Метки

,

«Один афонский старец как-то сказал: «Не упускайте возможности угодить Богу ласковым обращением с людьми». Мы порой ищем, что можно сделать хорошее для своего спасения, и не замечаем, что такая возможность рядом. Она предоставляется нам почти каждую минуту. Напротив, постоянной раздражительностью мы обезцениваем наш труд».
Иеромонах Иов (Гумеров)

Служить кому-то — это самая большая награда для меня. Притча

Один господин часто сетовал на то, что большая часть его рабов нерадивы, и даже самые верные из них далеки от совершенства. «Вот если бы у меня был хоть один совершенный раб, я был бы счастливым господином», — не раз говаривал он.

И вот однажды некий купец пришёл к этому господину и сказал:

— Мне рассказывали, что ты ищешь совершенного раба и, я думаю, не пожалеешь денег, если такой раб найдется. Так вот, у меня есть то, что ты ищешь. Это поистине безукоризненный раб, имея которого ты будешь вполне счастлив.

Господин захотел приобрести этого раба и не пожалел серебра. Едва покупка состоялась, господин тут же захотел проверить нового раба.

— Ступай к поварам и принеси мне снеди, — приказал господин рабу, — я что-то проголодался.

Раб тотчас отправился на кухню и вскоре вернулся оттуда, неся на одной руке поднос с едой, а в другой руке держа подушку с накидкой.

— Зачем же ты несешь подушку с накидкой? — удивился господин. — Ведь я просил только пищи.

— Да, мой господин, — отвечал раб, — но после сытного обеда мой господин наверняка захочет отдохнуть. Для этого и подушка.

Отобедав и выспавшись, господин снова призвал нового раба:

— А теперь я хочу немного проветриться. Приведи ко мне из конюшни моего лучшего жеребца.

Через некоторое время раб привёл жеребца, на котором лежало несколько мягких тюфяков.

— Зачем же нужны эти тюфяки? — удивился господин.

— Я постелю их под жеребцом, так будет надежнее.

Господин рассмеялся. Тут же привычным движением он попытался сесть верхом на жеребца, но вдруг упал на землю. Хорошо, что под ним оказались мягкие тюфяки.

— Этот нерадивый конюх не закрепил седло! Сейчас же найти и наказать его! — в гневе закричал господин.

— Всякое бывает… — тихо промолвил новый раб.

— Что ж, — сказал господин, придя в себя, — такой предусмотрительности я ещё не встречал. А знаешь, я, пожалуй, возьму тебя с собой на пир, который устраивает один мой давний друг. Уже много лет подряд мы веселимся с друзьями в назначенный день, и каждый год всё пуще.

Перед тем как отправиться на пир, господин приказал новому рабу принести для себя праздничные одежды. Раб принёс праздничное платье, а вместе с ним тонкую кольчугу.

— Зачем же кольчуга? — Вновь удивился господин. — Ведь мы идём на пир друзей.

— Она так тонка, что совсем не помешает моему господину, — отвечал раб.

Господин все-таки согласился надеть кольчугу под праздничное платье.

Пришли на пир. Началось веселье. А когда все изрядно напились вина, один из друзей господина затеял спор и, не сдержав себя, схватил со стола нож и ударил господина. Если бы не кольчуга, тот упал бы замертво. Спорящих разняли. Пир закончился. А когда господин со своим рабом вернулись домой, господин спросил:

— Откуда же ты знал, что так произойдёт?

— Я не знал этого наверняка, но знаю верно, что там, где поводом для дружбы бывает одно веселье — недалеко до беды.

Господин задумался и ещё более подивился своему новому рабу: «Как бы ещё испытать его?»

— Вот что, — сказал он. — Сегодня из дальнего путешествия возвращается моя супруга. Я хочу показать тебя ей. Ты и правда дорогого стоишь. Ступай, хорошо умойся, расчешись, оденься в чистое платье, которое тебе выдаст прислуга. Когда придёт время, я позову тебя.

Вскоре вернулась домой супруга господина. Беседуя с ней, господин не мог нахвалиться своим новым рабом. Супруге господина не терпелось увидеть этого раба. Тогда господин велел позвать его. Тут явился новый раб: вместо новой одежды он был одет в рубище, весь в грязи, с измазанным сажей лицом, причём передвигался он на четвереньках и слегка похрюкивая. Увидев это, господин потерял дар речи. Супруга же господина от души рассмеялась:

— Что ж ты не сказал мне самого главного — что это жалкий лицедей! Да, хорош твой новый раб. Эй, а блеять козленком ты умеешь?

— Ме-е-е-е, — с радостью заблеял новый раб и, подойдя к госпоже, покорно лизнул её сандалий.

Госпожа была несказанно рада. А когда она удалилась по своим делам, господин в недоумении спросил раба:

— Но это, это ты зачем сделал?

— Да не разгневается мой господин. Ревность — тяжкое бремя. Я знал, что ты будешь хвалиться мною перед своей супругой и можешь заставить её ревновать. Показаться юродивым не так уж трудно, если это нужно для сохранения мира.

