мой неизменный совет людям: кайтесь и исповедуйтесь, чтобы дьявол был лишен прав, а вы прекратили подвергаться внешним бесовским воздействиям. Чтобы люди поняли и покаялись, им требуется встряска… (Слова, т.2, с.362-363).

Покаяние – это великое дело. Мы еще не осознали, что покаянием человек может изменить решение Бога. То, что у человека есть такая сила, — это не шутка. Ты делаешь зло? Бог дает тебе по загривку. Говоришь «согреших»? Бог изменяет гнев на милость и подает тебе Свои благословения. То есть, когда непослушный ребенок приходит в разум, кается и испытывает угрызения совести, его Отец с любовью ласкает и утешает его…

Геронда, есть ли прок от различных международных объединений, занимающихся борьбой за мир во всем мире? Помогают ли они его сохранять?

— Это зависит от многого. Есть и такие, кто затевает все это с добрым расположением. Но бывает, что соберется такой «букет»! Тут тебе и колдуны, и огнепоклонники, и протестанты – такая мешанина, в глазах рябит! И борются «за мир во всем мире!» Какой от них прок? Да простит меня Бог, но эти «винегреты» стряпает дьявол. Если само объединение грешное, то какой там может быть мир! Как придет мир, если люди не примирились с Богом? Только когда человек примиряется с Богом, приходит мир и внутренний и внешний. Но для того, чтобы человек примирился с Богом, ему нужно прийти в чувство. Надо покаяться и жить согласно заповедям Божиим. Тогда в человека вселяются Благодать и мир Божий. И тогда он в состоянии помочь тому, чтобы вокруг него тоже сохранялся мир. (Слова, т.2, с.366-367).

79Удалившись от Таинства Исповеди, люди задыхаются в помыслах и страстях. Знаете, сколько людей приходят ко мне и просят, чтобы я помог им в каком-то их затруднении? Но при этом эти люди ни на исповедь, ни в церковь не хотят идти! «А в церковь-то ты ходишь?» — спрашиваю. «Нет», — отвечают они. «А ты хоть когда-нибудь исповедовался?» — спрашиваю снова. «Нет. Я пришел к тебе, чтобы ты меня исцелил». – «Но как же я тебя исцелю? Тебе нужно покаяться в своих грехах, нужно исповедоваться, ходить в храм, причащаться – если ты имеешь на это благословение своего духовника, — а я буду молиться о твоем здравии. Неужели ты забываешь о том, что есть и иная жизнь и к ней необходимо готовиться?» — «Послушай-ка, отец, — возражают в ответ такие люди, — все то, л чем ты говоришь – церкви, иная жизнь и тому подобное, — нас не занимает. Все это сказки. Я был у колдунов, был у экстрасенсов, и они не смогли меня исцелить. И вот я узнал, что исцелить меня можешь ты». Представляешь, что творится! Ты говоришь им об исповеди, о будущей жизни, а они отвечают, что «все это сказки». Но одновременно просят: «Помоги мне, а то я сижу на таблетках». Но как я им помогу? Разве исцелятся они волшебным образом [без труда]?

И посмотри, многие люди, измученные проблемами, которые они сами себе создали своими грехами, не идут к духовнику, который может им действительно помочь, но заканчивают тем, что «исповедуются» у психолога. Они рассказывают психологам историю своей болезни, советуются с ними о своих проблемах, и эти психологи [своими советами] словно швыряют своих пациентов в середину реки, которую им нужно перейти. В результате несчастные или тонут в этой реке, или все-таки доплывают до другого берега, однако течение относит их очень далеко от того места, где они хотели оказаться… А вот придя на исповедь к духовнику и поисповедовавшись, такие люди без риска и страха перейдут реку по мосту. Ведь в Таинстве Исповеди действует Благодать Божия и человек освобождается от греха

— Геронда, некоторые люди оправдываются: «Мы не можем найти хороших духовников и поэтому не идем исповедоваться».

Исповедь 3— Все это отговорки. Каждый духовник, раз он облачен в епитрахиль, обладает божественной властью. Он совершает Таинство, он имеет Божественную Благодать, и когда читает над покаявшимся разрешительную молитву, Бог стирает все грехи, в которых тот поисповедовался с искренним покаянием. То, какую пользу мы получим от Таинства Исповеди, зависит от нас самих…

Однако я вижу, что диавол придумал новую западню для того, чтобы уловлять людей. Диавол внушает людям помыслы о том, что, если они выполняют какой-то данный ими обет, к примеру, едут в паломничество в святое место, значит, духовно они находятся в порядке. И вот часто видишь, как многие паломники с большими свечами и серебряными подвесками, которые они обещали привесить к той или иной чудотворной иконе, едут по монастырям, по святым местам, вешают там эти серебряные подвески, осеняют себя широким крестным знамением, утирают навернувшиеся на глаза слезы и этим довольствуются. Эти люди не каются, не исповедуются, не исправляются и тем самым радуют тангалашку.

Геронда, может ли иметь внутренний покой человек, который не исповедуется?

