Метки

, , ,

Святые«Смой злое с сердца твоего, …чтобы спастись тебе…»
(Иер.4, 14)

«Отвержение своих хотений во всем приводит к деятельной вере, выражающейся в великой простоте и смирении. Первое приводит к чистоте ума, а второе к чистоте сердца»
Игумения Арсения (Себрякова)

«Наше сердце чисто тогда, когда мы не позволяем злому помыслу о других проходить через наш ум…
Только в том случае, если сам человек включает в работу добрый помысл, он имеет право на божественную помощь. Добрым помыслом человек очищает свое лукавое сердце…»
Старец Паисий Святогорец

Преподобный Антоний Великий (251-356): «Совершенство рождается от чистоты Антоний Великийсердца. В сердце находится добро естественное и зло неестественное. От зла рождаются страсти душевные, каковы: осуждение, ненависть, самомнение и другие подобные. Добро же (сердца естественное) – рождает познание Бога (страх Божий) и святость или чистоту души от всех страстей (совесть). Если человек решится исправиться и начнет избегать всякого зла, вооружившись против него подвигами, – плачем, сокрушением, воздыханиями, постом, бдениями, бедностью и многими к Богу молитвами, то Господь по Своей благодати поможет ему и от всех душевных страстей избавит его…»

Николай Сербский 01Святитель Николай Сербский (1880-1956) пишет, что «Царство Божие берется не языком, а сердцем… Каково сердце, таковы слова и дела…
Никогда человеческое сердце не может быть незанятым, оно всегда наполнено либо адом, либо миром, либо Богом.
Стоит только человеку переиначить свое сердце, как тут же меняется его участь
Сердце, покрытое слоем греха, слепнет и ничего не замечает…
Новый человек – тот, кто переменит себя изнутри, в корне, во глубине сердца…
Сердце – это место, где человек встречается с Богом».

Но чтобы Бог жил в нашем сердце, его Серафим Саровский 1прежде нужно очистить. Как говорил святой преподобный Серафим Саровский (1759-1833) о нашем сердце? «…Сие море… велико и пространно, тамо гади, ихже несть числа, т.е. многие помыслы суетные, неправые и нечистые, порождение злых духов…»

1«Для очищения сердца, — пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский, — нужны великие труды и скорби; частые покаянные слезы, непрестанная внутренняя молитва, воздержание, чтение Слова Божия, писаний и житий святых угодников Божиих, но главное – частое покаяние, причащение пречистых Тайн и ежедневное самоиспытание».

2Матушка Арсения (Себрякова) игумения Усть-Медведицкого монастыря (1833-1905) говорила сестрам, что «чистота сердца приобретается жительством по заповедям Божиим. Только заповеди очищают сердце. Поэтому постоянным трудом должно быть направление своего сердца поступать по заповедям Божиим. Во-первых, возлюби ближнего, как самого себя, — это первая степень, а дальше – люби врагов и положи душу за други своя. Потом заповедь о прощении: простить ближнего во всем, чем он тебя обидел, кажется, одно дело, а сколько в нем очищения для сердца, при прощении – и самоотвержение, и смирение. Закон страстей, закон гражданский, уничтожается законом духовным; прости не потому, что заслужил человек прощение, но потому, что Христос простил распинателей и молился за них. Нужно направлять свое сердце к хождению по заповедям Божиим. Нужно стараться усвоить свое сердце Христу уподоблением Ему… Мы же не только не исполняем заповедей, мы не знаем их, они чужды нашему сердцу…»

01Сербский старец Фаддей Витовницкий (1914-2003) говорит: «Господь смотрит вглубь нашего сердца — о чем это сердце печалится, чего хочет. И если душа не может сразу придти в себя, Господь в свое время очистит ее и снова привлечет к центру, чтобы она отрезвела, и душа успокоится. Если в глубине нашего сердца есть что то нечистое, что то вожделеющее этого мира, привязанное к земной жизни, тогда наши скитания будут долгими и будет у нас много мучений и страданий. У нас, верующих, страданий будет больше, чем у неверующих, потому что у неверующих нет той внутренней боли, они не думают о вечности, для них главное — здесь, на земле, иметь возможность есть и пить, наслаждаться жизнью. Тут все их внимание, а мы раздвоены: хотим быть с Христом, а не разобрались со своими земными делами, с которыми наше сердце все еще связано, все еще в плену. Поэтому мы так много страдаем».

