Метки

, , ,

Архимандрит Андреас (Конанос) 

«Нервы — скрытый эгоизм»

«Чтобы почувствовать небесное, божественное, человеку нужно сначала избавиться от своей великой идеи, от ложного представления о себе, которое мешает понять идею Бога»

Архимандрит Андреас (Конанос)

Какой-то человек сказал старцу Паисию: «Весь день я сплю». На что тот ответил: «Ничего страшного, пока ты спишь, не грешишь». — Что за люди эти святые? Даже ошибки, грехи и сумасбродство, которые мы им раскрываем, превращают в благую мысль. Потому, что они смиренны. Смирение даёт им возможность смотреть на всё красиво склоняя головы, не вести себя надменно, как мы, говорящие: «Послушай, что тебе скажу, — это оставь, то исправь«. Нет, святые тебе ничего не говорят, ничего не требуют, ничего не ищут, только от себя требуют всего, себя порицают и наказывают, борются. Они любят всех остальных людей и преклоняются перед всеми.

На меня произвели впечатление слова Святителя Нифонта Константинопольского: «Когда ты на кого-то смотришь, мысленно упади ему в ноги и поклонись«. Можешь ли ты наклониться? Наклониться, как это делают пшеничные колосья? Когда пшеничный колос вырастет и накопит зерно, он становится тяжелым, и наклоняется, и глядя на него, ты говоришь: «Есть зерно, есть содержимое». Если у тебя есть содержимое, ты наклоняешься, когда содержимого нет, тебя ничто не клонит к земле, и ты летишь в облаках.

Но ты хочешь видеть себя, хочешь отличаться. Так, пшеничный колос в начале своего роста, скажем, в своем младенческом возрасте. Таков, например, юноша, который красив, но эгоистичен. Он трудно смиряется, потому что он высокого мнения о себе, он навязывается, хочет быть замеченным и услышанным. Поэтому великое дело иметь смирение, просить смирение от Господа, преклоняться перед Господом, дабы Он нас видел смиренными и благословлял нас.

Давайте будем очень осторожными, потому что, в конце концов, гордость и есть наша самая большая проблема. Для меня самой большой проблемой является мой эгоизм. Ты говоришь, и у тебя тоже. Да, я это знаю, я понял, что это касается и тебя. Если ты задумаешься о моих и твоих проблемах, то поймешь, что во всём, буквально во всём виноват наш эгоизм. Может быть ты возразишь, ну хорошо чем же я так провинился, что заболел, неужели из-за эгоизма я заболел? Нет, наверное, ты заболел не из-за своего эгоизма, хотя эгоизм поражает и тело, но тот протест из-за болезни, который в тебе есть, это опять проявление эгоизма, потому что если бы ты был смиренным, то и болезнь воспринимал бы правильно. Понимаешь это? Потому что сама по себе болезнь не проблема, вопрос заключается в том, как человек её воспринимает, как её толкует, принимает ли её? Во всём виноваты твоё эго. Если ты во всём ищешь вину, если жалуешься, если всем недоволен, если ропщешь на свою жизнь, если тебе чего-то не хватает и ты чувствуешь скорбь — это происходит потому, что тебе не хватает Христа и смирения! Не хватает смирения, но зато много эгоизма.

Кто-то спрашивает, как это могло случиться, откуда такая напасть? — Отовсюду можешь упасть в пропасть эгоизма, никто не укажет тебе безопасный путь, беда может прийти откуда угодно. Как поезд может сойти с рельсов и влево и вправо, так и наша душа. Поэтому говорится, что мы в жизни проходим через множество ловушек. Поэтому и поём во время Великого Поста: «Душе моя, душа моя, восстани, что спиши?» И потому, что приходят искушения и бросают тебя в сети эгоизма. Дьявол больше всего хочет завлечь нас в ловушку эгоизма, как когда-то завлек наших прародителей, заставив их высоко ценить себя и считать свое мнение единственно верным. Так и мы повторяем вслед за ними: «Как я говорю, так и должно быть, то, что я надумал — правильно, так и должно быть, всё, не хочу это обсуждать, я настаиваю на своем мнении».

И на самом деле все мы страдаем от своего эгоизма. Больше всего страдаем от тайного эгоизма, который подлее и опаснее, потому что его не видно. Скрытая гордость больше всего вредит человеку, потому что чем гордиться грешнику? Даже если он эгоист, то если он осознает свой грех, он будто говорит: «я стал посмешищем в моем микрорайоне, меня все знают, все знают, что дома мы ругаемся, что я употребляю наркотики, все знают какой я плохой».