31— Как же он будет иметь внутренний покой? Чтобы ощутить внутренний покой, необходимо вычистить себя от мусора. Это нужно сделать посредством исповеди. Открывая свое сердце духовнику и исповедуя ему грехи, человек смиряется. Таким образом ему открывается небесная дверь, его щедро осеняет Благодать Божия и он становится свободным.

До исповеди [духовная] вершина человека затянута туманом. Человек видит сквозь этот туман очень нечетко, расплывчато – и оправдывает свои грехи. Ведь если ум помрачен грехами, то человек видит будто сквозь туман. А исповедь точно сильный ветер, от которого рассеивается туман и расчищается горизонт. Поэтому если люди, пришедшие ко мне попросить совета, не исповедовались, то прежде всего я шлю их на исповедь и говорю, чтобы они пришли ко мне для беседы уже после нее. Некоторые начинают отговариваться: «Геронда, если ты в состоянии понять, что мне нужно сделать для решения моей проблемы, то просто скажи мне об этом». – «Даже если я действительно в состоянии понять, что тебе нужно делать, — отвечаю им, — то ты этого понять будешь не в состоянии. Поэтому сперва пойди поисповедуйся, а потом приходи и мы с тобой побеседуем». И правда, как можно установить с человеком связь и прийти к взаимопониманию, если он «работает» на другой [духовной] частоте?

Посредством исповеди человек вычищает себя изнутри от всего ненужного – и духовно плодоносит…

Борьба есть борьба. И раны в этой борьбе тоже будут. Эти раны исцеляются исповедью. Ведь солдаты, получая в бою раны, тут же бегут в госпиталь… Так и мы: если мы получаем раны во время нашей духовной борьбы, то нам нужно не трусить, а бежать к врачу-духовнику, показывать ему нашу рану, духовно исцеляться и снова продолжать «добрый подвиг» (1 Тим.6, 12). Плохо будет, если мы не станем отыскивать страсти, этих страшных врагов души, и не будем подвизаться, ради того, чтобы их уничтожить.

Геронда, а некоторые не идут на исповедь от [якобы] любочестия. «Раз я могу снова впасть в тот же самый грех, — говорят такие люди, — чего ради я пойду исповедоваться? Чтобы над батюшкой посмеяться, что ли?»

— Это не правильно! Все равно, что солдат, получив раны в бою, сказал бы: «Раз война еще не кончилась и меня снова может ранить, зачем я буду перевязывать свою рану?» Но ведь, если не перевязать рану, он потеряет много крови и умрет. Может быть, эти люди не идут на исповедь действительно от любочестия, однако, в конце концов, они приводят себя в негодность. Видишь как: [для того, чтобы обмануть человека] диавол использует и те дарования, которыми человек наделен. Если, падая и пачкаясь в грязи, мы не очищаем свою душу исповедью, оправдываем себя помыслом, что мы снова упадем и снова испачкаемся, то засохшие слои нашей старой грязи покрываются все новыми и новыми грязными слоями. Очистить всю эту грязь потом не просто…

Геронда, придя на исповедь в первый раз, нужно рассказать духовнику о всей своей предшествующей жизни?

— Придя к духовнику в первый раз, надо совершить общую, генеральную исповедь за всю свою жизнь. Когда больной поступает в больницу, он дает врачам историю своей болезни… Точно так же на первой исповеди кающийся должен постараться рассказать духовнику подробности своей жизни, а духовник найдет [духовную] рану этого человека, чтобы ее исцелить. Ведь часто один простой ушиб, если оставить его без внимания, может иметь серьезные для здоровья последствия. Конечно, когда человек придет к духовнику в первый раз, он принесет с собой, допустим, сто грехов, в которых ему надо будет поисповедоваться. Придя на исповедь во второй раз, он принесет с собой уже сто десять грехов: ведь диавол – поскольку этот человек поисповедовался и «завалил ему все дело» — воздвигнет против него большую брань. В третий раз придется исповедоваться уже в ста пятидесяти грехах. Однако потом число грехов будет постоянно уменьшаться, пока дело не дойдет до того, что человек будет приносить с собой на исповедь самое ничтожное количество грехов, о которых ему надо будет рассказывать.

Для того, чтобы Бог простил человека, совершившего какой-то проступок, он должен этот проступок осознать. А кроме того, если погрешности совершают люди духовные, то смягчающих вину обстоятельств у них нет. «О наших гресех и о людских неведениях» — говорится в одной молитве. Если проступки несчастных мирских людей – это «неведения», то проступки людей духовных – это уже «греси». Поэтому если проступок совершают духовные люди, то это не шутки…

Надо хорошенько понять, что сегодня мы живы, а завтра можем уйти, и стараться прийти ко Христу. Достигшие по Благодати Божией познания суетности этой жизни получили величайшее дарование. Им нет нужды достигать дара прозорливости и предвидеть будущее, поскольку достаточно предусмотреть, попечься о спасении своей души и принять максимально возможные духовные меры для того, чтобы спастись. Вот и Христос сказал: «Сколько стоит одна душа, не стоит весь мир» (См.: Мф.16, 26). Каково, стало быть, достоинство души! Поэтому спасение души – это великое дело.