Работа над очищением сердца – главная в жизни христианина. Будет чистое сердце – будет и ум светел, и помыслы добрые, и мирное устроение духа, и любовь ко всем – понимающая, не осуждающая, оправдывающая…

Важную мысль высказал Ф. М. 5Достоевский в своем дневнике: «Все споры и разъединения наши произошли лишь от ошибок и отклонений ума, а не сердца, и вот в этом-то определении и заключается всё существенное наших разъединений. Существенное это довольно еще отрадно. Ошибки и недоумения ума исчезают скорее и безследнее, чем ошибки сердца; излечиваются же не столько от споров и разъяснений логических, сколько неотразимою логикою событий живой, действительной жизни, которые весьма часто, сами в себе, заключают необходимый и правильный вывод и указывают прямую дорогу, если и не вдруг, не в самую минуту их появления, то во всяком случае в весьма быстрые сроки, иногда даже и не дожидаясь следующих поколений. Не то с ошибками сердца. Ошибки сердца есть вещь страшно важная: это есть уже зараженный дух иногда даже во всей нации, несущий с собою весьма часто такую степень слепоты, которая не излечивается даже ни перед какими фактами, сколько бы они ни указывали на прямую дорогу; напротив, переработывающая эти факты на свой лад, ассимилирующая их с своим зараженным духом, причем происходит даже так, что скорее умрет вся нация, сознательно, то есть даже поняв слепоту свою, но не желая уже излечиваться…»

krestnoe-znamenieУ современников великого русского писателя сердца, в большинстве своем, были еще тогда не испорчены. Борьба велась за умы – через вольнодумство, заимствованное из Запада, своеволие, увлечениями «свободой»… Тонкий яд духовного отступления вливался через умы в сердца, — к чему это привело нашу страну, мы знаем.
Сейчас же, через столетие безбожной жизни, ситуация у нас иная – сердца настолько запорчены, настолько изгажены страстями, что ни о каком разуме сердечном уже и речи нет – ослепли душою, видя не видим, слыша, не разумеем и не понимаем гибельности состояния своего. Мало того, таким положением полностью довольны и потому, не зная своей болезни, и Врача не ищем, все более и более погружаясь в адское болото материальных благ, мирских удовольствий, потакания своим страстям, самодовольство и самолюбование, при полной своей духовной нищете и слепоте…
Ослепли сердца, погрузился мир в мрак, еще немного, и кажется, все, конец такому миру – ведь он сам себя изживает, все в нем направлено к самоуничтожению, небытию…
svatНо знал Христос наперед, что так будет, — дал нам, живущим в последние времена, наставления через Своих Святых. Сколько книг сейчас духовных издается; Библия, Евангелие есть в каждом доме! И светом Своего Божественного учения Он через наши умы пробивается к нашим сердцам, и зажигаются они, одно за другим, и воспламеняются любовью к Богу, а через эту любовь, и любовью к ближним своим, к таким же немощным, заблудшим, падшим…
Это особенность нашего времени – через получение истинных знаний, через умственное восприятие Божьих истин, мы начинаем работать над собой, над своим сердцем. И здесь не обойтись без помощи Божьей, и, в первую очередь, без Его спасительных Таинств. Через Таинство исповеди мы учимся покаянию, мы каемся и освобождаемся от тяготившего нас прежде груза грехов, а в Таинстве Причастия – соединяемся с Господом, освящаемся, делаемся причастными Его Благодати. В очищенное после исповеди сердце входит Дух Святой и попаляет все наши духовные скверны, облагораживает и обожествляет нас изнутри. И чем чаще мы причащаемся, тем чище становится наше сердце, тем более освящается душа, и тем более способными к восприятию духовных истин становятся наши ум и сердце. Преподобный Серафим ПричастиеСаровский (1759-1833) говорил, что «Благодать, даруемая нам Приобщением, так велика, что как бы недостоин и как бы ни грешен был человек, но лишь бы в смиренном токмо сознании всегреховности своей приступал ко Господу, искупляющему всех нас, хотя бы от головы до ног покрытых язвами грехов, и будет очищаться благодатию Христовою, все более и более светлеть, совсем просветлеет и спасется».