Шло время, и господин не мог нарадоваться на своего нового раба. Ему даже казалось, что этот раб заботится о нем лучше, чем он сам мог бы позаботиться о себе. И все-таки что-то не давало господину почувствовать себя вполне счастливым.

Однажды господину захотелось прогуляться в горах. Новый раб должен был сопровождать его. Поднявшись на вершину одной горы, они оказались недалеко от пропасти. Тогда господин сказал:

— А теперь, раб мой, я повелеваю тебе броситься вниз.

Господин был уверен, что благоразумный раб этого не сделает. Но раб неожиданно приблизился к господину, крепко схватил его и повлек за собой. Через мгновение они уже были в шаге от бездны.

— Что ты делаешь! — вскричал господин.

— Да не разгневается мой господин. Я знаю, что быть повинным в смерти человека — это великая мука. Если бы я погиб по твоему приказу, тебя бы всю жизнь терзала совесть. Вот я и решил избавить тебя от этой участи.

— Неужели ты и вправду собирался сбросить нас обоих в эту пропасть? — изумился господин.

— Да не разгневается мой господин на лукавого раба, — тихо улыбнулся раб. — Страх перед смертью весьма отрезвляет. Конечно, я не допустил бы твоей погибели. Впрочем, как и ты моей. Не так ли?

Господин был поражен до глубины души. Молча возвратились они домой. А перед сном господин призвал своего раба и сказал:

— Я долго испытывал тебя и не увидел за тобой ни малейшего изъяна. И теперь я хочу наградить тебя. Наградить высшей наградой, которую может получить раб от господина. Хотя ты и очень дорог мне, но… я дарую тебе свободу. Ложись спать с миром, а с завтрашнего утра живи, как хочешь, и делай, что пожелаешь. Ты свободен.

Он сказал это с грустью. Ведь, несмотря на то что его новый раб и правда оказался совершенным, господин так и не пережил счастья, о котором мечтал.

Раб удалился. Миновала ночь. А утром, в обычное время, когда господин проснулся, раб пришёл к нему с умывальным прибором, как приходил ежедневно.

— Ты ещё здесь? — удивился господин. — Но я же сказал тебе, что отныне ты свободен и не обязан мне прислуживать.

— Я прислуживал тебе не потому, что назывался рабом.

— Тогда почему же? — изумился господин.

— Потому что служить кому-то — это самая большая награда для меня.

Долго смотрел господин на своего нового раба, не зная, что сказать. И вдруг произнёс:

— А я чем-то могу послужить тебе?

В этот момент он почувствовал себя самым счастливым господином.

Архимандрит Андрей Конанос: «На меня произвели впечатление слова Святителя Нифонта Константинопольского: «Когда ты на кого-то смотришь, мысленно упади ему в ноги и поклонись». Можешь ли ты наклониться? Наклониться, как это делают пшеничные колосья? Когда пшеничный колос вырастет и накопит зерно, он становится тяжелым, и наклоняется, и глядя на него, ты говоришь: «Есть зерно, есть содержимое». Если у тебя есть содержимое, ты наклоняешься, когда содержимого нет, тебя ничто не клонит к земле, и ты летишь в облаках».

Храни, Господь, людей родных,
Звоним которым очень часто,
И от души желаем счастья,
И тихо молимся за них…

Храни от бед, потерь, утрат,
От лжи, предательства, злословья…
Наполни сердце их любовью,
Она важнее всех наград…

Храни, Господь, моих детей
От войн и от заболеваний,
От горьких разочарований,
И от влиянья злых людей…

Храни, Господь, моих врагов
От помыслов греховных жутких.
Им дай друзей хороших чутких,
И также чистую любовь…

Храни, Господь, ушедших всех,
К кому уже не дозвониться,
И в рамке с чёрной лентой лица…
Кого забрал к себе наверх…

Храни, Господь, людей живых…
Мы для кого-то все родные.
Но понимаем лишь седые,
Что жизнь – один короткий миг…

Прости, Господь, что попросить
Мы у Тебя не забываем,
А если в счастье пребываем,
То не спешим благодарить…

Спасибо, Господи, за шанс –
Упав, с колен опять подняться…
Не осуждать, и не сдаваться…
Спасибо! И храни всех нас…

Архимандрит Андрей Конанос: «Как было бы хорошо, если бы нам удавалось создавать вокруг себя атмосферу спокойствия! Не тревожиться самим и не вызывать чувство тревоги у других людей… Успокойся! Иди медленнее, веди себя тише, говори спокойнее и не передавай своё волнение тому, с кем разговариваешь».

Мы получим что заслужили,
И не надо на жизнь пенять —
Если с бедными не дружили,
То и нас избегает знать

Незнакомца обидел словом —
Жди что резко ответит брат.
Осудил за грехи другого —
И тебе будет мир не рад.

Пожалеешь рубля в кармане —
В магазине забудешь два.
Фразу Занят!бросаешь маме —
Дети те же найдут слова.

Мы живем на одной планете,
Дышим воздухом мы одним.
Нам придется за все ответить,
Если мы не добры к другим.

 

Реклама