В отличие от этого человека тебя считают хорошим. У хорошего человека более коварный эгоизм, потому что он не проявляется открыто. Тот, кто отчаянно грешит на глазах у всех, добивается того, что люди презирают его и гнушаются им, и это его шанс, потому, что когда люди отворачиваются от тебя, тебя любит Бог! Понимаешь ли ты это? Бог любит грешника, от которого ты отворачиваешься. Когда ты видишь на улице кого-то открыто согрешающего, ты возмущаешься и говоришь: «До чего мы дошли? Что это за общество? Что за люди?» — Своим презрением выливаешь на него ушат грязи, таким образом, это смиряет его, ты проигрываешь, он выигрывает. Ты проигрываешь, потому что отворачиваешься от человека, которого эгоизм виден, и проигрываешь, потому что отворачиваешься от человека, который имеет какую-то видимую гордость. Когда же ты увидишь свою собственную скрытую гордость, гордость, которую никто не видит, о ней знаешь только ты, и Господь возможно знает этого и духовник если он когда-нибудь успеет тебе что-то сказать, слегка касаясь того, о чём тебе неприятно слышать, касаясь тех мест, где ты испытываешь боль.

Люди презирают грешников, отворачиваются от них, и в этом людском презрении грешники умываются от грехов. Знаешь ли ты, от кого должен отвернуться скрытый эгоист, так называемый хороший человек? — От себя. -Это его умывание. Есть ли ты отвернёшься от своего эгоизма, то умоешь свою душу. А ты сможешь себе сказать: «Вот люди считают меня хорошим человеком, а я стыжусь самого себя, я чувствую отвращение глядя на себя. Они называют меня хорошим человеком, но я знаю какой я обманщик и лицемер, они просто не знают, не могут знать о моих страстях, о моих немощах, моих пороках, моей тайной жизни, о моих словах, о моих фантазиях, о жизни в моем доме, о том, как я отношусь к своим близким. Я совсем не таков, каким я кажусь, я плохой человек».

Если ты не стыдишься своих скрытых дел перед окружающими тебя людьми, то это означает, что твои дела тебе нравятся, поэтому ты повторяешь их. Некоторые люди жалуются своему духовнику: «Знаете ли батюшка, ваши слова оскорбили мое честолюбие, вы оскорбили мой эгоизм». Нет ничего плохого в том, что оскорбят твое честолюбие, эгоизм, не безпокойся о них. Когда оскорбят твоего брата, иди, помоги ему, но когда оскорбят твой эгоизм, брось, забудь о нём. Но как это сделать? — Брось своё раненое я, оставь его, чтобы оно умерло полностью, не совершай попыток реанимировать его, не ходи к духовнику, чтобы он приласкал твой оскорблённый эгоизм, а, наоборот, пойди, чтобы его полностью умертвить. Не стремись к тому, чтобы рассказать, как несправедливо с тобой поступили, расскажи — я виноват. Если ты ищешь оправдание, как воскресишь свою душу?

Мы имеем очень высокое мнение о себе, наших достоинствах, своём эго. Некоторые люди жалуются мне: «Не приходит вдохновение от Бога, я не чувствую Господа«. А чтобы почувствовать небесное, божественное, человеку нужно сначала избавиться от своей великой идеи, от ложного представления о себе, которое мешает понять идею Бога.

В человеке эгоизм полностью занимает наше воображение и мысли. Каждый из нас придумывает свои сценарии, имеет свои представления обо всем, и, в первую очередь, о том, кто я такой, и чем выделяясь на фоне других людей.

Ммиренные люди — это очень хорошие люди, я бы сказал, что они лучшие люди на свете. Приятно встретить в своей жизни смиренных людей, чтобы взять сладость из их сладких душ, научиться у них покою, радости, тишине, научиться смирению. Хорошо сделать что-то маленькое и смиренное. Плохо делать что-то большое и эгоистичное. Хорошо сказать короткую молитву, потому что это ты можешь сделать, это исходит из твоего сердца, и это прекрасно. Эгоистично притворяться, что ты великий молитвенник, потому что люди смотрят на тебя и говорят — посмотрите, как он долго молится! Сделай что-то маленькое, но сделай это со смирением.

Есть некоторые люди, которые постятся только по средам и пятницам, по разным причинам они не могут поститься сорок дней. Тем не менее, у них есть духовная простота, смирение, они признаются, что не справляются, и даже говорят — как я могу сравниться с вами, подвижниками? Не удивляет ли тебя этот смиренный человек? — Удивляется, что ты постишься, он восхищается тобой, неужели это неудивительно?