5Преподобный Никодим Святогорец (1749-1809) пишет, что сердце является и естественным нашим центром, «корнем всех чувственных и мысленных сил души», «и вышеестественным центром, поскольку вышеестественную благодать Божию, даруемую нам во Святом Крещении, мы приемлем в сердце», и нижеестественным, поскольку все страсти, хульные и гордые мысли, лукавые помыслы и злые пожелания рождаются в сердце и находятся там.
01Святой Диадох поясняет, «что до Крещения благодать извне к добру склоняет душу, а сатана гнездится в глубинах сердца, с момента же пакирождения вне становится диавол, а благодать – внутри». (Никодим Святогорец «О хранении чувств», с.31-32).
О том же, что происходит с нашим сердцем, если мы, крестившись, не меняем, при этом, своего прежнего, плотского образа жизни, преподобный Никодим Святогорец пишет: «там и сатана – если и не в глубине сердца (ведь в нем благодать), то на поверхности его…» (Там же, с.32).

23Старец Паисий Святогорец (1924-1994) пишет: «Для того, чтобы ум и сердце очистились, человек должен не принимать тех лукавых помыслов, которые приносит ему тангалашка, а также сам не должен мыслить лукаво. Нужно всегда стараться включать в работу добрый помысл, не соблазняться с легкостью (чужими недостатками), но смотреть на проступки других со снисхождением и любовью. Когда умножаются добрые помыслы, душа человека очищается, он ведет себя с благоговением и умиротворяется. Жизнь такого человека становится Раем. В противном же случае человек на все смотрит с подозрительностью и его жизнь превращается в муку. Он сам делает свою жизнь адом.
Чтобы очиститься – нужно потрудиться. Мы можем признавать свое состояние скверным, но этого не достаточно. Если мы не принимаем лукавых помыслов, не мыслим лукаво сами, включаем в работу добрый помысл обо всем, что нам говорят и что мы видим, то ум и сердце очистятся. Конечно, искуситель не прекратит время от времени посылать нам свои лукавые «телеграммы». Стрелы диавольских искушений будут продолжать лететь в нас – даже если мы избавимся от наших собственных (злых) помыслов. Однако если наше сердце будет чистым, то диавольские приражения не будут к нему прилепляться».
Это главное, это корень проблемы. Освяти корень, и дерево все освятится, а если же корень гнилой, то и дерево вскоре сгниет и завалится…

