Метки

, ,

12 марта, пгт. Томашполь.

«А мы сегодня изнутри разрушаем свою Державу, свою Церковь, свой народ. Простите, но такая боль, что я не могу уже молчать. Почему такие отважные идем бьем священников, тех бабушек? Что вы творите?! Идёте на беззащитных, которые молятся за Украину, за народ. Да, они мирные, спокойные и не возьмут в руки оружия. Но Христос над нами», – сказал протоиерей Иоанн Журжик, настоятель храма села Отченашевка.

«Если сегодня отдадим свою церковь на поругание, то какое будущее ждет наш народ?!«

Митрополит Могилев-Подольский и Шаргородский Агапит пояснил: «Мы собрались перед администрацией, чтобы просить у власти помощи. Чтобы власть помогла нам в мире пройти дни Великого поста, чтобы могли молиться в своих храмах, которые построили деды-прадеды. Это молитвенное стояние, потому что мы законопослушные граждане нашего государства, чтобы был мир и согласие на нашей земле».

«Политики цинично подкупают людей, чтобы прийти и закрыть храм, обвешать замками. Где это такое может быть в наше время? И такие у нас политики нечестные, которые этим занимаются, хотят поднять свой рейтинг. Потому что ничего не надо вкладывать – только подстрекать народ. И простые люди не имеют где помолиться».


Агрессивное меньшинство определяет судьбу целого народа. Митрополит Августин

Митрополит Белоцерковский и Богуславский Августин (Маркевич):
Это не демократия, если религиозная община решает остаться в УПЦ, а территориальная община проводит своё собрание…

Надо так жить, чтобы на Страшном Суде не оправдываться, а здесь – чтобы вашим детям не было стыдно за вас. Кто видел кинохроники 20-30 годов судовых процессов над «шпионами»,  когда невинного человека судили, аплодировали в ладоши все вместе, и плохие слова говорили, — а у них уже внуки сейчас, и не признаются, что то его дед был. Так и сейчас.

Агрессивное меньшинство определяет судьбу целого народа.

Это обидно, это не демократия, но это реалии… Когда постоянная религиозная община, постоянная, действующая, вместе со священником решает остаться в составе Украинской Православной Церкви, а территориальная община делает альтернативное собрание, то куда деваться тем священникам?.. Это, как минимум, нечестно. Ну, стройте себе.

Кое-кто упрекает, — а что мы живём в этом селе, и не можем решать? Говорю — территориальная община всегда больше религиозной общины, потому что в территориальную общину входят не только православные, но и протестанты, неверующие, не крещёные и иноверные. Если бы это было одно и тоже, то никто бы не делал религиозную общину, есть голова села, есть сельсовет… Нет, это разные вещи. Поэтому, люди видят… Вот эти притеснения, гонения.

Однако, я боюсь, что гонения – это будет очень пафосно. Начались гонения. Вопрос — куда гонят? – к Христу гонят. — Так это же хорошо, не от Христа ведь нас гонят, а ко Христу, к Церкви.

Гонения — это что-то другое, а никто не стреляет. Вспомните историю, есть хроники, 100 лет назад что творилось, и священники, и люди. Сразу, как плевелы, — где бурьян, а где пшеница, — сразу определялось где кто. Часть людей, часть священников сразу перешла в обновленческую церковь. Такая патриотическая была — Христос первый коммунист, власть советская — это очень хорошо, нужно поддерживать, а вы (каноническая церковь) — вы тихоновцы, вы контра, вы против счастливой жизни. Их преследовали. А обновленцы — вот патриоты, — мы строим счастливое будущее. Часть священников за штат ушла, и дома сидели, кто-то в бухгалтера пошёл, кто-то в учителя — нет, нельзя было, — сторожем. Были такие, что и предавали — становились учителями, пропагандистами. А кто-то пошёл на испытания — кого-то арестовывали, отправляли в ссылку, расстреливали, исповедники были. Потом прошло время, и мы увидели, кто есть кто.

Сегодня что-то похожее происходит. Мы счастливы, что можем засвидетельствовать Богу Отцу, Его Сыну, Христу нашему и Спасителю, и Духу Святому, Которым всё живёт и движится, и Церковь действует, что мы верные. И мы не случайно шли и пели «Символ Веры», потому что мы этим живём.

Мы, когда поступали в семинарию, видели, что со священниками делают, как их преследуют, и знали, на что идём. А молодые священники уже шли в семинарию в 90-х годах, когда всё было в фаворе. Священник насколько был уважаемый, кто шёл в депутаты — без конкурса, только потому что батюшка. Сейчас всё изменилось. Священник мог просить будь-какого благодетеля, даже коммуниста, — помогали все, вспомните Кравчука. И неожиданно началось, всё перевернулось до горы ногами. Им это страшно. Ну а мы…

Я был, как сын священника, школьник. Приезжают с области, с района в нашу сельскую школу, меня зовут, эдакие дядьки большие, 20-го — 30-го года рождения. И говорят мне — тебе не повезло с отцом, ты бедный ребёнок, но ты вырастишь и будешь умным, ты поступишь… Поступай в пионеры, поступай в комсомол. Я — да нет, нет. — Вот видишь, как тебя затуркали. Таким образом. Потом я становлюсь священником, 27-28 лет, в Корыстыни, а меня вызывают — ты зачем детей религии учишь? Ты чего проповедуешь много, ты чего агитируешь? Ты смотри… — Уже мои ровесники. А теперь мои внуки, по возрасту, дети мои, учат, как Родину надо любить. Это уже третье поколение воспитывает. Я говорю, нам дадут спокойно умереть или нет, гонители?

Возьмите Рудое село. Отец Игорь уже сколько тут служит? — двадцать пять лет. Это целое поколение, а то и больше. Он крестил, миропомазывал, причащал, венчал, отпевал, молился, — и что теперь? Что изменилось? — Вот психология этих людей… Вы ж с этой церкви — вы в ней крестились, венчались. Что изменилось? И что не видно, что то нечистая сила, бесы?

А как оно началось, тогда в 91-м, с закваски этой лукавой, — не искренности, не правды, —  так эстафету эту и передают, и передают. И сегодня — что изменилось? И Господь говорит фарисеям — горе вам! Он с блудницами разговаривал, с мытарями, — как говорят, с пьяницами общался. А на фарисеев говорил — горе вам! Потому что, то люди, уже гнилые… Знаете, как гробы крашенные, сверху красивые.

Потому посмотрите туда на сцены, на трибуны, — кто там выступает? Они искренние люди? И говорят, почему мы такие? Говорят — почему бедные? — потому что дурные. Почему дурные? — потому что бедные. — Это неправда. Не потому. А потому что нас ведут фарисеи, лукавые люди. Лукавые. А что такое лукавые люди? — Вначале кричат — «Осанна!» А потом — «Распни Его!» Неужели вы думаете, что люди за три дня так с ума посходили, так изменились? — В воскресенье встречали, а в пятницу уже кричали …? А почему? — Так воспитали, так убедили.

Так и Церковь. Так и те руководители, которые сегодня так к нашей Церкви относятся, они же были в нашей Церкви, нашей! — Воспитание! И вспомните, и действующие, и те, что раньше были. — И, вдруг, что?.. Я не знаю, что хуже — флюгер, или фарисей? — тут надо разобраться. Ну флюгер, тут можно ещё что-то, его видно. А фарисей — всегда, всегда он сверху… Аминь.


Три месяца ПЦУ — ИТОГИ!

Реклама