Возможно, кто-то скажет — конечно, он удивляется мне, как же ему не удивляться, если я соблюдаю пост более 40 дней, а он всего два дня постится? Если говоришь так, то ты потерял свою награду. Неужели ты не понимаешь этого? — Чтобы заслужить награду, всё надо делать со смирением!

Мы, христиане, говорим, что мы Христовы. На самом деле, чтобы быть Христовым, надо быть смиренным. Мы совершаем много хороших дел, но, чаще всего, из них ничего хорошего не получается, потому что от них не исходит аромат смирения. Поэтому люди, которые находятся рядом с нами, не ощущают наше смирение. Смирение — это то, что благоухает благодатью, благословением Божиим, Божиим прикосновением. Но мир через нас его не ощущает. Тех, которые обладают смирением, люди сразу узнают. Мы, остальные, лишь говорим, говорим, говорим всё о хороших вещах, о смирении

Какой-то человек хотел стать священником и сказал себе, — прежде чем я стану священником, я поеду в монастырь и останусь там, чтобы помолиться. Буду там 40 дней, как это сделал Моисей, как это сделал Христос, постясь 40 дней в пустыне. Он пробыл в монастыре около 30 дней и ему сообщили, что что-то случилось с его родственниками. Ему надо было вернуться домой, но он очень переживал. Он говорил, — что мне делать, я же сказал, что останусь в монастыре на 40 дней? Поеду, а затем вернусь, чтобы выполнить свое обещание. Иначе, что я скажу людям? Что был в монастыре всего 35 дней? Нет, я хочу пробыть здесь 40 дней, как Моисей и Христос, чтобы потом я мог говорить об этом людям и радоваться. Тогда другой человек, мудрее его, сказал ему — подожди, ты собрался стать попом. Попом они папой? Иными словами, — прими все, как есть, буть смиренным. Священник должен быть смиренным, а это означает любить смирение, если ты должен пробыть 35 дней, вместо 40, и в течение этих дней ты сумеешь смириться и скажешь — я не достоин быть здесь столько же дней, сколько Моисей и наш Господь, но и те дни, которые я провел в монастыре, я только зевал, а не молился, это будут правильные слова. Ты обретешь награду.

Тот человек хотел остаться в монастыре 40 дней, чтобы хвастаться, чтобы потом рассказывать, что сделал что-то большое, как святые и подвижники, и следовательно приблизился к ним. Это страшная вещь. Я хочу тебе сказать — вообще не ходи подвизаться, не нужно уходить на 40 дней в горы, чтобы подготовиться к чему-нибудь, останься дома, ешь ту еду, что едят все остальные, положив в еду немного растительного масла. Она не помешает, только бы ты смирился, только бы немного ранить тот эгоизм, который присутствует в тебе, потому что иногда пост без растительного масла может сделать человека ещё большим эгоистом. Кто-то сейчас может сказать — ты что пост отменишь? Нет, не пост, а эгоизм наш.

…Если от поста без растительного масла и аскетического подвига, который ты совершаешь усердно молясь, или от большой милостыни, которую ты раздаешь, — если от всего этого ты ищешь похвалу и одобрение, значит в тебе присутствует эгоизм. Этот эгоизм проявляется во всем, в твоей жизни, и разрушает отношения с близкими, с детьми, с коллегами по работе.

Эгоизм проникает во все сферы твоей жизни, начиная с того, как ты сидишь, как одеваешься, как причесывается, как ходишь, как говоришь. Какой-то человек говорил о старце Паисие — у этого человека огромное смирение. Он сказал так потому, что однажды увидел как старец Паисий очищает от кожуры апельсин. Неужели смирение видно в том как ты очищаешь от кожуры апельсин? — Да видно, поверь, эгоизм проявляется и в том как ты чистишь апельсин. Знаешь, как когда ты держишь его в руках с таким выражением, как будто хочешь сказать, я купил его, это мои деньги, я работаю, а ты не работаешь, а ну-ка подожди христианин, твой ли это апельсин. Ты видишь его, но не думаешь о Божьем даре, не думаешь проявить благодарственное расположении духа и сказать — слава Богу, съем апельсин, чтобы освежиться.

Ты работаешь, молодец, но этот апельсин, — ты ли его сделал, ты заплатил деньги, но кто дал вкус апельсину, твои ли деньги это сделали, кто дал цвет, — твои ли деньги, знаешь ли ты, что такое витамины? Апельсин полон жизни, следовательно витамины дают тебе жизнь, жизненную силу, — кто тебе их дает, неужели твои деньги?..