Игумения Арсения (Себрякова)01Матушка Арсения (Себрякова) игумения Усть-Медведицкого монастыря (1833-1905) пишет в своих записках: «…Отвержение своих хотений во всем приводит к деятельной вере, выражающейся в великой простоте и смирении. Первое приводит к чистоте ума, а второе к чистоте сердца».
1. Отвержение своих хотений – это борьба со своим «я», со своим самолюбием, т.е. жизнь по заповедям, которые все построены на любви к Богу и ближнему. И это уже не просто вера на словах, а деятельная вера, живая, перерождающая из ветхого человека в нового, из плотского и страстного — в духовного и безстрастного.
2. Простота приводит к чистоте ума. «Дьявол стучится в мозги, а Христос – в сердце» — говорит старец Паисий Святогорец (1924-1994). Мудрствования от лукавого. Чем человек проще, тем Христос и дети 3легче ему найти Бога и быть с Ним, сказавшему: «если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф.18, 3). А кто проще детей? Дети не осуждают других, потому что сами чисты и просто не способны видеть грех в другом. Доверчивость и наивность детей, их незлобие, полное доверие своим родителям, а если родители верующие, то и Богу – каждому слову Божию, без лишних умствований, — все это должно быть нам, взрослым, в пример, какими мы сами должны быть, чтобы быть с Богом – простыми и нелукавыми. И тогда ум наш будет чист для Бога и для молитвы, и всех будет видеть хорошими, и лучше себя, и оправдывать их, и молиться за всех…
3. Смирение приводит к чистоте сердца. Если гордость – узел всех страстей, а страсти живут в сердце, то, соответственно, приобретая смирение, и т.о. становясь причастниками Божьей Благодати (через смирение получаемую), мы постепенно низлагаем, с Божьей помощью, все страсти, одну за другой, и очищаем от них свое сердце.
3 Паисий СвятогорецСтарец Паисий Святогорец советовал начинать подвиг борьбы за свою душу с очищения сердца. Он говорил, что не принимая левых (лукавых) помыслов, отражая их правыми (т.е. оправдывающими ближнего, находя ему всегда оправдание и молясь за него Богу), человек не дает врагу доступа к своему сердцу и постепенно очищает его с Божьей помощью.
Искушения же, которыми враг, по Божьему попущению, будет пытаться вернуть душу себе (через ближних, через потакание плоти и через любовь к миру), неизбежно приведут к познанию своей немощи и уязвимости. Здесь важен один момент – не унывать при падениях, и не расстраиваться, что, мол, как же так, я такой уже знающий и опытный, и вдруг такое, а смиряться, сознавать свою немощь, делом проходить путь смирения. Чем быстрее человек смирится, чем быстрее осознает свою греховность и неспособностью самому, без Бога, сделать что-то хорошее и измениться к лучшему, тем легче ему будет. Потому что смиренным Бог помогает, а гордым Он противится, как сказано «…Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет.5, 5). Гордому Бог не подает помощи, а далее, через жизненные обстоятельства и людей, будет продолжать смирять его. И это от большой любви Божией к нам, грешным, впавшим в великую болезнь души – самолюбие, и через нее сделавшимися страстными (т.е. дружащими не с Богом, а с бесами, демонами). А гордыня – это главная страсть, держащая, как бы узлом, и все остальные, и понуждающая противиться Богу и всему благочестивому, быть дерзким и самодовольным, и, что самое страшное, не осознавать своей греховности и гибельности такого своего духовного состояния. Смирение же приводит душу к выздоровлению – человек начинает видеть себя таким, каким он есть на самом деле, без прикрытия самолюбия. И — плакать, и каяться пред Богом в своих грехах, и тем очищаться от них, и становиться все более чистым и благословенным.
Старец Паисий«Смирение – шоковый удар по дьяволу» — говорит старец Паисий Святогорец. От смирения все его козни разлетаются в прах, потому что со смирением, невидимым образом, но ощутимо, приходит в душу Божья Благодать, которая и изгоняет нечистых духов.
«Смирение – риза Божества» – говорят Святые Отцы. Если будем за эту ризу держаться, Бог всегда будет с нами. А если так, то мир Его, и покой, и радость всегда будут в нашем сердце, какие бы внешние бури не шумели вокруг. Христос в сердце, и что может быть сладостнее того? Одна задача – не оскорбить Духа Святого своим недостойным поведением (языком, осуждением даже мысленно, не благодарностью, не благоговением и т.д.), не потерять того благодатного состояния, которое, по милости Своей, дает нам, недостойным, Господь вкусить, как бы, авансом, не заслуженно, чтобы, познав его, тянулись всеми силами своей души опять к нему. Чтобы старались, молились, смирялись, каялись в прегрешениях и шли, т.о., Божьим путьем – к Нему, Единому благому и милостивому, обещавшему нам мир Свой и в этой жизни, и, что более важно, в вечности, когда отойдут все беды наши и несправедливости, и утрутся слезы, и все плохое забудется, и воссияет Солнце Правды – Христос Бог наш – Бог любви и вечного блаженства. Да будем же все мы причастными милости Его и щедрот…

Нестеров. Путь ко Христу

Нестеров. Путь ко Христу

41Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908) пишет: «Заглядывай чаще в свое сердце, спускайся в глубь его, приведи в ясность сознания все, что в нем есть худого, и излечи во вздохах сожаления или в горьких слезах раскаяния всякое зло, скрывающееся в глубине сердечной.
Испытывай себя чаще: куда зрят очи твоего сердца – к Богу ли и к жизни будущего века, к примерным, блаженным и светоносным силам небесным и святым, водворенным на небесах, или – к миру, к земным благам: пище, питью, одежде, жилищу, к людям грешным и суетным их занятиям?
Примечай за собою, как ты ведешь себя с людьми, высшими тебя, равными или низшими: из обращения сейчас можно видеть человека, горделив он или смирен. Замечай за собою, когда молишься: какие больше помыслы нападают на тебя. Старайся особенно о чистоте сердца».

