Метки

, ,

12 февраля (н.ст.) — память трёх Святителей

Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста

Слово в день памяти трёх святителей:
Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста
(30.01/12.02.2003)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодняшний праздник трех святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста — является особым и символическим праздником. Это не просто праздник каждого из этих святых (для этого есть отдельные дни их памяти, они как раз прошли в январе), а праздник, в котором символизируется единство всех святых отцов — не только этих трёх, память которых особенно сегодня совершается, но вообще всех святых отцов и в вере, и в учении, и в преподавании этого учения людям. Т.е. как мы сами обучаемся православной вере, как мы её проповедуем другим, как мы с позиций православной веры обличаем еретиков — во всем этом едины святые отцы, и это единство являют те святые отцы, которые объединены в сегодняшнем празднике.

Обстоятельства установления этого праздника нам точно не известны, хотя это произошло недавно сравнительно с другими большими церковными праздниками — в XI веке, в 1082 году. Почему-то оказалось так, что письменные источники, рассказывающие об этом, очень сбивчивы и скудны. Но известно, что тогда были какие-то распри между учёными людьми и их учениками, и каждая из партий, которые тогда образовались и спорили между собою, нарушая церковный мир, апеллировала к имени одного из трёх святых — одни к Василию Великому, другие к Григорию Богослову, третьи к Иоанну Златоусту. И вот, эти три святителя явились уже весьма престарелому митрополиту Евхаитскому Иоанну Мавроподу, который уже в старости был возведен в сан епископа небольшого города Евхаиты на окраине Византии, а вообще всю жизнь он провёл в столице империи — Константинополе, и был одним и самых учёных мужей. Три святителя явились ему сначала порознь во сне, а потом все вместе наяву и сказали, что они едины, и повелели ему установить в честь них праздник и написать богослужебное последование, что он и сделал. И дату он выбрал — 30 января, т.е. конец того месяца, когда все трое этих святых празднуются по отдельности. Этого святого митрополита Евхаитского Иоанна Мавропода мы знаем ещё и по другим его произведениям. Мавропод (это была его фамилия) — значит «черноножный»; и есть такой канон Богородице, надписанный: «Творение Иоанна, монаха черноножного», — это вот тоже он написал, ещё до того, как стал митрополитом.

Такова история установления этого праздника Трёх святителей. Что он означает для нас сейчас? Конечно, для нас сейчас важно исповедание веры, преемственное от святых отцов — и от этих трёх, и от всех вообще, потому что сейчас многие, особенно еретики, говорят, что святые отцы друг другу противоречат, и хотя мы правильно цитируем одних отцов в подтверждение своих мыслей, но они нам могут процитировать других святых отцов, и поэтому непонятно, кто прав, и значит, надо искать какие-то другие аргументы, не от святых отцов. Мы должны твёрдо знать, что такие аргументы всегда ложны. Святые отцы могут противоречить друг другу только в двух случаях. Первый случай — когда речь идёт о чем-то, что не затрагивает предметов веры и спасения души. По таким второстепенным вопросам, не касающимся догматов и спасения души, нет богодухновенного учения, и святые отцы здесь оказываются людьми своего времени и говорят то, что думали люди в то время, опираясь на уровень развития научных знаний того времени. Но это и не является учением Церкви, и не за ответами на подобные вопросы мы обращаемся к святым отцам. А что касается учения веры, то святые отцы обычно говорят именно одно и то же. И если даже бывают — это второй случай, когда бывают противоречия между святыми отцами, — то тогда обычно один, или двое, или какая-то небольшая группа, или, наконец, иногда достаточно большая группа (например, латинские отцы в Африке) противоречат в изложении веры остальным святым отцам; но тогда всегда бывает понятно, какое именно учение является церковным, потому что подавляющее большинство святых отцов или просто учили по-другому, или даже спорили против этих неправильных мнений и настояли на правильности определенного учения. И поэтому, обращаясь к святым отцам, нам, конечно, важно не просто знать, что сказал тот или иной святой отец, а то, что является общим святоотеческим учением, от которого временами, по немощи человеческой, конечно, прямо скажем, греховной, некоторые святые отцы отклонялись.

Но как раз празднуемые сегодня трое святых отцов в том, что касается догматов веры, а не каких-то второстепенных вопросов, — не погрешали. И их произведениям в области догматической можно полностью верить. Поэтому в честь них установлен такой особенный праздник. Святые Василий Великий и Григорий Богослов были между собою друзьями; с Иоанном Златоустом они лично никак не общались, хотя были современниками (правда, Иоанн Златоуст был намного младше); зато у них был еще один друг — Григорий Нисский, но он не входит в это число трех святителей, потому что, хотя он тоже святой отец, у него в писаниях были серьезные догматические погрешения, и безусловно, то, в чем он погрешал, не является общим учением святых отцов.

А кроме того, что мы празднуем, через такое объединение трех святителей, единство и полноту святоотеческого учения, мы также празднуем сегодня ещё и другое — единство разных способов церковной проповеди. Потому что святой Иоанн Златоуст был силен тем, что доходчиво обращался к огромным толпам народа и мог этим совершенно диким людям (читая его проповеди, можно понять, к кому он обращался — к практически совершенно диким людям, вчерашним язычникам, хотя и крещёным, но остававшимся ещё в душе язычниками), умудрялся объяснять основные истины веры. И эти люди, вместо того, чтобы ходить в воскресные дни неизвестно куда, приходили в церковь и стояли на службе, а потом слушали его проповеди, при том, что богослужение само по себе было не очень коротким, а проповедь Иоанна Златоуста обычно занимала около часа — т.е. это примерно как киносеанс в современном обществе. И люди ходили и слушали. Это было в античном, хотя и христианском обществе таким вот очень важным времяпровождением — вчерашние язычники слушали проповеди Златоуста. Этим вот особенно был знаменит святой Иоанн, и за это он и получил своё прозвище — Златоуст.

А святой Василий Великий был особенно знаменит своей большой ученостью и не только излагал высокие догматические истины, но изложил и учение о сотворении мира так, чтобы сказать одновременно и о том, что об этом говорит Библия и Священное Предание, и о том, что об этом говорит современная (но современная не нам, конечно, а святому Василию) наука. Учение о сотворении мира он изложил в своих беседах на Шестоднев, которые тоже произносились в церкви, в том числе для простых людей, которых святой Василий поднимал до своего уровня образованности.

И, наконец, святой Григорий Богослов — это тот отец, в творениях которого высокое богословское учение соединено прямо с небывалой поэтической красотой.

И вот, ученость, красота и простота изложения для народа — это те три добродетели, которые необходимы для христианской проповеди, и которые олицетворяются этими тремя святыми и должны следовать друг с другом и друг за другом; и именно это символизирует сегодняшний праздник, объединяющий этих трех святых. Молитвами их и других святых да подаст нам Господь стоять в их вере и да вразумит нас, чтобы и в нашей проповеди было хоть немножко и от доходчивости для народа, и от учености, и от красоты. Аминь.

Источник: http://www.st-elizabet.narod.ru/grr_propovedi/2001_2002/prop02_05_12.htm

Реклама