Бог не оставит человека, подвизающегося, насколько он может, с любочестием, не расположенного к бесчинствам и то побеждаемого, то побеждающего в борьбе своей. Кто хоть немного расположен к тому, чтобы не опечалить Бога, пойдет в рай «в галошах». Благой по своей природе Бог «втолкнет» его в рай, Он дает ему намного больше, чем человек заслужил, Он устроит все так, чтобы взять его душу в тот час, когда он находится в покаянии. Он может биться всю свою жизнь, но Бог не оставит его, заберет его в наиболее подходящее время.      

Бог добр, Он хочет, чтобы все мы спаслись. Если бы спасение было только для немногих, то для чего было распинаться Христу? Райские врата не тесны, они открыты всем людям, смиренно склоняющимся и не раздутым гордостью. Лишь бы они покаялись, то есть отдали бремя своих грехов Христу, и тогда они свободно пройдут в эту дверь. Кроме того, у нас есть смягчающее обстоятельство: мы перстны, мы не один только дух, как Ангелы. Однако нам нет оправдания, если мы не каемся и не приближаемся смиренно к нашему Спасителю. Разбойник на кресте сказал одно только «прости» и спасся (См. Лк. 23, 40-43). Спасение человека зависит не от минуты, а от секунды. Смиренным помыслом человек спасается, принимая же помысл гордый, он теряет все.

Для Бога нет величайшей боли, чем видеть человека в мучении. Думаю, что одной лишь благодарности Богу за многие Его благословения и смиренного, с любовью, отношения к Его образам – нашим ближним в соединении с небольшим любочестным подвигом достаточно для того, чтобы наша душа была упокоена и в сей и в иной жизни». (Старец Паисий Святогорец «Слова». Т. 1-3)

74«Сегодня только одно говорю народу и постоянно прошу делать:

а)   прочувствовать (осознать) своё положение, далёкое от Бога;

б)   покаяться в этом,   и

в)   смиренно исповедаться.

Ибо люди сегодня принимают более, чем когда-либо, демонские внушения и демонизируются. Тогда только освободятся, когда сделают то, о чём мы говорили выше»… («Иеромонах Христодул Агиорит. Старец Паисий». Спасо-Преображенский Мгарский монастырь).

Исповедь лишает диавола прав над человеком

67Если бы люди, по крайней мере, сходили к духовнику и поисповедывались, то исчезло бы бесовское воздействие, и они снова смогли бы думать. Ведь сейчас из-за бесовского воздействия они не в состоянии даже подумать головой. Покаяние, исповедь лишает диавола прав над человеком.  

Недавно (произнесено в июне 1985г.) на Святую Гору приезжал один колдун. Какими-то чародейскими колышками и сеточками он перегородил в одном месте всю дорогу, ведущую к моей каливе. Если бы там прошел человек, не исповедавший свои грехи, то он бы пострадал, не зная вдобавок причины этого. Увидев на дороге эти колдовские сети, я сразу же осенил себя крестным знамением и пошел по ним ногами – все порвал. Потом пришел в каливу и сам колдун. Он рассказал мне о всех своих замыслах и сжег свои книги.  

Диавол не обладает никакой силой и властью над человеком верующим, ходящим в церковь, исповедующимся, причащающимся. Диавол только погавкивает на такого человека, все равно что беззубая собака. Однако он обладает большой властью над человеком неверующим, давшим ему права над собой. Такого человека диавол может и загрызть – в этом случае у него есть зубы и он терзает ими несчастного. Диавол облает над душой властью в соответствии с тем, какие права она ему дает.

Когда умирает человек, духовно упорядоченный, то восхождение его души на Небо подобно мчащемуся поезду. Гавкающие псы несутся за поездом, захлебываясь лаем, пытаются забежать вперед, а поезд все мчится и мчится – какую-нибудь шавку еще и пополам переедет. Если же умирает человек, духовное состояние которого оставляет желать лучшего, то его душа словно находится в поезде, который ползет еле-еле. Он не может ехать быстрее, потому что неисправны колеса. Псы впрыгивают в открытые двери вагонов и кусают людей.

В случае, если диавол приобрел над человеком большие права, возобладал над ним, должна быть найдена причина происшедшего, чтобы диавол был лишен этих прав. В противном случае, сколько бы ни молились за этого человека другие, — враг не уходит. Он калечит человека. Священники его отчитывают-отчитывают, а в конечном итоге несчастному становится еще хуже, потому что диавол мучает его больше, чем раньше. Человек должен покаяться, поисповедываться, лишить диавола тех прав, которые он сам ему дал. Только поле этого диавол уходит, а иначе человек будет мучиться. Да хоть целый день, хоть два дня его отчитывай, хоть недели, месяцы и годы – диавол обладает правами над несчастным и не уходит. (Старец Паисий Святогорец «Слова». Т.1. «С болью и любовью о современном человеке». Спасо-Преображенский Мгарский монастырь, 2003г.).

Стефан Карульский Святогорец о Причастии и исповеди