Метки

, , , , , ,

Старец схиархимандрит Иона Одесский (Игнатенко) (1925-2012).

“В начале осени 2012 нас, пятеро батюшкиных чад, впустили в келию старца.
Задали такой вопрос: “Отец Иона, в Верховной Раде приняли закон о введении в обиход необычных до этого паспортов – с биометрическими данными. На этом документе будет и специально сделанная фотография – голографическая. Брать ли нам такой паспорт? А как же дети наши?” Моментально лицо батюшки становится очень серьезным: “Нет, не брать”. Мы продолжаем: “Простите, отче, но сейчас есть некоторые священники и владыки, которые в этом документе не видят никакой опасности”. “Что вам до них?” – уже строже отвечает старец. “Вы чьи чада? Мои или их?” Мы пристыженно умолкаем. “Не слушать их, не выполнять, что они говорят”. “Батюшка, после этого и гонения, наверное, начнутся?” Проходит минутная пауза. “Сейчас у большинства людей, не важно, кто они и чем занимаются, идет большое помрачение ума. Наверное, гонения будут. Будет тяжело… очень тяжело. Но нам бояться не надо. Спасаться будет можно только Иисусовой молитвой. Мы должны научиться дышать ею”. Тут же старец набирает воздух в грудь и незабываемым голосом, от сердца произносит: “Господи, Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешного”. Ваше дыхание должно быть соединено с Иисусовой молитвой. Только это будет вам поддержкой и спасением…” “Батюшка, а вот власти принимают законы разные, и против народа они бывают. Нам что, сидеть так и терпеть?” “Нет, нет, нет! Не надо сидеть. Крест свой берите и крестным ходом идите. Надо быть едиными… Сами с работы не увольняйтесь, по собственному желанию. Если власть вас будет заставлять, она сама будет перед Богом отвечать за свои злодеяния. Но вы не способствуйте их замыслам, сдерживайте ее, кто как может. Разрешение свое на сбор персональных данных не давайте. Что они сами напишут, — сами за это и ответят”.

Перед операцией в Киеве к отцу Ионе попала игуменья Пантелеймонова монастыря и спросила, что нас ждет впереди. Батюшка сказал, чтобы никто не впадал в панику… “Матерь Божия каждого православного человека определит Сама, как надо, и все устроит. Занимайтесь спасением своей души и почаще обращайтесь к Матери Божией за помощью. Царица Небесная Сама все устроит”.

Две тысячи лет не было никаких чипов. Это обман властей. Они все хотят прибрать в свои руки, всем руководить. Добрым людям православным это новшество не пригодится.
Нам нужно, чтобы власти читали Закон Божий и по нему нами руководили. А не выдумывали чипы и прочее. Рай на земле они нам не сделают. Этого не будет. Жить в этой жизни нам нужно только с Богом. С Богом и за синее море! А без Бога не до порога.
И еще – в 115 псалме царь Давид пишет: “Всяк человек – ложь”. И я тож. Мы можем ошибаться. Простите.

В Черном море – почти один сероводород. Направили в него грязные воды из Днестра, Дуная, Днепра – больших, могучих рек. А сероводород сильнее атома. Он в свое время сошел на Содом и Гоморру и сжег их – так же и нас сожжет.
Его держит только пласт воды. А если он соединится с воздухом, — возникнет огонь, как дождь огненный, только из-под земли. Это не такое далекое время.
Еще и генерал в Москве сидит на кнопке. Когда это было, чтобы один человек может сжечь земной шар? Или трое, между собой договорившись?

Если поставят чип человеку, то благодать от него отступит. Им уже будет командовать враг. Человек будет у него в плену. Этого делать нельзя. Если обманным путем человеку введут этот прибор, — ему надо жаловаться Богу, Тот поможет, как его вывести. Сделать операцию или иначе как поступить, — но чтобы вытянуть из тела.

Из писем духовному чаду:Сказать, что пожизненный идентификационный номер — серьезный вопрос, можно, но спорить — не нужно: “Имеющий уши слышати, да слышит”…
Мать пусть не предпринимает дальнейших шагов: не принимает карточки”.

Однажды о.Иона спросил меня во время духовной беседы:
— Чего больше ты боишься, и чего больше всего боятся люди?
— Лично я больше всего боюсь голода, войны — и чтобы к старости разум не потерять. А люди, наверное, больше боятся смерти.
— Нет, — сказал старец, — люди больше всего боятся правды, так как она обличает; на суде земном они оправдываются и боятся признать свою вину.

Однажды я присутствовал при высказывании отца Ионы по поводу статьи архимандрита Тихона (Шевкунова) “Шенгенская зона”. При этом письмо совета старцев одесского Успенского монастыря сводилось к тому, что хоть они и не благословляют принимать идентификационные коды налогоплательщика, но все же это дело совести каждого человека.
Во время обсуждения подошла женщина — и подвела трех своих маленьких деток, лет от трех до пяти:
— Батюшка, мне дали месяц на выбор решения. Принимаю я коды или нет? Если нет — нужно увольняться с работы. Кто будет кормить моих деток? Отца у них нет…
Батюшка Иона — притом, что старец он был любвеобильный, — сказал:
Что вы все время: жить, да жить? А умирать когда-нибудь собираетесь?
Меня поразило, что батюшка сказал не утешение этой молодой женщине с детьми, — а слова, которые, скорее, предназначались бы исповедникам, готовым ради спасения души претерпеть земные тяготы.

