Метки

, ,

Заболотный Григорий Федорович (1892-1938) родился в селе Веселый Кут, Тальновского района, Черкасской области в 1892 году, в простой верующей крестьянской семье. Рано остался без отца, и воспитывался глубоко верующей матерью в страхе Божьем и воздержании. Пострадал от большевистских властей в 30-е годы 20-го века, умер и воскрес, вернулся в родное село, чтобы дальше проповедовать слово Божие. Умер в годы репрессий, в 1938 году, расстрелянный войсками УНКВД 23 марта в 23.00. Канонизирован Украинской православной церковью в 2004 году, в сонме новомучеников и исповедников Черкасских.

В молодости Григорий служил на царском флоте, на военном крейсере, где продолжал вести аскетический образ жизни. Однажды, когда речь зашла о вере в Бога, чтобы доказать, что Бог есть, он силой своей молитвы остановил все корабли, которые были рядом.
Вернувшись после службы домой, он, по просьбе родителей, женился на девушке, но вскоре выяснилось, что его избранница не разделяет с ним его духовных взглядов на жизнь, в т.ч. семейную, и через некоторое время молодожены расстались. Григорий вернулся опять в родительский дом, и полностью посвятил свою жизнь Богу.
Приход советской власти резко изменил весь уклад жизни большого и зажиточного села, где только православных семей было около тысячи. По сохранившимся воспоминаниям, Григорий знал заранее о приближающейся беде, предупреждал односельчан о скором «раскулачивании», говорил, чтобы они продавали свои дома и раздавали милостыню нищим, иначе все равно все отберут, а их самих вышлют в Сибирь умирать голодной смертью.Сам он так и сделал, разобрал свой дом и раздал стройматериалы беднякам, и стал жить молитвой и подаянием, вознося свои горячие молитвы за людей ко Господу.
В этот период он много пророчествовал, рассказывал, что ожидает односельчан и всю страну, как в ближайшем будущем, так и в наши времена, и дальше, до конца времен. Воспоминания эти сохранились, записанные одной из родственниц очевидцев, в стихотворной форме. Согласно им, «коли це все буде, точно не знаєм, Бог цю таємницю Сам зберігає».
Предвидел Григорий Федорович, что скоро у крестьян отберут землю и создадут общие хозяйства. Предсказывал он и о скорой войне, что будет большое горе, и много людей поляжет на ней, но село останется целым.
А потом: «…Прийде час і люди добре заживуть,
Трактори й машини загудуть,
Залізні птиці літати будуть,
І світло в хату проведуть…»
Говорил, что будут у людей деньги, станут все богатыми, и все у них будет. Но не к добру это, потому что: «…свого коня вони тут будуть випасати, село міняти, за нами наблюдати».
И про открытие атома, и последствиях от этого, предсказывал: «…його схочуть запустити, та не зможуть зупинити…»

О том, что вер будет много, говорил Григорий Федорович, и предупреждал, чтобы стояли крепко в вере своих дедов и отцов, и не предавали своих благочестивых предков.
А дальше — хуже:
«А нас усіх у церкву поженуть,
А церква вже буде не така,
Щоб Богові служити,
Це сатана нас хоче обкрутити».

А вот что записали, с его слов, о наших с вами временах:
«Жить буде важко, горе, печаль,
Молоді по заробітках будуть тікать,
Та в чужих країнах по заробітках,
Смерть свою будуть шукать.
Що в нас в Україні буде безлад,
А вивести толк нікому не вдасться,
До влади прийде такий страшний,
Чужоземець якийсь чужий,
З великою головою і залізною булавою.
І таке казали…
Україна буде, але вимруть люди…»

О предантихристовых временах, со слов Григория Федоровича, записано, что
«сатана всіх обкрутить і в сітку зажене,
щоб ми служити йому лише могли».
Предупреждал угодник Божий и о том, что будут гонения на православных, и каждому придется через это пройти. Наставлял, чтобы держались все вместе, и надеялись не на людей и свои силы, а уповали только на помощь Божию, Богородицы и Его святых. Говорил, чтобы и его призывали тогда на помощь, что он будет помогать людям в эти тяжелые времена…

Властям не нравилось, что он проповедует о Боге, предсказывает, и предсказания эти сбываются, и его за веру в Бога, по доносу местного «активиста», арестовали.