9Святитель Феофан Затворник (1815-1894) пишет: «Взгляните, понаблюдайте за сердцем вашим в продолжение небольшого времени и увидите, что в нем делается: получили неприятность – рассердились; встретили неудачу – опечалились; увидели равного себе, готового занять высшее место, — начинаете завидовать; подумали о своих совершенствах – заболели гордостью; человекоугодие, тщеславие, похоть, сластолюбие, леность, ненависть так и поражают бедное сердце».
И дальше: «Надо стать у сердца и навыкать замечать возникающие из него мысли и чувства. Тогда и узрите, что за смрадная вещь наше доброе будто сердце. И придет тогда поминутное покаяние и исповедь Богу Вездесущему и Всезрящему.
Ока своего умного не сводите с сердца и все, исходящее оттуда, тотчас схватывайте и разбирайте: хорошо – пусть живет, не хорошо – тотчас убить его надо. Из сего учитесь узнавать себя. Какой помысл почаще выходит, значит, та страсть посильнее; против той и действовать посильнее начинайте…
Кто-то из святых отцов изобразил сердце сосудом, полным всяких гадов и змий, которые всякий раз, как замышляет человек сделать что, выходят из него и, если дело худо, питаются им, а если хорошо – покушаются осквернить его ядом своим. Если человек внимателен к себе, то, не допуская дел худых и тем не давая пищи змиям, истощает их и, отревая их покушения – осквернить добрые дела свои, поражает их в главу. Продолжая неутомимо свой труд все в одном роде и духе, он наконец убивает сих змий и мертвыми выбрасывает вон. Змии суть страсти и склонности худые. Смерть их – очищение сердца от страстей. Вот об этом и поревнуем. Грехи делать перестанем, а добрые дела станем творить так, чтобы к ним не примешивались никакие худые чувства и расположения. А если что проскользнет, будем очищать то покаянием. Делая так, чистыми явимся мы не только пред людьми, но и пред лицем Бога всевидящего».

27Архимандрит Борис Холчев (1895-1971) пишет: «У каждого из нас есть, с одной стороны, открытая сторона жизни – наши поступки, слова, действия; с другой – есть сокровенная, тайная сторона – наши чувства, мысли, желания. Хранить совесть по отношению к Богу – значит стараться о том, чтобы в нашей тайной, сокровенной стороне жизни было все угодно Богу. Если мы заметим мысли, не угодные Богу, мы должны эти мысли пресечь. Если мы заметим, что поднимаются чувства, противные Богу, мы должны их сокрушить. Если мы заметим желания, не угодные Богу, мы должны такие желания подавить.
Когда мы, заботясь о тайнах сокровенной стороны нашей жизни, стараемся, чтобы наши мысли, чувства и желания были угодны Богу, то этим самым сохраняем совесть по отношению к Богу.
О нашей внутренней, невидимой борьбе никто не знает, кроме Одного Бога».

Тихон Задонский 01Святитель Тихон Задонский (1724-1783) пишет о внутреннем намерении и расположении сердечном: «Всякое дело человеческое не по внешнему, но по внутреннему сердца состоянию и намерению судится. Ибо часто внешнее дело у того и у другого одинаково бывает, но внутреннее расположение и намерение различным при этом может быть. Например, …один не крадет, потому, что не хочет; другой не крадет оттого, что не может, а крал бы, если бы случай был: первый подлинно не тать, а второй всегда сердцем крадет.
Один подает милостыню ради имени Христова, желая помочь просящему по бедности, а другой – чтобы славу добрую нажить: первый истинный милостивец, а второй тщеславец. Один входит в церковь вместе с верными молиться и славословить имя Божие; другой – посмотреть на церемонии: первому полезен, а второму не полезно входить в церковь, ибо и язычники смотрят на церемонию христианскую. …Один проповедник говорит проповедь для того, чтобы показать себя, славу и похвалу от слушателей получить и высокую степень снискать; другой проповедует на пользу людям, и у него доброе намерение, а у того – злое. …Если не делаешь зла потому, что Бог запретил и ты боишься Бога прогневать, — то это дело веры христианской. Если идешь на брань, чтобы корысть получить от неприятеля, обогатиться, — то немногим или почти ничем не отличаешься от разбойника, который для того на людей нападает, чтобы обогатиться; если идешь против неприятеля, чтобы Церковь и отечество свое защитить, — то это похвальное намерение. Если смотришь на женщину просто, без всякого вожделения, как на создание Божие, — то в этом нет греха; а если смотришь с нечистою похотью, — то прелюбодействуешь в сердце своем (Мф.5, 28), — как учит Господь. …Если просишь у ближнего твоего прощения за оскорбление и обиду, боясь суда гражданского, — то это мудрость человеческая; а если смиряешься пред братом твоим с сожалением, что ты оскорбил его, — это знамение любви. Если не упиваешься, поскольку нечего пить, — пьянствуешь в сердце твоем; если же потому, что грешно, — то это дело воздержания, и ты – истинный воздержник. …Если даешь просящему милостыню, чтобы выгоду от него какую-либо получить, — то это купля и торг, а не милостыня. …Терпишь обиду, поскольку не можешь ответить, — терпение невольное; терпишь обиду добровольно, повинуясь заповеди Христовой, — это дело истинного терпения и спасительное. Так и во всем прочем по состоянию сердечному судится всякое дело, злое или доброе, о чем всякий в своей совести извещается…
И хотя дело внешне может казаться добрым, но, происходя от намерения недоброго и непотребного, пред Богом судится как непотребное. Ибо намерение – как основание, на котором дело созидается. И каково намерение, таково и дело: если намерение доброе – доброе и дело; если злое намерение – злое и совершаемое дело. Отсюда следует, что никого ни хвалить, ни хулить безрассудно не должно нам. Поскольку внутреннего человеческого состояния и намерения никто, кроме единого Бога, знать не может. Кто бо весть от человек, яже в человеце, точию дух человека живущий в нем? (1 Кор.2, 11). Ибо часто бывает, что безумно хвалим того, кто пред Богом
окаянен и потому по самой сути мерзок; осуждаем того, кого Бог оправдывает, и оправдываем неразумно того, кого Бог осуждает, а потому грешим».