“Когда злые люди развалят СССР, демоны добираться будут до душ и телес людей и будут делать над ними ужасы, которых не было аж от сотворения мира, будут из мужчин делать женщин, а из женщин — мужчин. Великие скорби будут по всему миру, но это еще не конец будет”.

Старец благословил меня всем рассказывать, то недопустимо брать ИНН, пользоваться пластиковыми паспортами. Такие паспорта брать нельзя, и людям нужно это разъяснять. И биометрия недопустима. По клетке будут узнавать, болен или здоров человек, какие у него способности. Будут людей сортировать: здоровых — в одну группу, немощных — в другую. Тем, кто здоров, будет дано право на жизнь. Немощные, как отработанный материал, будут идти на уничтожение. Мой долг перед памятью старца: свидетельствовать, что он никого не благословлял брать пластиковые паспорта и ИНН… Кто бы меня ни принуждал, — я никогда не соглашусь на биометрию, потому что мой духовник не благословил.

Еще отец Иона говорил, что после его кончины многие будут умирать. Господь таким образом будет спасать слабых, чтобы они все-таки унаследовали Царствие Небесное. Каждый православный человек, который стремится спастись, должен быть готов к подвигу борьбы с собой. Половинчатых не будет. Либо подвиг, либо погибель. Я в свое время код взяла по неведению. Когда узнала, что он из себя представляет, — ахнула. Судилась год, в конце концов получила право жить без кода и соответствующую печать в паспорт.

Были еще в 90-е годы так называемые ваучеры. Большинство людей, получивших ваучеры, не знали, что с ними делать. Так эти ваучеры и остались невостребованными. Но оказывается, что даже таким образом они влияют на человека. Одной старенькой монахине, отказавшейся в свое время от кода, как-то было откровение, что ваучер, который у нее где-то остался, — это первый документ от сатаны. Она очень опечалилась, обыскала всю квартиру, нашла ваучер и страховой полис, затем узнала адреса и отправила по месту выдачи. После этого ей в тонком сне явился сатана и со злобой сказал: “Все-таки успела!”

Отказаться нужно от всего душепагубного. Мелочей в деле спасения нет. Это — маленький труд, и его надо осуществить обязательно. Лукавый запутывает: иногда тем, кто не хочет брать паспорт нового образца, в ОВИРЕ разрешают оставить старый, но предлагают сфотографироваться прямо там. На похоронах я встретилась с женщиной, у которой был хороший знакомый в ОВИРЕ, и она рассказала, что он ее предупредил: “Мы дадим вам бумажный паспорт, но у нас не фотографируйтесь”. Очевидно, во время фотографирования они каким-то образом незаметно воздействуют на посетителей.

Молитва. Ночная молитва
…Нужно молиться и трудиться. “Господи поможи, а сам не лежи”. Труд и молитва спасают человека.
Когда в 1936 году мне было одиннадцать лет, советская власть диктовала нам в школе: зачем молиться? Построим Днепрогэс – будет коммунизм, рай на земле. Рассказывал дома об этом маме – она в ответ: “Сынок, не слушай безбожников, надо молиться. Рая на земле не будет, он будет на небе”.

Труд и молитва – два крыла для спасения. Но молитва выше труда. Пророк Илья помолился – и заключил небо на три года и шесть месяцев. Это в Ветхом Завете. Многие умирали. Работа никого не спасала, когда нет воды.
Когда израильский народ вышел из Египта и открылось море, они прошли в пустыню неплодородную, где ничего не растет и никакая работа не поможет. Они молились – и манна небесная сходила и питала их. За сорок лет их блужданий у них не сносилась ни одежда, ни обувь, — все это давал Господь по молитвам. Даже одежда была нетленной! Потому что молился народ Божий.

Если мирскому человеку благословляются четки, то никто их не должен видеть, молиться по ним — только в своей комнате…

Начало молитвенного правила изложено в начале утренних молитв. Но после начального “Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь”, присоединить: “Боже, милостив буди мне грешному”, “Боже, очисти мя грешнаго”, “Создавый мя, Господи, помилуй мя”, “Без числа согреших, Господи, прости мя”, “Владычице моя, Богородице, спаси мя, грешнаго”, “Святии Архангелы и Ангелы, и все святии, молите Бога о мне, грешнем”, “Ангеле-Хранителю мой, святый, от всякого зла сохрани мя”, “Святый Благоверный княже Александре (твой святой), моли Бога о мне”. А затем уже: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матери и всех святых, помилуй нас. Аминь”.

