Метки

, ,

«Наша Православная вера лучше всех вер, в ней есть все средства для исцеления и спасения души. Наша вера на всей земле одна — истинная».

 Мое имя — Андрей, родился и вырос в г.Павлограде, на Днепропетровщине. Закончил машиностроительный техникум, отслужил в армии, в войсках ПВО.

Казалось — жил как все: осмыслением греховности себя не отягощал, хотя в тайне сердца о смысле жизни задумывался. В Бога верил, но в храм православный не ходил. Секты и всякого рода течения не одобрял. Видимо, некому было указать дорогу в Храм и объяснить, что живешь ты на земле, чтобы душу свою спасти. Не знаю, сколько бы продолжались мои земные мытарства, если бы не увлечение восточной мистикой, что и привело меня в православный храм, в этот Ноев Ковчег, где находят себе пристанище многие души, желающие спасения. Простые слова, но сколько за ними было боли и непонятностей.

Секты не одобрял, но попал в хитро сплетенную ловушку.

Мне всегда нравилось заниматься на турнике, ощущать приятную мышечную усталость. Словом — любил спорт. И вот объявился в моей жизни «тренер» по У-ШУ. В общем, — экзотическим видом спорта я стал заниматься. Благо, «мистической» литературы в книжных лавках в наше время много.

Покупая литературу по боевому У-ШУ, меня все же более интересовал духовный аспект восточных единоборств, без которого невозможно достичь совершенства в этом искусстве. Это не что иное, как работа с внутренней энергией -ци-. Полностью называется ЦИГУН. Тренер в помощи отказал, сославшись на то, что с внутренними энергиями не работает. Из секции я ушел. Мне казалось, что при помощи этих книг пойму смысл жизни, приоткрою завесу вечности, узнаю тайну иных миров.

Но имеется одно маленькое обстоятельство: у всех этих книг, или почти у всех, есть предупреждение, которое гласит о том, что либо после прочтения, либо после занятий этими медитационно-дыхательными упражнениями, могут произойти физические или психические изменения в человеке, за что авторы эзотерического издания ответственности не несут.

Осведомлён — значит предупреждён, думал я. Шёл 2002 год. Я занимался по книгам китайских мастеров У- ШУ. Это потом я сжёг больше чем два армейских вещмешка этой бесовской литературы, а пока было всё в новинку. Описывать, какой вид медитации я избрал и все побочные эффекты на этом пути, к примеру видение ярких световых вспышек ночью, я не буду. Скажу только, что однажды, 8 февраля 2002 года, во время утренней медитации моё тело парализовало: в скованном состоянии я ощутил великий страх и ужас — мною кто-то завладел, этот «кто-то» держал моё тело. Одновременно со страхом я почувствовал огромную силу физическую, я понял, что если прыгну вверх, то разобью голову о потолок, а дело было в квартире, если кто-то подойдёт — одним ударом руки смогу убить. Я испугался — мною кто-то руководил. Меня сильно трясло, но я не мог ничего сделать, это было сильнее меня. Я был в каком-то невидимом, но ощутимом и очень страшном плену. Собрав остаток воли я приказал телу успокоиться и подчиниться мысли. Через минуты примерно две-три паралич отпустил, трусить перестало. Казалось, что всё позади, но это было начало страданий, страданий душевных. Страх прошёл и я снова пробовал медитировать, называя это «прорывам в неведомое».

Всё стало иным…

С началом весенне-полевых работ (огороды, дачи) медитировать было некогда. Но я чувствовал, что во мне что-то изменилось. Появилась тяжесть какая-то, уныние, скука, внутри грудной клетки ощущение камня. С каждым днём становилось хуже, тяжелее: росла безпричинная злость до готовности убить и хотелось плакать (слёз не было); что происходило, не понимал.

И этот камень на душе не давал жить. Так мучился я месяцев шесть, даже не всегда осознавая это, до той поры, пока вошёл в Православный Храм.

Спаси Господи, того дачника — соседа Олега (его жену, детей и всех его сродников), который и посоветовал прийти в Храм, поговеть, прочесть соответствующие молитвы и причаститься. За две недели до Успенского поста начал поститься: не без промысла Божия попостившись неделю, опаздываю на исповедь и не иду на причастие.

Во время службы в первую и вторую неделю чувствовал себя плохо, было головокружение, поэтому выходил на улицу и снова заходил в храм. Проходит вторая неделя моего поста. Дома останавливаются все часы: в будильнике садится новая батарейка, купленная накануне, ручные часы ломаются — механизм ремонту не подлежит, впоследствии купил другие. Но несмотря на остановку часов на исповедь успел… А что же в храме? Исповедь прошла — была общая исповедь. Это в другой раз была у меня частная, я ведь толком и исповедоваться не умел. На службе чувствовал себя хорошо, голова не кружилась, но когда батюшка вынес Чашу и люди пошли причащаться, вот тут со мной началось что-то непонятное. Меня начало трусить так же, как во время медитации. Стало очень-очень плохо, сразу вышла сила, я еле стоял, голова болела до такой степени, что казалось — лопнут мозги, челюсть тряслась с такой частотой, что я никогда не смогу всего этого даже при желании повторить. Я крестился и молился; как мне было больно. Но подойти к Чаше я не мог. И вместо того, чтобы подойти, — я отходил. От боли хотелось кричать, орать на весь храм, хотелось убежать; пот градом — именно с головы.

Люди смотрят, я стою держусь руками за голову, меня трусит. И тут мысль — умру, но из храма не выйду.

Две недели постился, читал молитвы, но у меня не было покаяния, я не знал, что это такое. А тут я начинаю каяться порямо в храме перед Чашей, молясь Богу, куда-то далеко-далеко в небеса. Так было со мной. Начинаю читать «Отче наш» на церковно-славянском языке и, о чудо, голова не болит, но как только проговорил: «но избави нас от лукавого«, резкая боль вновь. В это трудно поверить, но без молитвы «Отче наш» и на сантиметр ноги не переставлялись. Причастившись, моё тело немножечко колотилось, незаметно для окружающих. А когда пошёл запивать Святое Причастие, то чуть не разлил святую воду в чашечке — так тряслись мои руки…

Полгода мне потребовалось, чтоб и на крест смог смотреть нормально, а то ведь иногда в голове крутонет, как на Распятие в руках батюшки посмотрю, и ощущения нехорошие появлялись. Но слава Богу за всё!

Люди, да не нужны нам никакие медитации, достижения состояния «не ума» или «нирваны», или ещё там что — названий много, а суть одна — погибель души. Ведь как раз во время состояния «не ума», когда человек открыт и не защищен, и входит бес в тело, соединяясь с душой, навязывая свою волю. Другое дело — молитва, когда ум, облекаясь в слова, соединяется с Богом.

Наша Православная вера лучше всех вер, в ней есть все средства для исцеления и спасения души. Наша вера на всей земле одна — истинная.

12.04.2009