Наши действия несут в себе или смирение, или эгоизм, — хорошо, чтобы смирение присутствовало во всем, — начать с чего-то маленького и сделать это со смирением и естественно, а потом постепенно расширять круг своих действий, я не говорю вам, чтобы вы расслаблялись и не внушая вам что не надо ничего делать я говорю лишь о том что не надо надеяться на добрые дела которые мы делаем, и о том, что делать их нужно правильно, то есть отдавать себе отчет зачем и для кого мы это делаем, ради Бога, или ради себя. Господь говорит нам, что мы не должны судить, но должны ревновать смирению святых, и желать его. Если бы ты была смиренной, ты была бы самым хорошим человеком на земле, была бы самой хорошей женой на свете, для мужа ты была бы его мечтой, драгоценным камнем, но тебе не хватает смирения. Не тебе одной, и мужьям его не хватает, — и всем нам него не хватает, на самом деле нам не хватает, не того, что мы видели в витрине магазина, не нового телефона или автомобиля, нет, нам, в первую очередь, не хватает смирения. Либо мы бы имели, то по-другому смотрели бы на все вокруг нас, по-другому бы поступали и в целом наша жизнь была бы намного лучше и гармоничнее.

Я знаю смиренных людей молодых и старых мужчин и женщин, которые не хотят слышать о себе хорошие слова, это мне нравится. Однажды я присутствовал на проповеди одного епископа, который был хорошим проповедником, — он прямо заявил своим слушателям если вам понравилась проповедь и вы похвалите меня я буду очень рад, но не скрою, если вы скажете что она вам не понравилось, мне будет не приятно это слышать, я буду страдать и целую ночь не смогу спать. Думаю об этом, мне понравились его честность, его смирение, даже если то, что он сказал, было правдой, хотя я лично не верю этому, но это признание своего эгоизма таит в себе зачаток смирения, это значит признать в себе эгоизм и сказать — я такой эгоистичный. Даже симпатичным становишься, когда признаешься в своей измене, так что имейте это в виду, когда вас хвалят, что вы получаете от этого? — Неужели похвала вам дарит непрестанную молитву, неужели похвалой ты меня сделаешь добрее, неужели ты зажег мое сердце любовью ко Христу, потому что сказал мне молодец? — Ничего такого не произошло, важно то, что Бог скажет о тебе, — это имеет значение…

Все прочитанное и услышанное сказано другими людьми раньше нас, мы хвалимся чужими вещами, похвала удовлетворяет наш эгоизм, также как наркотик усыпляет. Я не имею ввиду, что не надо говорить хорошие слова другому человеку. Говори, но не произноси телесную похвалу. Иногда кому-нибудь действительно необходимо одобрение.

Поощрения. Ребенка надо поощрять, когда он колеблется, когда видишь неуверенность на его лице, — надо сказать ему — молодец, прекрасно получилось мальчик мой, молодец. Делай так один, два, три раза, но затем он начинает портиться от похвал, это ничего хорошего не дает душе. Тоже самое происходит и у взрослых, мы начинаем важничать, и все хорошее в нас умирает. Необходимо реально смотреть на жизнь, чтобы понять, что каждое благое — не я, каждый дар приходит свыше от Господа, Который создал звезды на небе, и все хорошее на земле, смиряет и дает нам, нашему разуму все хорошее, здесь на земле для нашего просветления, но все данное не является твоим, что здесь является твоим твое тщеславие, пустая слава наполняет твою душу, ты не чувствуешь себя удовлетворенным, тем что делаешь, не можешь успокоиться, ты недоволен. Наверное, ты хочешь идти вперед, остановись, убери эгоизм из своих действий, из всех своих движений, спрячься чтобы преуспевать в духовной жизни. В церковной жизни ты не нуждаешься в рекламе, ты должен смириться, спрятать себя, как прячутся цикламены…

Когда Бог захочет, он выведет тебя на поверхность. Когда Бог захочет, то приведёт людей и тебя укрывшегося найдут и покажут другим людям в духовной жизни. Неуместно притворство, смири свой эгоизм и если ты примешь со смирением боль, которую другой человек тебе причиняет, то станешь добрее из-за этой боли и этой горечи потому что вместе с этим горем,  ты проглатываешь Божью благодать, которая  делает слаще, и превращает траву жизни в elixir. Что хочешь, сесть на трон, на скамейку? И скажи кто я, кем являюсь, высокого мнения о себе — диплом и что из этого? Половина Греции получают дипломы. До чего мы дошли, есть ли у нас смирение, если у нас любовь, стал ли мир лучше?..

* Текст по видео «Когда мы нервничаем, что происходит? Мы не такие какими кажемся! Андреас (Конанос)»


Когда мы нервничаем, что происходит? Мы не такие какими кажемся! Андреас (Конанос)