«Не судите никак прежде времени, пока не приидет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1 Кор.4, 5).

5«Господь ищет сердца, преисполненного любовью к Богу и ближнему; вот престол, на котором Он любит восседать и являться в полноте Своей пренебесной Славы. «Сыне, даждь Ми сердце твое, — говорит Он, — а все прочее Я Сам приложу тебе», — ибо в сердце человеческом Царство Божие вмещаться может» — говорил преподобный Серафим Саровский (1759-1833).

Feofan_ZatvornikСвятитель Феофан Затворник (1815-1894) пишет: «Поступательное движение в Царствие совершается не иначе, как в сердце и сердцем. …Приемлет кто небесные Божественные стихии сердцем, … — и восходит духовно к небу – в духовных совершенствах. И чем более приемлет тех, тем выше поднимается, идя прямым путем в Царствие Небесное. Так, все в сердце, — а иной, не имея ничего в сердце и только делая дела внешние, неизбежные при сем, может думать, что он идет в Царствие, — тогда как на деле нейдет.
…Не должно, например, ограничиваться одним знанием Символа и даже всего катехизиса, а надо сердцем принять и сердцем возлюбить всякую изреченную там истину; не должно довольствоваться одним внешним участием в молитвованиях Церкви, а надо и умно – в сердце возноситься к Богу; не должно останавливаться на одном доброделании, телом совершаемом, но надо воспитать в себе еще добрые чувства и расположения, — и прочее. Ибо чего нет в сердце, того и на деле нет. Если нет веры в сердце, то ее совсем нет, хотя бы кто писался православным. …Если нет страха Божия в сердце, нет его и совсем, хотя бы кто видом казался исполненным благоговения. Если нет чистоты и отрешенности в сердце, нет их и совсем, хотя бы кто чист был телом и ничего не имел из благ мира. Если не бывает человек сердцем в храме, нет его здесь и совсем, хотя бы он тут стоял телом. Так, все надо совершать сердцем. Сердцем любить, сердцем смиряться, сердцем к Богу приближаться, сердцем прощать, сердцем сокрушаться, сердцем молиться, сердцем благословлять, и прочее, и прочее. Ибо каков кто в сердце, таковым зрит его Бог с высоты своего престола и соответственно тому принимает его.
Каин и Авель приносили жертвы вместе, но Бог призре на Авеля и на дары его: на Каина же и на дары его не внят (ср.: Быт.2, 4-5). Мытарь и фарисей молились вместе в церкви, но мытарь принят, а фарисей отвержен (см.: Лк.18, 10-14). Где причина таких отличий? В настроении сердца. Почему Бог и требует словами Премудрого: «Даждь Ми, сыне, твое сердце» (Притч.23, 26). И пророк Давид влагает нам в уста такую молитву: Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей (Пс.50, 12)».

Симеон Новый Богослов 1Преподобный Симеон Новый Богослов (1021) пишет: «Блажени, говорит Бог, чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Мф.5, 8). Чистым же сердце делают не одна, не две, не десять добродетелей, а все вместе, слившись, так сказать, во едину добродетельность, достигшую последних степеней совершенства. Однако ж и в таком случае добродетели – одни не могут сделать сердца чистым, без воздействия и присещения Духа Святого. Ибо как ковач, как бы искусно ни умел он действовать орудиями, ничего не может сработать без содействия огня, так и человек пусть всё делает со своей стороны (для очищения сердца), пользуясь для сей цели добродетелями, как орудиями, но без присещения огня Духа, всё делаемое им останется бездейственным и безполезным для его цели, так как это – одно – не имеет силы очищать нечистоту и скверну души».