Перед трапезой весь стол с пищей осеняется одним крестным знамением.
С подачей нового блюда молитва не читается.
Если вкушаем хоть кусочек хлеба — читается молитва “Отче наш”. Если только пьем: “Господи, благослови!” с крестным знамением.

Взывай: “Господи, преобрази мрачное мое житие. Господи, исправи дела рук моих”. “Спаси, Господи, и помилуй ихже аз безумием моим соблазних и от пути спасительного отвратих, к делом злым и неподобным приведох; Божественным Твоим Промыслом к пути спасения паки возврати””.

Ночная молитва
Батюшка Иона благословлял своих духовных чад молиться Господу не только в дневное время, а и ночью. Его слова: “Ночная молитва очень угодна Спасителю и Матери Божией. Старайтесь хотя бы часик помолиться Им. Не важно что, или канончик прочитать, или акафист, или четочки потяните с вниманием”.

Молитва Иисусова
Батюшка советовал Иисусовой молитвой упражняться: “Она должна быть, как дыхание, непрерывной”.

Что я могу сказать об Иисусовой Молитве? Она нужна человеку, как воздух. Нужно дышать и молиться, прямо молитвой дышать.
Посмотрел на минутную стрелку: пока она прошла одно деление – сделал пятнадцать вдохов и выдохов. Так надо пятнадцать раз за минуту помолиться. А это делают только очень редкие люди. К этому надо стремиться. Хотя бы не так много сначала – но стараться никогда Молитву Иисусову не оставлять.
Если мы все время ею молимся, она сначала устами творится. Потом на ум приходит. Потом на сердце. Сердце затем само подсказывает эту молитву, — и тогда человек уже не отходит ни от Бога, ни от молитвы. И соединяется он с Богом и с молитвой.

Для начинающего, какая есть возможность, так надо и молиться. Хоть 300-500 раз в день помолиться мирянину. Монаху же, как преподобный Нил Мироточивый говорит, — семь тысяч Иисусовых Молитв в день и семь тысяч молитв в ночь. Вот так монах должен творить – постоянно быть в молитве.
Но даже и такая капля, как 200-300 раз, — тоже помогает: ангел пишет все. Когда человек постоянно молится, у него бывает наплыв радости, — и он постоянно ощущает ее и еще больше стремится усилить молитву.
Рассказывали люди, никогда в своей жизни не молившиеся – они постоянно попадали в разные тяжелые жизненные условия. А начинали молиться, — восстанавливали свою жизнь.
Когда человек молится, его Господь ведет – и подсказывает согласно Своему Промыслу. Этот Промысл непостижим человеческим разумом, — но он присутствует. Кто имеет какое усердие к Богу, какую любовь, — тот такую, по своему прошению к Всевышнему, и получает молитву.

Из письма духовному чаду: “…Вопрос о молитве в духовной жизни – один из главных.
Книга “Беседы о молитве Иисусовой” хорошая и достаточно раскрывает вопрос о молитве Иисусовой.
Часто молитва “уходит”, …по следующей причине. В основании молитвы должно быть покаянное чувство, если его нет, то “уходит” и молитва. В сердце всегда должно быть теплое чувство к Богу. Об этом говорит святитель Феофан Затворник в книге “Беседы о молитве Иисусовой”. В молитве не нужно искать “чувство свежести” или каких-то чувств. Имей внимание при молитве, неспешность, покаянное чувство, страх Божий, благоговение, смирение.
Когда внимание рассеивается, то, как советуют святые отцы, надобно заключать ум в слова молитвы.
В молитве Иисусовой отцы выделяли слово “грешного” – это сохраняет при молитве человека в покаянном чувстве. Если будешь заключать ум в слова молитвы, то “пустого” места в голове не останется – это ощущение неверное (“пустое” место в голове).
Как удержать внимание в сердце – прочтешь в книге упомянутой (“Беседы о молитве Иисусовой”)…”

Патриарх
Всякий человек может ошибаться. И Патриарх может иметь ошибки. Но Бог его избрал – пока мы его поминаем, пока он руководит.
Как говорил преподобный Серафим, Саровский чудотворец, одна Божественная благодать здесь держит нас, а по закону мы все – преступники.
Нужно, чтобы Дух Божий руководил и Патриархом, и людьми – тогда не будет ошибки.

Помыслы
Хранение ума – это чистота и святость человеческие. Нужно хранить свой ум от всяких плохих дел и помыслов. Враг рождает в нас помыслы плохие: иди туда, выпей, укради. А нужно не слушать эти помыслы. Нужно воздерживаться. Иначе человек может пострадать.

Причастие, соборование

  • В четыре поста собороваться, много ли?
  • Мало. При теперешнем нашем состоянии, можно и чаще.

Исповедоваться и причащаться советовал один раз в две недели. А в посты, особенно Великий, можно и еженедельно. Но это, конечно, при соответствующей подготовке.

Самое дорогое в мире лекарство – это святое Причастие. И раздается оно всем безплатно”.

По книге: “Послушник N. Плач о духовной жизни. Схиархимандрит Иона (Игнатенко) 28.07.1925-18.12.2012”. Киев 2013.

 

Реклама