До нас дошло описание чуда, которое сотворил Господь по молитвам Своего угодника, когда его везли арестованного на телеге. Стояла теплая погода, а работники милиции были в шинелях, им было жарко, и вот они, как бы в шутку, попросили Григория послать им для прохлады ветер, добавив, что если он угоден Богу, то пусть еще и дождик пойдет. Григорий склонил голову в молитве, и, не смотря на то, что на небе не было ни облачка, на них обрушился дождь, как из ведра. Испугались милиционеры, и, чтобы не было беды, отпустили Григория в тот раз домой.
Григорий опять начал проповедовать слово Божие и вразумлять людей, предостерегать их, рассказывая, к чему приведет жизнь без Бога.
Отец Григорий, — как его уважительно называли односельчане, хотя он никогда не был ни священником, ни монахом, — учил людей жить по Евангелию, рассказывал людям, собиравшимся в его доме, о Боге и Его Промысле, как в их личной жизни, так и в жизни всей страны.
Происходили по его молитвам и чудеса исцелений: один раз он избавил девочку от глухоты, в другой — одним прикосновением руки убрал молодой девушке все бородавки на ногах, из-за которых она страшно мучилась. Много было случаев и его помощи людям через дар прозорливости…

«Казали: та криничка, що на березі стоїть,
Навпроти тієї хати, де Вони жили,
В ній вода буде цілюща і священна,
Там джерело із неї б’є, з неї Григорій воду п’є».
Действительно, до сегодняшнего дня, на окраине села, где подвизался в посте и молитве, угодник Божий Григорий Заболотный, бьет из-под земли родник, образовывая целебный источник, вода которого исцеляет многие неизлечимые официальной медициной болезни. Есть свидетельства, что люди излечивались даже с помощью грязи с этого святого места.

Среди предсказаний было и такое, что село Веселый Кут станет городком. Будут паломничества к святому источнику и местам подвигов святого угодника Божьего мученика Григория Федоровича Заболотного…

Отец Григорий предупреждал односельчан, что власти его вскоре снова заберут, и чтобы о нем не плакали, потому что пройдет некоторое время, и он снова воскреснет. Этими словами он предсказывал о своем прославлении в недалеком будущем, давая понять, что, когда будут подняты архивные документы, вся правда о нем выльется на свет Божий, и люди узнают, что он ради них терпел, какие подвиги нес, вымаливая их всех.

Так все и случилось. Его опять забрали в тюрьму. А по дороге туда, его привязали к телеге, обув в сапоги, набитые изнутри гвоздями, и заставили идти, как ни в чем не бывало.
«…Та й погнали Їх за возом, до Умані, та й наблюдали,
Як же Він буде іти, якщо впаде, то будем волокти».

Конвоиры захотели отдохнуть и остановились возле трактира, а Григория, чтобы не убежал (в кровавых сапогах!) привязали к сухому дереву. Пока они там пили и гуляли, дерево, к которому был привязан смиренный страдалец, ожило и распустилось. Увидев такое явное чудо, чекисты не на шутку испугались, и посадили его на телегу. Он их предупреждал, чтобы они об этом чуде никому не рассказывали, предвидя чем это может для них закончиться. Но они, находясь под сильным впечатлением от увиденного, рассказали обо всем, и их действительно, как свидетелей Божьего чуда, расстреляли.

Некоторое время Григорий Федорович находился в местной, Уманской тюрьме. И его в этот период навещала и кормила односельчанка бабушка Устя. Отец Григорий, тронутый ее заботой, предсказал ей, что за дальнюю дорогу, которую она преодолела, и за кусок хлеба, который она для него не пожалела, и она, и все ее дети и внуки, будут в Раю. Радуясь этому слову и крепко помня его, бабка Устя, сколько было ее сил, навещала отца Григория в тюрьме, пока его не перевели в дальнюю тюрьму. Как потом выяснилось, это были Соловецкие лагеря.

Там пытки и издевательства над Божьим человеком не прекратились. Однажды, а дело было зимой, в лютые холода, его вывели в лес, там долго поливали водой, пока он весь не превратился в ледяной столп, и, довольные, вернулись домой. Но весной, когда пригрело солнышко, он возвратился к своим палачам живой.