01 (2)Святитель Игнатий Брянчанинов (1807-1867): «Все внешние волнения и тревоги должны быть побеждены внутренним деланием. Надо, чтобы с сердца началось обновление; сердце – корень. «Аще корень свят, то и ветви» (Рим.11, 16). Этот образ подвига установлен Самим Спасителем. «Очисти прежде внутреннее сткляницы и блюда, — сказал Он: — да будет и внешнее има чисто» (Мф.23, 26). Придет тревога – отвергни мысли, приносящие ее, уйми волнение крови, принимая за верное, что всякая мысль, приносящая тревогу, богопротивная…»

Амвросий ОптПреподобный Амвросий Оптинский (1812-1891) пишет, что «кто имеет дурное сердце, не должен отчаиваться, потому что с помощью Божией человек может исправить свое сердце. Нужно только внимательно следить за собою и не упускать случая быть полезным ближним, часто открываться старцу и творить посильную милостыню. Этого, конечно, нельзя сделать вдруг, но Господь долго терпит. Он тогда только прекращает жизнь человека, когда видит его готовым к переходу в вечность или же когда не видит никакой надежды на его исправление».

87Старец Паисий Святогорец (1924-1994) пишет, что «тем, кто находится в духовно неправильном состоянии, Бог Своей Благодати не дает – иначе Он помогал бы диаволу. Старайтесь иметь искренность, честность
Мир изолгался. Люди становятся лжецами, они устроили себе еще одну совесть… Требуется внимание, чтобы не попасть в эту мирскую колею».

«Должно очиститься сердце. Надо стяжать душевную чистоту – то есть искренность, честность, несвоекорыстие, смирение, доброту, незлобивость, жертвенность. Таким образом, человек вступает в родство с Богом и в нем почивает Божественная Благодать. Если у человека есть телесная чистота, но нет чистоты душевной, Бог не почивает в нем, потому что в таком человеке живут лукавство, гордость, злоба и подобные страсти. Его жизнь – один сплошной обман. Начинайте свой подвиг именно с этого – со старания стяжать душевную чистоту».

На вопрос: «Помогает ли молитва в деле очищения ума?» старец ответил: «Одной молитвы недостаточно. Кто-то может изводить во время молитвы килограммы ладана, однако если его ум полон лукавыми помыслами о других, то пользы это не принесет. От ума опускается (лукавая) «телеграмма» в сердце и делает человека зверем. Бог хочет, чтобы мы имели «сердце чисто» (Пс.50, 12). А наше сердце чисто тогда, когда мы не позволяем злому помыслу о других проходить через наш ум…
Только в том случае, если сам человек включает в работу добрый помысл, он имеет право на божественную помощь. Добрым помыслом человек очищает свое лукавое сердце. Ведь «от сердца исходит» (Мф.15, 19) все злое, и «от избытка бо сердца глаголют уста его» (Лк.6, 45). Но и, кроме того, что человек, включающий в работу добрый помысл, очищает этим свое сердце, ему воздает за это Бог».

02Игумения Арсения (Себрякова) (1833-1905) пишет в своих письмах: «Чистоту помыслов и чистоту чувств нетрудно приобресть уединением, чтением, упражнением в молитве; но чистота сердца многими смертьми приобретается, она есть совлечение страстей».
«Жесток путь спасения, жестоко бывает иногда и слово, высказанное о нем, — это меч, обоюдоострый, и режет он наши страсти, нашу чувственность, а вместе с нею делает боль и в самом сердце, из которого вырезаются они. И будет ли время, чтоб для этого меча не оставалось больше дела в нашем сердце? Нет, для него всегда будет дело, нет конца духовному очищению, и во всяком сердце найдется та частица нечистоты, которую нужно очищать. Признаю в себе явным признаком нерадения, когда перестает болеть и бороться мое сердце, — это признак сильного помрачения. Когда же разгоняется этот мрак словом Божиим, то сердце болит, а без болезни просвещение души невозможно – это будет мечтательность».

Л. Очай
31.05.2016

12