В Москву срочно отправили секретную телефонограмму лично товарищу Сталину. И уже через несколько дней пришел ответ, которым приказывали незамедлительно освободить Григория Заболотного.
Его освободили на полтора года раньше срока, в 1930 году, да еще с правом жить в любом месте Советского Союза, а значит и в Москве, что было невиданным событием в те времена.

Григорий Федорович вернулся в родные места, на Тальновщину.

«После возвращения долго молчал, ничего никому не рассказывал. Но со временем постепенно заговорил, рассказывал, как в лагере над ним издевались. Ставили его в лесу в муравейник, но он оставался невредимым… Что только с ним ни делали, и копьем протыкали, раскаленным железом выкололи глаза, стреляли, но он все перенес и остался жив.
Тогда палачи закопали его живым в землю. Однако через 63 дня отец Григорий вышел из земли и явился им. При виде его палачи пришли в ужас, кое у кого не выдержало сердце, и они упали замертво. Дальше эту тайну уже не могли скрывать и сообщили в Москву, и Москва распорядилась освободить и отправить узника по месту проживания, а документы о пытках (экспериментах) прислать в Москву, где они сейчас находятся в секретных архивах…» (Из письма к Владыке Черкасскому Софронию племянницы Григория Заболотного Марии Семеновны Сас, которой было семь лет, когда его в первый раз арестовали).

Это письмо послужило поводом к исследованию на предмет канонизации и, -каким бы фантастичным оно кому-то ни казалось на первый взгляд, — полностью подтвердилось материалами архивных дел.

Вернулся Григорий Федорович в родное село после досрочного освобождения с Соловков зимой 1931 года с видимым ореолом мученичества. Вера односельчан в его святость только укрепилась и возросла после всех этих событий, к нему отовсюду шли и ехали люди, для утешения и духовного руководства. Он советовал крестить и причащать детей и болящих только у православного священника, что было довольно затруднительным в тот период, ведь из всех приходов, к началу 1936 года, во всей Черкасской епархии осталось действующими только шестнадцать (Согласно исследованиям иеромонаха Дамаскина (Орловского)).

Вообще здесь надо упомянуть о том бедственном состоянии, в котором находилась в тридцатые годы наша православная Церковь, как на Украине, так и в России. Обретшая в 1927 году юридический статус и ставшая де-юре легитимной, она фактически оставалась гонимой и уничтожаемой. И год от года ее положение усугублялось, достигнув к 1935 году высшей степени безправия… Во всей, некогда великой православной России осталось столько действующих православных храмов, сколько их было раньше в одной губернии (Источник тот же).

Верующие люди испытывали настоящий духовный голод, они не имели возможности ни причащаться, ни крестить своих детей, ни сочетаться законным Таинством брака, ни отпевать покойников.

Новая волна репрессий против верующих и Церкви не обошла стороной и 45-летнего Григория Федоровича. Его арестовали 20 октября 1937 года, и, согласно приговора Тройки УНКВД Киевской области, расстреляли 23 марта 1938 года в 23 часа…

«Марія все питала, за що Григорій наш поліг,
А їй таке сказали: за антирадянський наклеп.
Бо Григорій в тюрмі сказали, що розпадеться Союз.
Вони це знали і предсказали».

Лишь в 1989 году, решением Черкасского областного прокурора, Заболотный Григорий Федорович был реабилитирован.

А в 2004 году он был канонизирован и причислен к лику святых в сонме новомучеников и исповедников Черкасских.

На Тальновщине и в родном селе Веселый Кут не угасает память о своем земляке — святом подвижнике, исповеднике Христовом, замученном за веру безбожными властями. Православные верующие рассказывают, что по молитвам к Григорию Заболотному получают действенную помощь от Бога в своих просьбах, особенно много случаев исцелений. Есть свидетельства, полученные от Тальновского благочинного отца Сергия, и местного священника отца Георгия, о великих чудесах, совершенных с простыми, верующими людьми, по их молитвам к мученику Григорию Заболотному.

Людмила Очай
31.12.2017
Телефоны для справок и помощи местной общине:
Отец Георгий (067)897-58-63
Р.Б. Наталия (097)967-24-88

Реклама